Новости

26.12.2003 01:00
Рубрика: Власть

Прости, командир...

Бойца СОБРа, убившего своего командира, приговорили к 13 годам лишения свободы

На скамье подсудимых оказался бывший подчиненный Илющенко, боец СОБРа Роман Зверев. Скандальный процесс растянулся на три года. Советский суд дважды отправлял дело на доследование и один раз оправдал Зверева за недоказанностью. Трижды краевой суд отменял эти решения и направлял дело на новое рассмотрение в другом составе суда. С четвертой попытки суд признал Зверева виновным в преступлении и приговорил его к 13,5 годам лишения свободы.

Выстрел в затылок

Константин Илющенко погиб 31 октября 1999 года, во время служебной командировки в окрестностях села Аксай Хасавюртовского района Дагестана. Вечером, примерно в 22.30, Илющенко подъехал на "уазике" к блокпосту, который охраняло его подразделение. На территорию блокпоста он заходить не стал, остался за ограждением, неподалеку от входа. Вскоре грянул взрыв. Выскочившие на шум бойцы увидели на земле окровавленное тело своего командира - ему снесло голову, почти целиком...

По первоначальной версии смерть Илющенко стала результатом неосторожного обращения с оружием. Якобы офицер устанавливал "растяжку" для защиты блокпоста и случайно подорвался гранатой Ф-1. Уголовное дело по факту его смерти возбуждать не стали: мол, несчастный случай. Тело Константина Илющенко в сопровождении двух бойцов было доставлено на родину, в село Журавлиха Алтайского края, и захоронено без вскрытия.

Однако вскоре после возвращения собровцев во Владивосток в правоохранительные органы попала информация: Илющенко погиб неслучайно. В январе 2000 года по подозрению в убийстве командира были задержаны пятеро бойцов СОБРа - все из отделения, которым командовал майор Адаменко. Все они вскоре были отпущены, в тюрьме остался один Зверев, арестованный ранее...

Тем временем работники следствия провели эксгумацию тела Илющенко. Из уцелевшей части головы медики извлекли пулю от пистолета бесшумной стрельбы ПСС, которые были на вооружении бойцов приморского СОБРа. Баллистическая экспертиза показала: пуля была выпущена из пистолета, числившегося за Романом Зверевым. Кроме того, одним из главных козырей обвинения стала аудиокассета, на которой Зверев (фоноскопическая экспертиза подтвердила, что это именно его голос) подробно рассказывал оперативникам как он убивал Илющенко.

Версия обвиняемого

Роман Зверев, капитан милиции, старший оперуполномоченный спецотдела СОБР УБОП при УВД Приморского края. Характеристика с места службы, подтвержденная центром психической диагностики краевого УВД, - неоднозначная. Зарекомендовал себя как узкопрофессиональный работник, не желающий обучаться тому, что, по его мнению, не нужно. В совершенстве освоил специальности штурмовика, взрывника, снайпера, водителя. Неустойчив, импульсивен, категоричен в оценках, не признает другого мнения.

Награжден двумя орденами Мужества.

Женат, имеет дочь.

"Меня заботило и заботит только одно - оправдание по факту убийства Илющенко, - сообщил Роман Зверев журналистам. - Все остальное накручивалось уже для того, чтобы посадить сотрудника милиции. Когда меня называли убийцей Константина Илющенко, это были еще цветочки. Сотрудники правоохранительных органов пытались меня обвинить в двадцати других убийствах. Будто я выполнял "заказы" представителей местных криминальных группировок. Что именно я "убрал" Михо и других "авторитетов". Просто какой-то суперпрофессиональный киллер из художественной литературы. Оперуполномоченный, который со мной работал, однажды положил передо мной список и заявил: "Ты ничего не говори, а просто молча поставь галочки напротив тех убийств, которые совершал". У него сомнений не возникло, он был полностью уверен в том, что это сделал я, офицер спецподразделения с 11-летним стажем работы в милиции. Просто кому-то очень хотелось группу собровцев представить бандой. Кому-то зачем-то понадобилось громкое уголовное дело".

Суд

На суде Зверев отрицал свою вину. Опытные адвокаты цеплялись за каждый факт. Например: труп, захороненный в селе Журавлиха, якобы не принадлежал Илющенко. Пришлось опросить всех бойцов приморского и биробиджанского СОБРа, присутствовавших на блокпосту, и назначать опознание. Родной брат убитого осматривал останки и однозначно сказал, что тело именно Константина.

