Новости

21.11.2003 03:30
Рубрика: Культура

Укрощение строптивых

На экраны выходит фильм братьев Коэнов "Нестерпимая жестокость"

Их новый фильм "Нестерпимая жестокость" вышел на массовые экраны, что для героев заносчивого артхауса - ЧП. Это многих даже озадачило: герои "элитарного кино", прославленные иронисты, утонченные интеллектуалы вдруг опустились до комедии для толпы. Пригласили самых гламурных артистов Голливуда - лощеного Джорджа Клуни и ослепительную Кэтрин Зету-Джонс, поместили их в интерьеры роскошного Беверли-Хиллз и дали им сценарий на расхожую до пошлости тему - сексуальной баталии между мужчиной и женщиной. "Укрощение строптивой" и "Укрощение строптивого" в одном флаконе.

Клуни играет Майлса Массея, лос-анджелесского адвоката, специалиста по бракоразводным процессам. Он так успешен, что ему уже скучно. Зета-Джонс играет Мэрилин, женщину-таран. Она на грани очередного развода - наняла частного сыщика, получила неопровержимые доказательства неверности мужа и предвкушает хороший куш, который получит в виде отступного. Оба героя по разные стороны баррикад, потому что Майлс представляет интересы мужа. Идет расчетливая игра в кошки-мышки, цель которой - с помощью браков-разводов отнять друг у друга очень большие деньги и сколотить очень большие состояния. Игра азартная, процесс не менее важен, чем результат. И конечно, противники не только поднимут друг на друга руку, но и положат друг на друга глаз. При этом они останутся противниками, и схватка продолжится с непредсказуемым результатом, потому что по натуре - оба победители.

Сюжет, как говорится, самоигральный, вопрос в том, как он сделан. Братья Коэны здесь во всеоружии: картина не только безукоризненно смешна от первого до последнего кадра - она и пародийна, и иронична, и вызывает массу забавных ассоциаций с киноклассикой. Клуни откровенно носит маску фатоватого Кларка Гэйбла и костюм начищенного до блеска Джеймса Бонда. Зета-Джонс смахивает сразу на всех роскошных героинь Голливуда его лучших лет - от 30-х до 50-х. Герой Клуни поглощен своими шикарными зубами - любуется ими поминутно, ласкает, холит, лелеет и не упускает ни одного случая полюбоваться собой в любой отражающей поверхности - в зеркале или хотя бы в ресторанной ложке. Красота Зеты-Джонс нестерпима, как и ее хладная жестокость уверенной в себе хищницы. Все в кадре - виллы, отели, апартаменты - преувеличенно красиво, шикарно, краски только яркие, линии торжествующе изысканны. В небольших, но бенефисных ролях очень смешные Джеффри Раш - ревнивец телепродюсер, Билли Боб Торнтон - глупый нефтяной магнат-ковбой и знаменитый шоумен Седрик-Конферансье, изображающий частного сыщика со всеми ухватками эстрадной звезды. Ансамбль настолько совершенен, что в каждой из ролей невозможно вообразить никого другого.

Путь картины к экрану для Коэнов нетипичен: обычно они все придумывают сами, а тут идея пришла со стороны. Сценарий братья писали не для себя, и он пролежал на студии лет восемь, выдерживаясь, как марочное вино, пока им не заинтересовался Клуни. И тут вдруг Коэны поняли, что хотят поставить картину сами: "Такой материал не стареет!" Они считают, что суперроскошный антураж и нравы респектабельного Беверли-Хиллз - сами по себе великолепный материал для комедии: "Настоящая комедия положений всегда про богатых".

Джеффри Раш сравнил каждый новый фильм братьев Коэнов с путешествием на новую планету. Но это, добавил он со значением, всегда планета их личной солнечной системы. И сколько еще этих планет у них в запасе - остается только восторженно гадать.

Культура Кино и ТВ