Новости

21.11.2003 01:50
Рубрика: Власть

Свобода на фоне вечности

Политологи перемыли кости СМИ

В фонде "Единство во имя России" прошел "круглый стол" на эту тему. Саму тему модератор дискуссии президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов причислил к разряду "вечных". Но, считает политолог, стоит взять на вооружение тезис Томаса Джефферсона, который между правительством без прессы и прессой без правительства уверенно выбирал второе. "Если не давать резвиться журналистам, резвиться начинает власть, - считает Никонов. - А она способна причинить больше неприятностей, чем все СМИ вместе взятые".

Виктор Кувалдин ("Горбачев-Фонд") не согласился с тем, что граждан свобода слова не интересует: "Люди просто об этом не думают", но их судьбы прямо зависят от этого. Политологу странно, что при обсуждении проблем взаимоотношений власти и СМИ, из поля зрения спорщиков выпадает категория "общество". Но, считает он, мы наблюдаем сейчас, как проходит очень многим выгодная предвыборная кампания без кампании. Создание полноценных СМИ потребует колоссальных усилий, потому что идет вразрез с интересами властной элиты.

Марк Урнов (фонд "Экспертиза") видит роль СМИ в том, чтобы обеспечивать конкуренцию между разными группами элит - и тем самым способствовать их обновлению. По его мнению, эту функцию они практически не выполняют. Даже в ельцинские времена конкуренция была, правда, "грязная и мерзкая". Но не менее отвратительными кажутся политологу журналисты, которые сейчас ведут себя "холуйски, холопски и безвкусно" из страха перед властью. Искоренить его, считает Урнов, - крайне важная, но с трудом достижимая цель: "Мы переживаем глубокий моральный кризис. Но пока не поняли, что мы его переживаем..."

Александр Коновалов (Институт стратегических оценок) вспоминал о той роли, которую сыграла американская пресса в отставке президента Никсона и уходе США из Вьетнама. Печалился: "Раньше ничего нельзя было писать. А теперь все можно, но всем наплевать..." По его мнению, "критическая масса свободной печати не позволяет государству загнивать. И как только приближается к минимуму - процесс гниения налицо".

Как всегда, в подобных дискуссиях ушат холодной воды на спорщиков вылили социологи. Елена Башкирова ("РОМИР Мониторинг") сообщила, что за все последнее десятилетие серьезных исследований на эту тему не проводилось - ввиду отсутствия общественного интереса. Свобода слова для людей не является абсолютной ценностью (в отличие, скажем, от собственной безопасности или интересов семьи). 39% россиян считают, что СМИ предоставлена полная свобода, 32% - думают ровно противоположное. И задала самый болезненный для спорщиков вопрос: а мы-то, мыслители, что делаем? Мы не принимаем решения и не готовы взять на себя эту роль. Александр Демидов, представитель Счетной палаты, и вовсе отказал прессе в праве называться "четвертой властью": сменились механизмы управления и финансирования, сказал он. Журналисты - это наемная рабочая сила, политическое орудие...

"Наемники" в лице Владимира Сунгоркина, главного редактора "Комсомольской правды", и Валентина Лазуткина, бывшего главы Гостелерадио, ныне председателя Совета директоров АО "Электронная Москва" не очень-то и возражали. Разве что привели яркие, запоминающиеся и почти правдоподобные истории собственных взаимоотношений с олигархами, премьер-министрами и прочими представителями "давящих структур". Лазуткин, правда, признался, что испытывает особое давление со стороны Экклезиаста, который справедливо указывал насчет того, что, умножая познания, умножаешь скорбь. И предложил скрепить отношения читателей, писателей и управленцев полноценным законом о телевидении и радио, "десятилетие отсутствия которого мы недавно отметили". Возражений не последовало.

А Виталий Третьяков на прощание привел цитату из студенческих эссе "Где спрятаться от нынешних СМИ?" Самое надежное - спрятаться в них самих. Олигархические и государственные тайны пресса выдать еще может, а вот свои - никогда.

Власть Позиция Фонды, ассоциации и союзы Фонды Журналистика в XXI веке