Дальше: пуля от пистолета, дескать, была "подброшена". Экспертиза показала: пуля, войдя в голову, проделала канал, характерный для выстрела. Причем пуля вошла в голову живому человеку.

Основным камнем преткновения стала аудиокассета. На ней в форме свободной беседы Зверев говорил о том, что все знали, что Илющенко из этой командировки не вернется. Дескать, Илющенко он считал недостойным быть командиром СОБРа. Зверев, по его словам на кассете, заранее готовился к убийству и, когда Илющенко приехал на блокпост, специально задержал его у входа, предложив покурить. Выждав походящий момент, он зашел сзади и выстрелил в затылок из своего табельного бесшумного пистолета...

Во время третьего процесса судья отказался признавать эту аудиокассету как улику, поскольку посчитал, что она добыта незаконно: один из опрашивающих Зверева оперативников формально не входил в состав группы, расследовавшей убийство.

Сам Зверев утверждал, что не помнил, чтобы он что-то такое рассказывал операм. Дескать, был какой-то провал в памяти - то ли наркотиками накачали, то ли еще что... Суд назначил дополнительную экспертизу по этой пленке - психологическую. Эксперт-психолог Ирина Сапрыгина сделала заключение: Зверев в момент записи был адекватен...

Версия гособвинителя

Владимир Радмаев, начальник отдела по особо важным делам краевой прокуратуры, гособвинитель на процессе Зверева:

"В ходе предварительного следствия мы отрабатывали все версии смерти Константина Илющенко - в том числе и гибель от шальной гранаты чеченских боевиков, и несчастный случай при установке "растяжки", однако пришли к однозначному выводу: Илющенко убит Зверевым.

Последний, четвертый, процесс по делу Зверева отличался от предыдущих своей обстоятельностью. Он длился более года. Суд исследовал все доказательства, опросил всех свидетелей, которые были во Владивостоке. Пригласил из Барнаула судмедэкспертов, проводивших комиссионное вскрытие трупа, а также специалистов по оружию и боеприпасам из краевого УВД. Тщательнейшим образом изучил оружие всех бойцов СОБРа, побывавших в той командировке. Суд назначил дополнительную психологическую экспертизу по аудиопленке, на которой голос Зверева рассказывал о совершении им убийства..."

Домыслы или факты

Пожалуй, больше всего пересудов вызвали мотивы убийства - несмотря на тайну следствия, подробности дела, включая фамилии, звания и должности фигурантов, оказались на газетных полосах еще в начале 2000 года. В приговоре суда о мотивах говорится крайне расплывчато: "из личной неприязни". Существовало две основных версии, причем не исключающих друг друга.

Так, ходили слухи, что дело имеет политическую подоплеку. Дескать, политики боролись за влияние на элитное и, пожалуй, самое грозное, подразделение милиции. Вскоре после убийства Илющенко сменилось руководство УБОП при УВД Приморского края. На протяжении почти четырех лет Зверев пользовался услугами адвокатов - сначала Котлярова, затем известного всему Приморью (по делу Григория Пасько) Пышкина. Откуда у офицера милиции, больше года содержавшегося в СИЗО, деньги на оплату дорогостоящих услуг? Несколько бойцов отделения Адаменко (было такое в СОБРе) после увольнения трудоустроились телохранителями "авторитетного предпринимателя".

Другая версия - криминальная. Бойцов отделения СОБРа подозревали в торговле оружием и в причастности к серии заказных убийств во Владивостоке. Якобы Константин Илющенко располагал компрометирующей информацией и собирался после окончания командировки написать рапорт руководству. Вот что рассказала нашему корреспонденту вдова Константина, Татьяна Илющенко: "Я не сомневаюсь, что моего мужа убил Зверев. Косте угрожали еще здесь, еще до командировки в Чечню".

P.S.

Окончательная точка в этом загадочном деле пока не поставлена. Приговор Советского суда в законную силу еще не вступил и, вероятно, вступит не скоро: Роман Зверев и сейчас отрицает свою вину, он подал кассационные жалобы, но они еще судом не рассматривались. Если в деле Зверева произойдут радикальные изменения, мы обязательно проинформируем об этом своих читателей.

Власть Безопасность Армия Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край ДФО Приморский край Владивосток