Новости

03.12.2003 05:00
Рубрика: Экономика

РадиоАКТИВНЫЙ губернатор

К ядерному реактору и к общественному мнению с топором не подходят

В зале заседаний коллегии Минатома на мгновение воцарилась гробовая тишина. Судя по лицам, такого тут уже давно не слыхали. А переизбранный на новый срок президент Союза территорий и предприятий атомной энергетики (СТиПАЭ) Дмитрий Аяцков лишь слегка отодвинул от себя микрофон, но не снизил критического напора:

- С сожалением должен констатировать, что мы сорвали программу, которую утвердил премьер-министр. Средства выделяются мизерные - только на поддержание безопасности, обращение с ОЯТ, продление ресурса... Даже на достройку прежних заделов остаются крохи, не говоря уже о закладке новых энергоблоков и АЭС. За границей строим одновременно четыре энергоблока, а у себя который год один достраиваем. Точнее сказать, домучиваем третий блок на Калининской станции... Если так и дальше пойдет, мы не только не удвоим ВВП, мы потеряем для России атомную энергетику...

Когда толкают под руку

Вместе с руководителями Минатома, которым адресовались эти слова, им внимали прибывшие на заседание "представители территорий", в том числе губернаторы Мурманской и Воронежской областей Юрий Евдокимов и Владимир Кулаков, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации, начальник Госатомнадзора Андрей Малышев и заместитель председателя Федеральной энергетической комиссии Юрий Яковлев, президент Ядерного общества Украины депутат Верховной рады Владимир Бронников.

- Далек от мысли вступать с кем-то в конфронтацию, - продолжал Аяцков, - но Союз обеспокоен, и мы просто обязаны переломить ситуацию - "разбудить спящих", показать, что у нас творится в атомной электроэнергетике... Надо быть жестче, агрессивнее на уровне Правительства, как это демонстрирует Чубайс, как это делают Миллер и другие. А мы все интеллигентничаем, в белых перчатках...

Глава Минатома его словами был явно обескуражен. Обычно умеющий сохранять выдержку Александр Румянцев в этот раз не смолчал:

- Инвестиционная программа у нас ничуть не меньше, чем у Чубайса. Но на наши блоки приходится 12 процентов от общего объема установленной мощности, а у РАО "ЕЭС России" - все остальное, 88 процентов. Чтобы увеличить инвестиции тем способом, что вы предлагаете, надо поднять тариф. А поднять тариф - значит снова убить экономику. Вы к этому толкаете? Идти в Минфин за деньгами на строительство АЭС? Ходил, знаю: сейчас это безнадежно. Нам говорят: вы - бюджетообразующая отрасль и еще чего-то просите?! Этот путь лишен перспективы. Поэтому давайте не сваливаться в популизм...

- Здесь собрались не популисты, а люди, желающие помочь, - стоял на своем Дмитрий Аяцков. - Между нами нет баррикады, за одним прилавком сидим. Но если будем друг другу втирать и доказывать, а потом в очередной раз корректировать программу...

Должно быть единое понимание - тогда можем пролоббировать что угодно. А так - со всем соглашаясь, мы только и будем корректировать...

Лоббисты - они же популисты

Поводом для этих, признаюсь, весьма субъективных заметок стал факт, который на первый взгляд может показаться обычной перепалкой двух руководителей - губернатора и федерального министра. Однако за внешней тривиальностью словесного конфликта угадываются более глубокие причины и две принципиально не совпадающие тенденции.

Судите сами. Руководитель общественной организации, созданной при поддержке Минатома в ту пору, когда важно было заручиться поддержкой на местах, опереться на мнение и авторитет губернаторов (тогда большинство из них по совместительству были еще и сенаторами) - по сути лоббистской структуры, если называть вещи своими именами - вдруг принимается снимать стружку с министра и агитировать самих же атомщиков за атомную энергетику?!

Но ладно бы только это! Уже после заседания, разбирая вложенные в папку для журналистов "информационные материалы", среди справок, графиков и заготовленных впрок писем Президенту, председателю Правительства и руководителям обеих палат Федерального Собрания обнаружил несколько листков поистине уникальных. Видимо, априори предполагая во мне и других представителях журналисткой профессии патологическую лень, куцые мозги и отсутствие какого-либо желания вникать в существо дела, чьей-то рукой предусмотрительно заготовлены "Статья" (проект) и - видимо, на выбор - интервью "Д. Аяцков: Россия через 10 лет может потерять атомную энергетику. Минатом строит за границей больше энергоблоков, чем в России".

Интервью составлено с настолько трогательной заботой, что все формулировки даны в двух вариантах - во времени будущем и прошедшем. Как говорится, ненужное зачеркнуть ...

Куда интереснее в этом смысле оказалась "Статья". Написанная, как можно понять, накануне - может, даже за несколько дней до заседания, она предвосхищала обсуждение, описывала ход дискуссии и давала "нужную оценку".

И концовку статьи для меня кто-то заботливо придумал - такую, что и присутствовать на заседании не было нужды: "На прошедшем заседании СТиПАЭ ясно ощущалась озабоченность его членов будущим атомной энергетики и промышленности нашей страны. Она отчетливо контрастировала с удивительным спокойствием и самоудовлетворением руководства Минатома России".

