Новости

25.11.2003 02:45
Рубрика: Культура

Американская внучка

Как кубанские девушки устроили свою судьбу в чужой стране

Бесплатные гастроли

В небольшом домике на улице имени Чернышевского живет казачья семья Твердохлеб. Каждое утро, проводив дочь Лилю на работу, баба Клава поглядывает на калитку. Ждет почтальона в надежде получить весточку от внучки из Америки. Олеся пишет часто, но бабушка все равно переживает.

Олеся Калашникова и еще шесть плясуний из станицы Ленинградской в декабре 2000 года отправились в Америку, где они должны были принять участие в фестивале "Русская зима на Аляске". Все расходы брала на себя принимающая сторона, а организатор гастролей, руководитель танцевального коллектива "Родная сторонушка" Виктор Вирченко, пообещал девушкам, что они еще и подзаработать смогут: американцы национальное искусство очень ценят.

Вирченко со своим колоритным коллективом уже не раз бывал за границей. Афиши на иностранных языках, красочные буклеты, визитки - все это было у "Родной сторонушки". Провожали ансамбль на гастроли всегда с почестями, домой ждали непременно с наградами. Однажды девушки даже снимались в индийском фильме. Но прежде, как правило, билеты и визы оплачивали родители, а на этот раз сказали, что ничего платить не придется.

- Олеся раньше только в Турции была с ансамблем, но мы и тогда ни копейки не платили, - рассказывает бабушка Клавдия Твердохлеб. - Вирченко был у нас дома, видел, что семья скромная, живем от получки до получки. Внучка педучилище закончила, пошла работать, потом в институт поступила, но танцы не бросала. И вот как-то прибегает домой и сообщает, что ее на гастроли в Америку пригласили.

Однако сомнения все же возникли. За несколько дней до поездки, вспоминают родные Олеси, она пришла домой и сказала, что никуда не едет, потому что до нее дошли слухи, что на Аляске никакого фестиваля на самом деле не будет.

- Старики из хора ветеранов начали бить тревогу, - говорит баба Клава. - Они узнали, что Вирченко ездил в Америку к Паше Агафонову, который когда-то в Ленинградской жил. И якобы они там сговорились о поставке наших девочек: Вирченко и задаток за "работу" уже получил. "Никуда Олеся не поедет, - сказала ему мать девушки, - вон что про ваш фестиваль говорят". А он ей в ответ: "Это они от зависти. Я ведь и свою дочку везу".

"Бешеная лошадь" вместо "калинки"

Однако дочь Вирченко долетела только до Москвы, потом вернулась домой. А семь русских красавиц вместо фольклорного фестиваля попали в дом, стоящий в лесу, примерно в 200 километрах от Анкориджа. Забор железный, решетки на окнах, охрана.

- Олеся нам потом рассказывала по телефону, что как только хозяин дома их увидел, сразу начал кричать на Вирченко: "Кого ты нам привез: они же дети еще! Мы договаривались, что наберешь танцовщиц на улице, обучишь их и сюда доставишь. А с этими же мороки не оберешься!"

Несколько дней девушек продержали в лесу, а потом привезли в стриптиз-клуб "Бешеная лошадь", в котором, оказывается, уже давно рекламировалось предстоящее выступление "семи русских красавиц". Здесь-то четыре танцовщицы и были арестованы сотрудниками службы иммиграции и натурализации штата Аляска. Виктор Вирченко с тремя девушками, двоим из которых тогда едва исполнилось по 17 лет, пытался спешно ретироваться на родину, но был задержан прямо в аэропорту и водворен за решетку.

Ему предъявили обвинение по 23 пунктам законов США, связанных с покушением на свободу женщин и детей. Вместе с кубанцем на скамье подсудимых оказались три гражданина Америки: порнобосс Тонни Кеннард, его жена Рейчер и выходец из России Павел Агафонов. Как сообщила судебный прокурор Холли Вейзман в письме, адресованном главе администрации Ленинградского района Александру Барскому, "обвиняемые конфисковали у жертв их визы, паспорта и авиабилеты и заставили танцевать в стриптиз-клубе Анкориджа. Им запрещали контактировать с посетителями клуба и забирали все заработанные деньги". Американский прокурор также проинформировала кубанского руководителя, что семеро его землячек "до окончания судебного процесса взяты под опеку Регионального суда США, правительство оплачивает все их расходы, включая проезд в Америку на суд матерей двух несовершеннолетних девушек".

Очень удивлялась нашим нравам

Ну а районное начальство станицы Ленинградской активно взялось за "спасение" руководителя "Родной сторонушки". Баба Клава убеждена: на заграничных вояжах зарабатывались немалые деньги, и это было поставлено на широкую ногу. Когда в станицу Ленинградскую из штата Аляска прибыли судебный прокурор Холли Вейзман, а вместе с ней сотрудницы ФБР и миграционной службы, то они с удивлением узнали, что пострадавшим здесь некоторые считают Вирченко - даже комитет в его поддержку создали. Бабушке Олеси Калашниковой, которая пришла на встречу американок с членами этого комитета и пыталась вступиться за свою внучку, не только не дали слова, но и затолкали ее так, что пожилая женщина упала.

