Новости

02.12.2003 04:30
Рубрика: В мире

Активист Канделаки

У молодежного движения "Кмара" есть доллары и контрразведка

Молодежное радикальное движение активно участвовало в свержении Шеварднадзе и захвате парламента. На прошлой неделе оно заявило о себе попыткой снять с должности ректора Тбилисского университета. Кое-кто уже называет этих ребят "хунвэйбинами" и даже "талибами". Сами они в ответ на обидные ярлыки только презрительно пожимают плечами и стараются не вступать в дискуссии. Так что же это за новая таинственная сила на грузинском политическом ринге? В попытках выяснить истину наш корреспондент отправился прямо в логово молодых экстремистов.

Логово находится в скромном флигеле, расположенном позади ресторана "Макдоналдс" в самом центре грузинской столицы. Меня встретил на улице юный паренек в кроссовках, недорогих джинсах и с рюкзачком за спиной. Мы зашли в пустоватую комнату, где несколько совсем зеленых подростков смотрели американский боевик. Сели за стол. Паренек в кроссовках достал визитную карточку с реквизитами по-английски. "Георгий Канделаки, активист", - значилось на ней.

- Просто активист? - удивился я. - А говорят, вы у них вождь.

- Я рядовой активист, - этот юноша был абсолютно не склонен шутить, говорил жестко и точно. - У нас в организации нет вертикальных связей, есть только горизонтальные.

- Как же вы принимаете свои решения?

- Коллективно. Этот вариант имеет свои минусы, но мы думаем, что так лучше.

- Хорошо, будем считать, что вы самый активный активист. Вы студент?

- Уже нет. В этом году я закончил факультет политологии Тбилисского университета. Три года учился здесь, один год в Штатах и Великобритании.

- Когда появилось ваше движение?

- В апреле. Но его корни уходят в студенческое самоуправление ТГУ, в то время, когда мы боролись за реформу высшего образования, выступали против коррупции в университете. Уже тогда мы поняли, что реформы - это политический вопрос, они невозможны без смены государственной власти. Стали думать о том, как сменить власть.

- Говорят, вас поддерживали американцы?

- Если вы имеете в виду финансирование, то начальные деньги были из наших собственных карманов. Потом обнаружилось, что есть целый ряд так называемых негосударственных организаций (NGO), которые хотели бы нам помочь. Запад и в первую очередь США также обратили на нас внимание. За основу мы взяли сербское студенческое движение "Отпор", которое сыграло ключевую роль в свержении Милошевича.

-То есть деньги вы получали и получаете из-за границы. А какие-то советы, инструкции?

- Нас инструктировали сербы. Мы перевели их книгу об "Отпоре", прочитали несколько статей.

- И какую же задачу вы поставили перед собой, начав свою борьбу?

- Смена власти ненасильственным путем. Мы полагали, что парламентские выборы станут серьезным шагом вперед, затем рассчитывали как-то участвовать в президентских выборах. Но события развивались стремительно. Все эти дни мы были на переднем крае борьбы. На самом переднем.

- Это вы били мебель в зале заседаний парламента? Я видел эти кадры по телевизору.

- Напротив, мы утихомиривали толпу. Кстати, уже через час этот зал был пуст, и оттуда ничего не было украдено. И особых повреждений мы не допустили.

- Хорошо. Но что это за странная акция по смещению ректора университета академика Роина Метревели, последовавшая сразу после вашей "бархатной революции"? Взбудоражили Грузию, напугали всех...

- Дело не в ректоре. Мы хотим изменить систему. Мы не врывались силой в его кабинет, а просто пришли и сказали, что он должен покинуть свой пост. Есть три причины для этого: первая - он избран на свою должность с нарушением существующих законов, вторая - качество университетского образования упало, а коррупция перешла все границы, третья - он всегда был ярым сторонником Шеварднадзе и душил в зародыше всякое инакомыслие на этот счет. Ректор нас выслушал и отказал. На следующий день мы объяснили ему, что собираемся начать большую публичную кампанию против него, в том числе с передачей в прокуратуру некоторых материалов. Тогда он написал заявление об отставке и...

-...И дальнейшее я видел. Два дня под стенами университета бушевал митинг в защиту ректора, в нем участвовали и студенты, и преподаватели. К митингующим приезжали исполняющая обязанности президента Нино Бурджанадзе и кандидат в президенты Михаил Саакашвили. Они недвусмысленно выступили против произвола.

- Но они ни слова не сказали по существу наших претензий и не осудили нас. Ректора спасали в основном те люди, которые сами кормятся около него. Метревели создал такой маленький Узбекистан на проспекте Чавчавадзе.

- Сколько человек насчитывает сегодня ваша организация?

- В последние дни приходит так много новых членов, что мы уже потеряли счет. Тысячи три, я думаю. Наши офисы есть везде.

- И вы, как я вижу, не скрываете, что финансируетесь американцами?

- Нет.

- Вы никогда не возьмете в руки оружие?

- Никогда.

- А вас не используют в своих политических целях опытные взрослые дяди?

- Мы это исключаем! Хотя уже выявляли в своих рядах агентов некоторых спецслужб.

- Министерства государственной безопасности Грузии?

- Не только. Еще ГРУ, например. Но мы обучены распознавать таких людей. У нас есть своя контрразведка.

- Слово "кмара" переводится с грузинского как "хватит", "довольно". Довольно чего?

- Довольно коррупции, обмана, двойных стандартов. Мы будем без устали напоминать новому правительству о тех реформах, которые ждет общество, прежде всего это преобразования в области правоохранительных органов, государственного управления, судопроизводства, системы образования. Мы изучили опыт Сицилии, где проделан огромный прогресс в деле борьбы с коррупцией. Мы убеждены в том, что демократия в Грузии возможна, и она возможна уже сегодня.

Я поблагодарил юного революционера за интервью и, уже прощаясь, на выходе, уточнил, сколько же у них офисов по стране? "Это вопрос не моей компетенции", - холодно ответил он и, в свою очередь, спросил, когда интервью будет опубликовано. Я направился вниз по проспекту Руставели, в очередной раз удивляясь загадкам грузинской жизни. Вокруг ничто не напоминало о недавних страстях: беззаботные люди, солнечный день, желтые листья платанов под ногами. Но за спиной - и трудно было об этом забыть - остался невзрачный флигель с серьезными мальчиками, которые собираются сражаться. И обещают не пролить кровь.

Посмотрим...

В мире экс-СССР Грузия Независимость Южной Осетии и Абхазии