20idei_media20
    14.01.2004 02:00
    Рубрика:

    История без грифа министра

    На рынке учебников продолжается скандал

    Уже после того, как с учебника был снят гриф Министерства образования, Президент РФ направил письмо в адрес президента РАН Юрия Осипова. "Поручаю в кратчайший срок с привлечением ученых-историков рассмотреть положение дел с разработкой учебников по истории для средней общеобразовательной школы. О результатах доложить 1 февраля", - распорядился Президент Путин.

    Как в капле воды

    Скандал вокруг учебника по новейшей истории Игоря Долуцкого как в капле воды отразил проблемы учебного книгоиздательства. Корни зла - отсутствие у государства ценовой политики на рынке школьной литературы и безалаберность с грифами на учебниках.

    Представления о родной истории остаются в памяти большинства людей со школьных времен. Страсти, разгоревшиеся вокруг учебника Долуцкого, вполне объяснимы. Ведь речь идет о том, какую историю "впечатать" в память молодого поколения.

    Сегодня учебники истории ходят по России почти так же неконтролируемо, как наркотики. Среди них есть литература с грифом федерального Министерства образования, с грифом региональных министерств образования или вовсе без грифа... История сегодняшней России, которую можно почерпнуть из этих трудов, фантастически разнообразна. В одних хвалят Лигачева, в других - Горбачева, в третьих - Ельцина, Примакова или Кириенко.

    Уже в середине 90-х учебник Игоря Долуцкого, изданный издательством "Мнемозина" (год первого издания - 1993-й) то и дело попадал в переплет. В 1999 году автор этих строк провел немало часов, изучая пухлые папки с жалобами россиян на учебники новейшей истории. Наибольшее число жалоб собрали "Новейшая история зарубежных стран" А. Кредера, "История России. ХХ век" В. Островского и А. Уткина, "Новая история" А. Юровской и "Новейшая история" И. Долуцкого. "Учебник новейшей истории" И. Долуцкого пронизывает ненависть к социализму, - делились впечатлениями со своим депутатом Госдумы граждане города Жуковский. - Вот ложь и домыслы этого учебника: Г.К. Жуков не называл Сталина "штафиркой". 22 июня 1941 года у Сталина не садился голос. Сталин не был трусом". Несмотря на личную обиду, пожилые авторы письма тонко уловили уязвимое место учебника Долуцкого. По сути он мало отличается от газеты: написан тем же стилем и не "страдает" объективностью. В фундаментальном смысле это еще не история, а плохо забытый вчерашний день.

    Еще раз учебник Долуцкого помянули недобрым словом перед заседанием Правительства 30 августа 2001 года, когда премьер Михаил Касьянов, к полной неожиданности всей страны, покаялся: "Правительство вовремя не обратило внимания на учебники новейшей истории".

    Для премьера перед заседанием Правительства была подготовлена записка, где цитировались выдержки из учебников новейшей истории. В ней досталось всем - в том числе и учебнику "Мнемозины". Применять санкции к авторам "неправильных" учебников никто не стал, хотя цитаты были налицо и нелояльность к власти - тоже.

    Почему история с учебником Долуцкого всплыла снова? Корни ее уходят в книжный бизнес. До сих пор у государства нет ценовой политики в отношении школьных учебников. Каждое издательство ставит свою цену и "пробивает" свои учебники для закупки в регионах любыми и при этом не всегда законными способами.

    Стоимость учебников "Мнемозины" примерно вдвое выше, чем учебника "Просвещения" или "Дрофы" (80 - 85 рублей против 40 - 45). Однако отнюдь не дешевые книжки бойко заказывались в регионах. Были ли при этих закупках "откаты" - нам неведомо. Несомненно одно: "Мнемозина" нажила себе недоброжелателей. И вряд ли это было одно только издательство "Русское слово", которое директор "Мнемозины" Мария Безвиконная винит в интриге против учебника Игоря Долуцкого.

    На самом деле и интриги не требовалось: достаточно было прочесть несколько страниц из учебника. Цитаты о полицейском государстве, построенном в России, приведенные министром Владимиром Филипповым на коллегии Министерства образования, подняли температуру в обществе.

    Под завесой секретности

    Министерство задалось вопросом: как вообще учебник Долуцкого, на котором стоит гриф "Рекомендовано Министерством образования", мог успешно пройти экспертизу в Федеральном экспертном совете? Выяснилось: эксперты ФЭС, ответственные за выставление государственного грифа, учебник если и читали, то особенно не вникали в его содержание. Как такое могло случиться? Попробуем разобраться в "кухне" проставления государственных грифов на учебниках.

    Грифы - это прерогатива ФЭС, который существует при Министерстве образования с советских времен. Функции ФЭС во многом аналогичны функциям ВАК России при том же министерстве. Только ВАК делает экспертную оценку кандидатских и докторских диссертаций, а ФЭС - школьных учебников. Во времена монополии на учебное книгоиздание он не приносил никому материальных выгод и, следовательно, никого не интересовал.