Святее Папы Римского?

Объективности ради должен сказать, что из-под моего собственного пера в разные годы выходили и куда более жесткие оценки, адресованные вождям атомной отрасли. Мне довелось прикоснуться к страницам ее истории, посетить некоторые атомные объекты, побывать в режимных городах. А потом приоткрытая было форточка вновь захлопнулась. "Минатом не проходной двор, - все чаще стали повторять в кабинетах на Большой Ордынке. - А мы не экскурсионное бюро, чтобы раз за разом устраивать туры для всех, кому приспичит состряпать на Запад очередную страшилку из России или для своих сограждан подпустить радиофобии... У нас другие задачи. И будьте любезны - не отрывайте от работы..."

Так еще много лет и отбивался Минатом от "надоедливой общественности", оставаясь для радикально настроенных "зеленых" тем же, что и красная тряпка для быка.

- Любви нам не добиться, но отношение к отрасли начинает меняться, - сказал на встрече в "Российской газете" нынешний министр Александр Румянцев, когда минул год с момента его назначения.

Не возьмусь утверждать, что только с его приходом начались позитивные изменения во взаимоотношениях этого традиционно закрытого ведомства с обществом и СМИ. Что-то начало меняться уже и при Викторе Михайлове, хоть и называл он себя "ястребом" - в пику досаждавшим ему миротворцам и "зеленым" неформалам.

По-своему отстраивал отношения с представителями общественности, законодателями и журналистами Евгений Адамов. Кому-то даже импонировали его напор и задиристость. Правда, закончилось это параличом на ниве атомного законотворчества и вынужденной отставкой.

С приходом Румянцева стали происходить вещи качественно иные. Возможно, потому, что он из академической среды - физик по образованию, ученый-экспериментатор по роду основной своей деятельности. А возможно, и потому, что иное время на дворе?

Понятно, что далеко не все в Минатоме в восторге от новых веяний, а некоторые откровенно недовольны нынешним министром и его методами руководства. Кто-то даже сожалеет об уходе Адамова.

- Был хозяин, а пришел...

Вот и губернатор Аяцков, восседая от министра по правую руку в зале коллегии, на правах председательствующего заявляет:

- Жестче надо, агрессивнее...

К этой устной рекомендации, как вести себя в Правительстве, есть и письменная инструкция в отношении "работы с общественностью". Всего один абзац из уже упомянутого проекта "Статьи":

"На федеральном и региональном уровнях должны быть изменены суть и форма просветительской и разъяснительной работы с населением. Недопустимо наметившееся заискивание руководства страны и Минатома РФ перед экстремистами из экологического движения, сами себе присвоившими право говорить от имени движения... Тем более глупо рассчитывать на какое-то конструктивное сотрудничество с господами Яблоковым, Сливяком, Мироновой и др., существующими на средства, получаемые за борьбу с атомным будущим России. В "зеленом" движении есть достаточно здоровых сил, способных отделять "мух от котлет" и, не допуская деградации природы, стоять на пути технического прогресса нашей страны..."

Ирония судьбы или ее знак - не знаю, но буквально через два дня в том же зале, где заседали губернаторы с господином Аяцковым во главе, за тем же самым столом подковой собрались на свое первое заседание члены общественного Экологического совета при Министре Российской Федерации по атомной энергии.

Вопрос о его создании был поднят давно, формировался состав в жарких дискуссиях, и вот наконец состоялась первая встреча. Не знаю, обрадую я или разочарую неизвестного мне автора "Статьи" и тех, кто ее задумал, но скажу: среди тридцати членов Общественного совета Владимира Сливяка я не обнаружил, а вот Наталья Миронова и Алексей Яблоков и в списке значатся и на самом совете тон задавали. Причем не только остро направленными вопросами, но и хорошим знанием предмета, о котором вели речь. Среди членов совета много и других, в том числе и мне хорошо знакомых экологов и правозащитников, ученых, специалистов в области радиационной медицины и безопасности.

Так что, и с ними тоже заигрывают? Пытаются сбить волну протестов, которую раз за разом поднимают радикально настроенные в отношении атомного ведомства и вообще всех атомных программ "Гринпис", "Экозащита!", "Хранители радуги" и их "безбашенные" попутчики? Пыль в глаза пускают?

Не думаю. Представляющие "зеленых" Алексей Яблоков, Валерий Меньщиков, Лидия Попова, Владимир Кузнецов, да та же Наталья Миронова - люди достаточно искушенные, чтобы отличить заигрывание, дань форме, протокольную вежливость от действительного желания наладить диалог и внимать аргументам экологов.

Первая встреча, по обоюдному признанию сторон, прошла на удивление конструктивно, по-деловому. Но эйфории не наблюдается, что вполне предсказуемо и объяснимо. За последние десять - пятнадцать лет каких только советов не создавали! Но, как говорится, капля камень точит. А будет капель, глядишь - и пробьемся к тому самому гражданскому обществу. И атом - в нормальном, не пугающем людей обличье - может статься, ему послужит.

Но вернемся, однако, к феномену "лоббисты-популисты" и к их требованиям. Кто призывает Минатом прекратить диалог с оппонентами и по сути вновь закрыться от общественности? Заметьте: не министр и не его зам по режиму. А руководитель общественной (!) организации, созданной для того, чтобы представлять и отстаивать законные интересы людей, так или иначе связанных с объектами атомной отрасли - работают на предприятиях или просто по соседству живут. Людей, а вовсе не абстрактных "территорий", как значится в названии и учредительных документах...

Родила царица в ночь...

А впрочем, почему я решил, что цель Союза изначально была именно такой - о людях позаботиться? Может, не о них вовсе речь? Может, в конце 90-х тогдашнему руководству Минатома, критикуемому со всех сторон, требовалась опора в лице губернаторов и влиятельные лоббисты в верхней палате парламента? Вот и придумали Союз территорий, подбросили деньжат, выделили помещение (и не где-нибудь, а под главной крышей Минатома, на Большой Ордынке, 24/26), учредили дирекцию, Аяцкова вскоре избрали президентом и стали других губернаторов под его знамена рекрутировать...

Об одном не предупредили своих заказчиков из Минатома образца 1998 года политтехнологи того же разлива: даже здравая идея, высаженная в закостенелую, бюрократическую среду, рано или поздно оборачивается своей противоположностью. Так, собственно, и случилось - теперь пожинают плоды.

Потеряв места в Совете Федерации и не дождавшись обещанной экспансии Минатома на своих территориях, губернаторы - не все, конечно - кинулись искать виноватого и упражняться в державной риторике: стратегическая отрасль гибнет! Нужно возродить атомстрой! Даешь федеральную целевую программу по ядерной энергетике! И бюджетные инвестиции под нее...

Будто и неведом облеченным властью губернаторам избранный в экономике курс - свести к минимуму, а с 2007-го отказаться совсем от тарифной составляющей в инвестициях. Другими словами - никаких денег из госбюджета на новое строительство. Только за счет внутренних средств и коммерческих кредитов. После 2006 года тарифа как такового не будет вообще - рынок наступает, господа.

И популистские лозунги ничуть не продвинут строительство новых энергоблоков на уже действующих станциях, как не ускорят и возведение новых АЭС и АСТ. Ни в хорошо знакомой мне Рикасихе, что на полпути между Архангельском и Северодвинском, ни в Полярных Зорях на Кольском полуострове, ни в поселке Камские Поляны, что в Татарстане, после долгих раздумий тоже вступившего в "союз атомных территорий". Как не случится этого ускорения и в самом Балакове Саратовской области, где людям выпало несчастье иметь у себя гиперактивного губернатора.

Но дело, конечно, не в одном конкретном Аяцкове. Куда серьезнее то, что президент СТиПАЭ оказался выразителем реально существующих настроений. В том числе настроений в самом Минатоме. Многие действительно считают, что не надо "сюсюкать" с населением и посыпать голову чернобыльским пеплом. Необходимо конкурировать на рынке, а это дело не допускает сантиментов.

- Надо забыть о Чернобыле и двигаться дальше! - свой категоричный призыв Дмитрий Аяцков повторил и в ответ на мой вопрос - уже на пресс-конференции по итогам шумного заседания.

Сами собой в памяти всплыли слова белорусской писательницы Светланы Алексиевич: "О Чернобыле не забыли. Его просто не поняли...". Семнадцать лет прошло, и вот возник новый мотив: пора забыть. Что-то похожее уже проходили: "Не читал, но осуждаю..."

Воинствующая некомпетентность - штука опасная. А допущенная во власть, она опасна вдвойне.

PS.

По-своему знаковое событие состоялось под занавес минувшей недели в загородной резиденции Владимира Путина. За одним столом с Президентом оказались лидеры думской фракции Григорий Явлинский и Сергей Митрохин, министр РФ по атомной энергии Александр Румянцев, заместитель главного ученого секретаря президиума РАН академик Борис Мясоедов и президент Центра экологической политики России, член-корреспондент РАН Алексей Яблоков.

Открывая встречу, Владимир Путин заявил, что хотел бы поговорить о проблемах ядерной и радиационной безопасности в широком смысле. Именно этим объясняется круг участников. С Григорием Явлинским, как отметил Президент, о такой встрече договаривались давно. Но чтобы разговор получился объемным и предельно конкретным, глава государства пригласил к диалогу главу Минатома. А тот, в свою очередь, предложил позвать Алексея Яблокова и Бориса Мясоедова. Президент согласился.

На встрече обсуждались многие, в том числе весьма острые вопросы - от планов ввоза иностранного ОЯТ и расходования средств на утилизацию атомных субмарин до конкретных сроков отселения людей с загрязненных территорий в районе ПО "Маяк". Далеко не во всем позиции совпадали. Но в одном определенно сошлись: недавно подписанный Указ Президента о создании комиссии общественного контроля за реализацией проектов в атомной сфере - шаг в верном направлении.

Экономика Отрасли Энергетика Компании Госкорпорации Росатом