Новости

80-летие со дня смерти Ленина не вызвало ни малейшего интереса. Черчилль сказал: двумя величайшими несчастьями России были рождение Ленина и его смерть. Но, хоть Черчилля у нас уважают, это высказывание как-то не помнят.

Что ж, наступила полоса забвения. Ленину что - пусть отдыхает, ему торопиться некуда. Как писал Маяковский (по другому поводу): "У меня, да и у Вас в запасе вечность. Что нам подождать часок-другой".

Ленина в русской истории даже сравнить не с кем. Петр и Сталин переворошили железными вилами огромный сырой русский стог, накидали этот стог до неба и, стоя на нем, стали фигурами мирового масштаба, но таких национальных диктаторов история Человечества насчитывает десятки. Ленин же сказал "новое слово" не для России только, а во всей мировой Истории. Создал, исходя из утопической теории, "государство нового типа", поджег русский стог, но не сжег дотла, а "законсервировал огонь" - создал "Государство - Революцию". На этот пожар смотрел весь мир ("мы раздуем пожар мировой"), а искры летели во все страны.

Идеалист-революционер, а не просто диктатор, "Он управлял теченьем мыслей / И только потому - страной". Напрашивается разве что сравнение с Гитлером: тоже, исходя из утопии, создал небывалый в истории строй, "Государство - газовую камеру" (сам себя признавал эпигоном большевизма, считал нацизм большевизмом, "очищенным от гуманизма", то есть от защиты слабого). Но мне эмоционально противны такие сравнения: Гитлер, этот эпигон большевизма, "очищенный от гуманизма", есть персонифицированное Абсолютное Зло Человечества, материализация самых страшных садистских комплексов человеческого подсознания. Ленин же - этот предтеча фашизма, "не очищенный от гуманизма", куда более сложная, потому и более "человечная" личность.

Сталин, который честно (и искренне?) называл себя "всего лишь учеником Ленина", определял характер учителя как "соединение русского революционного размаха и американской деловитости". Где он там накопал "американскую" деловитость? "Теплее" утверждение, что в Ленине соединились русский бунтарский размах, энергия еврейского жестоковыйного фанатизма и немецкий "научно-бюрократический ordnung". Впрочем, родословная В.И. Ульянова тут, конечно, мало что объясняет: фанатическая энергия и деловитая организованность блестяще сочетаются, скажем, в Солженицыне, особенно его "героического периода" (многие говорят, что он и Ленина-то писал "с себя"), а поэт Клюев видел в Ленине не просто глубоко русского человека, а - поднимай выше - раскольника, старообрядца: "Есть в Ленине Керженский Дух/ Игуменский окрик в декретах".

Наконец, важнейшая составляющая "ленинского коктейля" - воинствующий, откровенный цинизм, политический (и личный?) цинизм Петра Верховенского. Ленин был циником (и, вероятно, мизантропом) в такой же степени, как, скажем, Жириновский. Но аппетита Жириновского хватает на то, чтобы отхватить побольше квартир "на имя сына", аппетита Ленина - на то, чтобы преобразовать Человечество. Поэтому один - блестящий и безопасный шут, другой - трудный и опасный гений.

Фанатизм Ленина придал пугачевскому бунту цель. "Бессмысленность" исчезла, сменилась ясным (безумно ясным!) смыслом, "беспощадность" же, помноженная на ленинский цинизм, энергию и деловитость, стала тотальной. В 1960-е годы в честь Ленина назвали атомный ледокол. Но сам Ленин был уникальным ледоколом Истории: дробил любые глыбы перед собой и тут же сковывал еще более толстым льдом все, что оставлял за собой!

Житие Ленина - сказка, житие мифологического героя. 47 лет ушли на "пустяки", смешные эмигрантские склоки полутора человечков, писание бессмысленных "брошюр" (вроде идиотского "Материализма и эмпириокритицизма"). Даром убитая жизнь, куда меньше, чем жизнь какого-нибудь Нечаева, достойная упоминания в учебнике.