    В середине 90-х учебное книгоиздание стало делом прибыльным, и все 54 издательства учебной литературы начали в меру своих лоббистских и финансовых возможностей давить на экспертов ФЭС. Для успешного продвижения учебников в провинции им как воздух нужен был гриф "Рекомендовано Министерством образования".

    В 1998 году, после серии "издательских убийств", работа ФЭС была практически засекречена. Из совета были удалены авторы всех ранее вышедших школьных учебников - в том числе и такие известные, как академик РАН Александр Чубарьян и член-корреспондент РАН Андрей Сахаров. Считалось, что они будут лоббировать свои учебники и учебники своих учеников.

    Сегодня эксперты ФЭС отбираются из банка данных каждой секции и утверждаются ее председателем. Всю эту процедуру стараются проделывать в строгой секретности, чтобы избежать давления на экспертов со стороны издательств. Единственный известный ученый в этой команде - председатель секции ФЭС. Но он не может быть специалистом по всем историческим вопросам.

    Здесь важно подчеркнуть следующее. По решению Департамента экспертизы учебных изданий Министерства образования, возглавляемого Надеждой Габрусевой, в эксперты отбираются, как правило, школьные учителя, методисты, преподаватели вузов. Мало того что они достаточно бедны - у них нет авторитета в научном мире. А потому далеко не каждого будет мучить чувство стыда за свое доброе имя, если они подпишут положительное заключение.

    Сколько стоит гриф

    Согласно Распоряжению от 2 апреля 2001 года "Об организации экспертизы учебных изданий", подписанному директором республиканского центра мультимедиа и телекоммуникаций в образовании В.А. Королевым, за рецензирование одного печатного листа рукописи (в него входит анализ рукописи с позиций научной, методической и практической) учителю выплачивается 72 рубля, методисту - 84, научному работнику - 108 рублей. В стандартной рукописи учебника, заметим, от 10 до 15 листов. За консультирование (то есть ознакомление с рукописью в целом и написание отзыва) учителю полагается 420 рублей, методисту - 480, научному работнику - 600 рублей.

    Председательствование на заседании секции (проведение заседания, составление экспертного заключения) оценивается в 240 рублей за 2 - 5 печатных листов и в 480 за 5 -10 печатных листов. Если в рукописи свыше 10 печатных листов, председательствующему выплачивается 600 рублей.

    Средняя цена на одну экспертизу учебника в 10 печатных листов - около 3200 рублей. Большинство учебников для средней и старшей школы насчитывают 15 -18 печатных листов, а количество экспертиз исчисляется двумя - тремя. Поэтому за первичную экспертизу учебника в 12 листов может быть уплачен 7681 рубль, за вторичную - 5799 рублей, за рабочую комиссию - 4493 рубля. Общий итог - 17 974 рубля. Причем наличие грифа еще не гарантирует, что учебник будет хорошо раскупаться: для этого должны быть включены иные механизмы и привлечены куда большие средства.

    Для небольшого издательства пропустить учебник через ФЭС грозит разорением. Для амбициозного и не очень разборчивого - пара пустяков. Как? Имена экспертов, которые якобы содержатся в строжайшей тайне, - секрет Полишинеля. Вычислить их - а в дело здесь идут самые разные способы - не проблема. Словом, богатое издательство может заполучить государственный гриф "Рекомендовано..." практически на любую продукцию.

    Полному произволу способствует и то, что за многие годы для экспертизы учебников не было придумано ничего лучше анкеты и общих впечатлений от учебника. Как теперь признаются эксперты, одна из устойчивых идиом на заседании секции: "Я не читал, но скажу...".

    В прошлом году было изменено Положение о ФЭС, в соответствии с которым все решения о грифах (в том числе право вето) на учебники принимает по рекомендации секции ФЭС его президиум, возглавляемый министром образования Владимиром Филипповым. Сопредседателем является президент РАО Николай Никандров. В президиум ФЭС сейчас введены некоторые авторы учебников - в том числе академик РАН Александр Чубарьян. Однако президиум просто не в состоянии провести тщательную экспертизу множества учебников, разобрать их достоинства и недостатки. По сути он штампует заключение ФЭС.

    И вот вето президиума, наложенное на учебник Долуцкого, создало прецедент, меняющий работу экспертного совета. Дело в том, что раньше гриф давался учебнику на определенное количество лет. Когда в учебник вносились дополнения, гриф требовал подтверждения. Для издательства, разумеется, эта процедура была заранее предсказуема. Внезапное снятие грифа означает миллионные убытки: ведь ряд регионов сразу откажется от закупок учебника. Это увеличивает ответственность ФЭС за свою работу.

    Поделиться: