Новости

15.01.2004 03:30
Рубрика: В мире

Если не политика, то что?

Обвиняемый в убийстве Анны Линд сделал признание

В тот день, когда Швеция отмечала так называемый "тринадцатый день", день поклонения евангельских волхвов новорожденному Иисусу Христу в Вифлееме, в розовое марево репортажей шведских СМИ вторглась новость о том, что арестованный в сентябре "двадцатичетырехлетний", успевший за это время превратиться в двадцатипятилетнего, только что признался в том, что это он убил министра иностранных дел Швеции Анну Линд 10 сентября прошлого года, и рассказал в подробностях, как было дело.

Именно после этого "двадцатипятилетний", чье имя до сих пор по этическим соображениям не называлось, обрел его - Михайло Михайлович. Тут же было объявлено, что суд над обвиняемым состоится в середине сентября и, по всей вероятности, продлится недолго.

Что добавить к этому? Строго говоря, Михайлович ничего не сообщил нового. Содеянное им, так же как и внешний облик убийцы, было зафиксировано видеокамерами, установленными на каждом этаже фешенебельного супермаркета ЭнКо, где произошло преступление. Шведские и международные СМИ в миллионах экземплярах газет и телеизображений воспроизвели все детали варварского акта, происшедшего на глазах ошеломленных посетителей универмага.

Виновность Михайловича подтвердил и анализ ДНК.

Нетрудно прогнозировать, что суд первичной инстанцией, куда передано дело, дотошно разобравшись во всех его обстоятельствах, признает обвиняемого убийцей Анны Линд, едва ли не самого популярного из шведских политиков, и приговорит его к максимально возможному в Швеции наказанию - пожизненному заключению, которое здесь через энное количество лет почти автоматически пересматривается в сторону смягчения.

Адвокат обвиняемого Петер Альтин, уже зарекомендовавший себя участием в самых громких по шведским меркам процессах, поспешил заявить, что у его подзащитного не было никаких политических мотивов для совершения преступления. И здесь уже резонно отмечают, что это заявление, обнародованное сразу после часового допроса, предшествовавшего признанию, сделано не только в интересах подсудимого, но и ради сохранения спокойствия в обществе - ведь Михаил Михайлович - серб по происхождению, а колония эмигрантов из бывшей Югославии - до сих пор одна из самых больших в Швеции.

Государственные деятели - премьер-министр, министр юстиции принародно вздохнули с облегчением - оплакиваемой всем народом погибшей не вернешь, но раскрытие преступления устраняет основу для спекуляций по поводу его.

Ведущие телеэкранов тем не менее в недоумении ломают голову над вопросом - если не политика, то что? Почему? Вспоминают многое из того, что произошло и произнесено было в Швеции за время, отделяющее преступление от суда.

Признание премьер-министра, что он готовил Анну Линд себе в преемники и что смена караула была не за горами.

Претензии МИД к национальной полиции безопасности(СЕПО), которая не выделила министру иностранных дел охраны, несмотря на поступавшие тревожные сигналы.

Заявление супруга погибшей, губернатора одной из провинций Швеции, что он и двое их с Анной Линд сыновей не испытывают ненависти к предполагаемому убийце.

Сообщения о том, что Михайлович, признавшись в преступлении своей матери, отказался подтвердить это на допросах.

Показали по телевидению деда убийцы, старого измученного серба, который сказал с экрана, что никогда не замечал за внуком ничего плохого, и "попросил прощения у шведского народа, у страны, которая стала вторым домом для его семьи, для его внука".

Процесс пойдет своим путем, а эксперты и аналитики уже сегодня стоят на перекрестке версий, у каждой из которых равная возможность оказаться действительной.

Можно, к примеру, поставить под сомнение заявление адвоката, который сделал его в интересах подзащитного и сохранения этнического мира в стране, и начать гадать, что за силы и мотивы стояли и стоят за спиной убийцы. И в этом, априори говоря, есть свои резоны. Возбуждены же шесть с лишним лет спустя уголовные дела по поводу такой, казалось бы, очевидной гибели в автомобильной аварии принцессы Дианы, в чьей смерти теперь обвиняется чуть ли не ее муж, кронпринц Чарльз.

Но есть смысл хотя бы по этому трагическому поводу еще раз задуматься и о не знающей государственных, географических, этнических и иных границ психологической атмосфере в нашем "безумном, безумном, мире", где все больше совершается необъяснимых или ложно мотивированных поступков, чреватых или прямо приводящих к несчастьям и гибели людей - и единиц, и тысяч, и десятков тысяч. В мире, где все труднее становится проводить грань между убийцей и благородным мстителем типа какого-нибудь Зорро, террором криминальным и государственным, преступником и спасителем отечества...

...Впрочем, все это только поневоле хаотические размышления накануне второго за неполных двадцать лет процесса века в Швеции, который при всей его экстраординарности вряд ли принесет какие-то сенсации. Ибо если предполагаемого убийцу Улофа Пальме, который был духовным наставником Анны Линд, осудив в первой инстанции, оправдали во второй, обвиняемый в убийстве Линд вряд ли может на это рассчитывать.

В мире Европа Швеция Гибель Анны Линд
Добавьте RG.RU 
в избранные источники