В 47 лет случилось обыкновенное чудо: за 7 месяцев малоизвестный эмигрантский журналист становится диктатором России, кумиром левой интеллигенции всего мира, едва ли не новым Христом - крестьяне вешали его портреты среди икон. Этот утопист не просто с безрассудной смелостью поднял власть, валявшуюся на Дворцовой площади. Тогда, в 1917-м, все "эксперты" были уверены: большевики-то - это детские игрушки, это ненадолго, а вот дальше?! За большевиками - хаос, распад страны, общая пугачевщина. Ленин создал с нуля абсолютно новое государство, выиграл войну. Конечно, ему дико везло: если бы немцы в 1918-м разбили Антанту, они бы оккупировали Россию и смели большевиков. Но США вступили в войну, Клемансо расстреливал дезертиров, своего Ленина во Франции не нашлось, Антанта выиграла, Советская Россия была спасена.

И все-таки, конечно, главный кузнец своего счастья - сам Ленин. И объяснять ленинское чудо "немецкими деньгами" так же глупо, как объяснять успехи шахидов сегодня деньгами саудовскими. Нет, уж тут точно, не в деньгах счастье. Так как же он сумел, ломают головы историки... "Положение финдиректора было очень затруднительно. Требовалось тут же, не сходя с места, изобрести обыкновенные объяснения явлений необыкновенных". Ну, историки не сплоховали, нашли слова - "харизма", "пассионарность", гений. Кому нравится, может считать эти сочетания звуков ответом на вопросы: почему именно Ленин, как смог Ленин и т.д. Более ясных ответов нет.

Самое удивительное - разрыв между сверхчеловеческими делами и вполне скромной человеческой личностью. Это относится ко всем гигантам в истории, но в Ленине как-то особенно наглядно - он никогда не рисовался, творил свои чудеса без внешних подпорок, без мантии, короны, молитв, факельных шествий, без ТВ, радио, не опираясь на традиции или на свой героический миф, творил прямо в пиджачке, без всякой волшебной палочки и как будто без тумана. Искуситель, власть имеющий, избранник...

Отмечу лишь одну составляющую ленинского гения - словесную. Ленин, несомненно, единственный великий публицист за всю историю России. Сверхталантливые журналисты - те, кто за жизнь придумает одно выражение, ставшее крылатым (А.Фадин - "семибанкирщина", И.Малашенко - "семья"). Ленин сыпал афористические слоганы как из мешка, чтобы все привести - статьи не хватит. "С нами, а - не наш", "полезные идиоты" (о западных демократах), "формально правильно, а по существу издевательство", "учитесь торговать!", "коммунистическое чванство", "бюрократические извращения", "интеллигенция - не мозг нации, а говно", "власть - советам!", "грабь награбленное", "человек с ружьем", "живое творчество масс", "ум, честь и совесть нашей эпохи", и т.д. - до бесконечности. Не знаю, кто придумал гениальные слова "большевик" и "чекист", но, бесспорно, Ленин был если не отцом, то во всяком случае "крестным отцом" этих слов. Ничего более точного, увесистого, "приемистого" для языка не придумал ни один великий русский писатель.

Джон Рид точно сказал:

"10 дней, которые потрясли мир". Не перевернули, но потрясли - до основания.

Ленин - самый грандиозный "маргинальный вождь" в истории Человечества, вождь "маргинальной истории", которая едва не сожрала Историю "основную". Русский "пикник на обочине" не стал самоубийственной столбовой дорогой для всего Человечества, но он показал буржуазному миру, что есть "альтернативный проект". И 70 лет Запад смотрелся в кривое зеркало, которое к его лицу поднес Ленин.

Общество История Власть Работа власти Внутренняя политика Власть Позиция Дискуссия о В.И. Ленине Колонка Леонида Радзиховского
Добавьте RG.RU 
в избранные источники