Новости

22.12.2003 02:10
Рубрика: Общество

Фото-Граф Валерий Плотников

В Доме актера на Невском открылась выставка известного фотомастера

О нем писали выдающиеся поэты. Андрей Вознесенский, например: "Аристократизм в красоте, Не среди родословных дубрав, Сын плотника - на кресте, Плотников - фото-Граф". Григорий Козинцев видел в его фотографиях фильм, снятый по кадрам, в котором каждый кадр - сцена! Под взглядом Плотникова герои нашего времени обретают несуетность и величавость. Он укрупняет их личности, помещая в искусственный интерьер, придавая лицам изысканность. Сергей Довлатов у Плотникова - благородный усталый вестник Свободы. Сергей Бондарчук пронзает трагическим взглядом смертельно раненного льва. Майя Плисецкая обыденно идет по чеховской усадьбе, как по собственной. А великие грузины - Роберт Стуруа, Резо Габриадзе и Отар Иоселиани - библейски мудры и печальны.

Когда моделью Валерия Плотникова становится непознанный бродяга Саша Соколов, то он становится античной аллегорией эмиграции. Андрей Битов же, напротив, низвергнут с литературного Олимпа и приземлен в старом удобном кресле, в котором так комфортно размышлять о бренности мира. Василий Аксенов в мизансцене Плотникова по-американски вальяжен, а бюст античного философа где-то сбоку, за его плечами, только усугубляет ощущение самодовольной удовлетворенности.

Наша беседа состоялась в Доме актера на Невском проспекте, где Валерий Плотников монтировал свою авторскую, юбилейную выставку.

- Во-первых, это не юбилей, - говорит Валерий Плотников.- Юбилей у меня будет через 15 лет. 75 - это единственная дата, которую мужчине отмечать к лицу... Все остальные дни рождения - это тщеславие и суесловие! Но поскольку круг моего общения на 90 процентов артистический, то приходится делать вид, что круглые даты - это радость, а на самом деле это суета...

- Особая любовь ваша - актеры! А как вы познакомились с Лилей Брик?

- В конце 60-х меня привел на Таганку Высоцкий. Там, на "Гамлете", и познакомились с Лилей Брик. Когда в назначенный для съемок день я впервые пришел к ней в дом, дверь открыл Василий Катанян. Он ничуть не удивился, что пришел какой-то незнакомый человек снимать Лилю! Было все так просто, как будто я бывал тут каждый день много лет! Лиля выполняла все мои просьбы. Мне показалось, что жостовские подносы и хохлома, русские шали не слишком шли к ее облику, хотелось снять ее в другом интерьере, но она требовала именно так - а-ля рюс. Кажется, она собиралась потом показывать свои портреты парижанам, в том числе ее не менее знаменитой сестре Эльзе Триоле, поэтому настояла на шалях и подносах. Позже она придирчиво смотрела "контрольки" и со свойственной ей иронией заметила, что Родченко снимал ее лучше. Я сказал, что Родченко снимал ее 30-летнюю. Лиля рассмеялась...

- Известно, что у Лили Брик вы сняли и изгоя Сергея Параджанова, которого Лиля помогла вытащить из тюрьмы. Так они и остались в портретной хронике XX века - величественная старуха в гриме и стоящий почтительно позади нетрадиционный гений. Другой питерский гений - Иосиф Прекрасный - Бродский вписан вами в некую Стену плача, а своего друга Михаила Шемякина вы оттенили старинной кирпичной кладкой, словно укоряя: мол, старины-то и не хватает.

- Ассоциации одолевают каждого зрителя в меру его осведомленности. Кому-то просто нравятся пышные павильонные портреты, на которых дамы, как и положено дамам, - в прическах, шикарных платьях и шикарных позах. Этот шик и тиражируется...

- В конце 80-х вы сделали большой парадный портрет недавнего юбиляра Бориса Гребенщикова... Традиционный античный бюст и напыщенная профильная поза БГ выдает ироническое отношение фотографа к этой модели...

- Да, действительно, Гребенщиков не мой герой. Но в годы андеграунда мне хотелось как-то помочь "Аквариуму", хотелось, чтобы их увидели все... И я сделал коллективный портрет группы в ее классическом "золотом" составе. Меня самого, помню, потрясла песня "Железнодорожная вода"! Я тогда подумал: надо же, вроде совсем молодой еще парень, а откуда-то знает об этой жизни, эти вокзалы, разруха. А что касается нынешнего БГ, то категорически не принимаю его в качестве орденоносца. Ведь он был одним из тех, кто никогда не дружил с властью. И его давняя песня "Козлы" - яркое тому подтверждение...

- Но тогда мы жили совсем в другой стране?!

- Страна и люди всегда одни и те же, и, к счастью, немногие меняют свои убеждения... Очевидно, это не тот случай. И хотя тому портрету Бориса уже много лет, я тогда интуитивно, очевидно, это почувствовал...

- Профессионалы фото любят порассуждать о "технике Плотникова" - о том, как выписаны фактуры тканей, как ставится свет, какие камеры используются...

- Так было всегда. И даже сто лет назад, когда расцветало фотографическое искусство. Но техника - это полдела.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Арт Фотография Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Петербургская жизнь