- Холли потом была у нас дома, - рассказывает Клавдия Дмитриевна. - Она успокаивала меня, говорила, что наша Олеся замечательная девочка. И такая красавица! Сказала, что мы можем ею гордиться. Очень удивлялась нашим нравам...

Ожидалось, что на судебные слушания в Анкоридж прибудут для дачи свидетельских показаний восемь жителей станицы Ленинградской. Им уже были высланы приглашения. Но потом служители заокеанской Фемиды, наверное решив, что уже и так затратили на это дело немалые средства,- говорят сумма зашкалила за миллион долларов - провели слушания без их участия. Тем более что подсудимые полностью признались в подделке документов. Они были осуждены по двум обвинительным статьям и так называемому закону Манна, предполагающему ответственность за торговлю живым товаром. Россиянина Виктора Вирченко Бюро по тюрьмам США взяло под арест на 30 месяцев.

Недавно, отбыв наказание, Вирченко вернулся в Ленинградскую. В интервью одной из местных газет он сказал, что его подставили. Сначала, мол, это сделали партнеры по бизнесу, а потом плясуньи, которых американские прокуроры уговорили лжесвидетельствовать против него.

На родине Виктора Вирченко ни в чем не винят. Он даже был уволен из районного Дворца культуры не по статье, а по собственному желанию (заявление об этом не иначе как из американской тюрьмы подавал!). Сейчас снова руководит "Родной сторонушкой" - стены Дворца культуры украшают красочные афиши. На них написано, что заслуженный работник культуры РФ проводит набор детей и молодежи в танцевальные группы.

Станичная диаспора

Домой, в Ленинградскую, ни одна из семи плясуний не вернулась. Клавдия Дмитриевна рассуждает так:

- А как бы они вернулись, если их запугали, а окружение Вирченко на всех углах кричало, что наши дети - проститутки. Якобы это они сами бедного и несчастного Виктора Николаевича чуть ли не в мешок посадили и в Америку отвезли... Внучка сказала по телефону: бабушка, они мне в спину будут тыкать, на работу я не устроюсь, а уехать куда-то из Ленинградской мы не сможем - денег нет. Как жить будем? А здесь к нам отнеслись по-человечески. Мы для американцев - жертвы, а преступников они посадили в тюрьму.

Остались на Аляске и мамы несовершеннолетних девочек, которых пригласили для участия в судебных слушаниях. Позже они забрали своих младших детей, так что теперь в Анкоридже образовалась "станичная диаспора".

Чужая страна взяла их под защиту: одним помогла поступить учиться, другим - устроиться на работу. Ира Скребец стала кондитером, и на недавнем конкурсе в Анкоридже ее торт занял первое место. Ася Гудимова работает в парикмахерской, и говорят, что американки к ней стоят в очередь. Трое девушек уже вышли замуж и успели стать мамами. Недавно родила дочку Олеся Калашникова: у нее, по словам бабушки, замечательный муж Мигель. Родители мужа купили молодым небольшой домик в Анкоридже, здесь они теперь живут с маленькой Валерией, правнучкой кубанской казачки Клавдии Твердохлеб.

- Получается, что у Лерочки российско-испанские корни, - говорит баба Клава. - Родители Мигеля в Америке живут около 20 лет. Хорошие люди... Сваха нам все посылки шлет с подарками, а в письмах хвалит Олесю. Нам, конечно, приятно.

Олеся в Анкоридже чуть ли не каждый день печет "бабушкины пирожки", а раз в неделю - домашний хлеб. Однажды угостила свою новую родню, те попробовали и сделали вывод, что такую вкуснотищу за деньги не купишь. Бабушка ведь свои "заветные" кулинарные секреты внучке передала.

Подушка домом пахнет

Клавдия Дмитриевна Твердохлеб - коренная кубанская казачка. Пережила голод, холод, лишения и немецкую оккупацию. Лиля ей не родная дочь: девочке было пять месяцев, когда она взяла ее из детского дома. Только через 20 лет нашлись "добрые люди", нашептавшие об этом на ушко Лиле. Но дочь сказала - как отрезала - что у нее была и будет всегда только одна, родная и любимая мама. Потом Лиля вышла замуж, уехала в далекие края, но брак не сложился, и она вернулась домой с маленькой Олесей.

Баба Клава рассказывает, что уже давно начала собирать для внучки приданое. Той еще лет 16 было, а уже росла горка с подушками, одеялами, простынями и полотенцами. Но тут Америка на голову свалилась, а потом пришло известие, что внучка выходит там замуж. Клавдия Дмитриевна всполошилась: "Получается, что она у нас бесприданница?!" Связала она в узел две подушки и пуховое одеяло, отправилась на почту и говорит: "Надо, девчата, все это в Америку отослать". Ей в ответ:"Да тебе на это пенсии не хватит!" Баба Клава рукой махнула: "Ничего, займем. Дите-то одно на чужой стороне, а подушка домом пахнет..."

В прокуратуре края также отсутствует подобная статистика.

Ничего криминального во всем случившемся ни кубанские чиновники, ни стражи правопорядка просто не заметили...

Культура Театр Происшествия Преступления Криминал СКФО