Новости

20.01.2004 04:35
Рубрика: Общество

Кто вылечит село

Сегодня открывается Всероссийский съезд сельских медиков

Так считалось всегда: не стоит село без праведника. Но и без врача, без сельского фельдшера положение села, точнее его обитателей, плачевное. Может, кто-то помнит знаменитую в свое время пьесу Арбузова "Таня". И драматическую ситуацию героини - врача Тани: нужно немедленно спасать человека, а человек этот далеко и нет к нему нормальных дорог, да еще погода не выпускает из дома. В пьесе все кончается благополучно, а в жизни... В жизни все иначе. Век другой, но ситуация хуже, чем была. Горько это сознавать, но факты - упрямая вещь. Теперь уже не едут из города в деревню на оздоровление. Теперь, похоже, сам воздух наших сел утратил свою целительную силу.

Между тем в селе живут 38,5 миллиона человек. В 22 субъектах Российской Федерации сельские жители составляют 40 процентов населения. И есть явная тенденция к росту этой группы граждан - часть горожан фактически постоянно живет в селе. Как и в городе, тут набирает силу процесс старения населения. И вот еще одна особенность: на 1000 мужчин старше трудоспособного возраста на селе приходится более 2000 женщин такого же возраста. И чем дальше, тем хуже: потому как ожидаемая продолжительность жизни мужчин в сельской местности составляет всего-то 57 лет. А еще, казалось бы, совсем недавно - в 1988 году она была 63 года.

Мы порой судим о селе, особенно в центральных районах, по числу краснокаменных особняков "новых русских". Но это вовсе не зеркало сельской жизни, а если и зеркало, то самое кривое. Обитатели этих особняков ни в коей мере не зависят от самой жизни села, тем более от сельской медицины. Они, возможно, не ведают о том, что среднемесячная зарплата в сельском хозяйстве в 1992 году составляла 66,5 процента, а в 2002 году - только 40 процентов от средней оплаты труда работников в целом по стране. Несмотря на все и всяческие посулы и благие намерения, жизнь на селе становится все хуже. Арбузовская Таня с трудом добиралась к своему пациенту. А как быть нашему современному - сельскому врачу? За девяностые годы прошлого века число сельских населенных пунктов, имеющих автобусное сообщение, сократилось почти на 35 тысяч, на восемь тысяч меньше стало автобусных маршрутов.

Все это не может не сказаться на состоянии здоровья селян. Село обгоняет город по числу инвалидов, по количеству смертей, особенно среди мужчин трудоспособного возраста. Вдумайтесь в цифру, которую сейчас назову: 45 процентов мужчин погибают в результате предотвратимых причин смерти - от травм, отравлений, алкоголизма, от того, что каждый пятый из них кончает жизнь самоубийством. Невиданное число сельских суицидов - результат той безысходности, в которую загнан нынче сельский житель.

Не хочется далее утомлять читателя цифрами, но без них на сей раз, видимо, не обойтись. Сельский уровень младенческой смертности - 14,9 случая на 1000 родившихся живыми. В городе он 12,7. Провели Всероссийскую диспансеризацию, и оказалось, что доля здоровых детей в селе составила всего 29 процентов, а в городе она 37 процентов. Потому-то и количество часто и длительно хворающих детей и подростков на селе куда больше, чем в городе.

Болеют, становятся инвалидами, рано уходят из жизни... А что же сельская медицина? Раньше действовала система распределения выпускников медицинских вузов, и чуть ли не в обязательном порядке многие из них должны были отработать энное количество лет на селе. Теперь такой системы нет. И при всем желании я не смогу назвать молодого медика, добровольно решившего отправиться работать на село. Хотите знать результат? На городского жителя ежегодно приходится почти 12 врачебных посещений, на сельского и пяти не наберется. Да и возможно ли больной бабуле или женщине с ребенком добраться по бездорожью к своему целителю? И денег-то на поездку, как правило, нет.

Раньше пусть маломощные, пусть даже не врачебные, а фельдшерские пункты были досягаемы. Потом в начале девяностых началась реструктуризация сети здравоохранения. Больнее всего ударила она по сельской медицине - именно здесь больше всего позакрывали маломощных больниц и фельдшерских пунктов. Не могу не назвать еще одну цифру - цифру вопиющей несправедливости: в целом по стране количество больничных учреждений сократили на 20 процентов, из их числа 70 процентов пришлось на сельские больницы. Обеспеченность больничными койками жителей сельской местности почти в два раза ниже, чем по стране. Так-то вот! Так куда же ехать врачу? Где для него хотя бы приемлемые условия работы? Нет ответов на эти вопросы. Зато можно констатировать: дефицит медицинских кадров на селе продолжает расти, как впрочем и текучесть.

Основная стационарная помощь сельским жителям оказывается в центральных районных больницах. Но они в основном маломощные. Из-за этого почти треть больных лечатся очень долго, дедовскими методами.

Не забудем и о том, что на селе своя специфика. Тут прежде всего нужны врачи общей практики, которые могут и роды принять, и ангину полечить, и капельницу поставить, и распознать злокачественную опухоль. Потому тут очень кстати различные выездные бригады для организации некоторых видов консультативно-диагностической помощи, проведения кампаний по вакцинации.

В Республике Коми постоянно действует на правах юридического лица Республиканский мобильный медицинский отряд, финансируемый республиканским бюджетом. В Ростовской области выездная медицинская служба создана на базе областных клинической и детской больниц, областных диспансеров, центральных республиканских больниц. Хорошо организовано выездное обслуживание в Еврейской автономной области, Новгородской, Нижегородской, Воронежской областях.

Но погоду на селе делают не они, а именно врачи общей практики. Впрочем, делают, это я уж явно чересчур: нет пока таких врачей. Точнее, их явно мало.

Что же делать? Куда сельскому жителю податься? Наверняка об этом сегодня станут говорить сельские медики на своей сходке. Совершенно очевидно: нужно немедленно пересмотреть структуру и нормативы деятельности, географической и временной доступности этой помощи на селе с учетом потребности в ней населения. Ведь сумели же в Свердловской области создать условия для работы врача общей практики. Сумели за счет использования средств местных бюджетов и средств обязательного медицинского страхования. Подобная практика есть в Чувашии. Там врачи общей практики получают от 15 до 25 тысяч рублей в месяц. Не ахти какие деньги за столь тяжкий и столь ответственный труд, но все-таки уже есть хоть какая-то финансовая заинтересованность, какая-то возможность достойной жизни для врача и его семьи. А в конечном итоге - отправная точка для изменения ситуации со здоровьем сельского населения.

Вопросы повышения качества медицинской помощи на селе включены практически во все федеральные целевые программы, курируемые Минздравом РФ, который впервые за последние десять лет решил держать совет с сельскими медиками. Много надежд на реализацию программы "Социальное развитие села до 2010 года".

Я совершенно убеждена: сельский врач - особая категория специалистов и оплата его труда должна исходить именно из этого посыла. Признаем: время подвижников, альтруистов кануло в Лету. Не считаться с этим - значит губить собственный народ.

Общество Здоровье Правительство Минздрав