Новости

20.01.2004 00:50
Рубрика: В мире

Референдум как детонатор

Хотя "холодная война" ушла в прошлое, люди не перестают говорить об угрозах миру и безопасности. Было время - главным пугалом служил Саддам Хусейн. Но американская военная операция в Ираке породила больше вопросов, чем дала ответов. Говоря о ней, азиаты нынче вспоминают свой старинный каламбур: трудно найти в темной комнате черную кошку, особенно если ее там нет.

Следующим источником угрозы была объявлена северокорейская ядерная программа. Но в подходах к ней обозначились позитивные моменты. Сдвинулись с места шестисторонние переговоры. Пхеньян допустил на свои ядерные объекты иностранных инспекторов. И вот теперь замаячил третий, причем гораздо более реальный источник угрозы для региональной и даже глобальной безопасности.

Налицо новое обострение обстановки в Тайваньском проливе, где дело вполне может дойти до военного конфликта. Причина - референдум, затеваемый тайваньскими властями в марте. Руководство КНР расценивает его как шаг к провозглашению независимости "мятежной провинции". А Китай не раз подчеркивал, что готов пресечь любое посягательство на его территориальную целостность всеми, в том числе и военными, средствами.

Чтобы пояснить подоплеку конфликта, напомню его историю. После того как коммунисты одержали победу над гоминьдановцами в гражданской войне, Мао Цзэдун в 1949 году провозгласил рождение Китайской Народной Республики. А разгромленные сторонники Чан Кайши обосновались на острове Тайвань. При поддержке США они узурпировали место в ООН, сохранив для себя название Китайская Республика, которое страна носила после свержения последней императорской династии в 1911 году.

Однако сенсационный визит Никсона в Пекин тридцать лет назад ознаменовал поворот в американской политике. Было подписано Шанхайское коммюнике, где Соединенные Штаты впервые недвусмысленно заявили: существует только один Китай, а Тайвань является его частью. Чтобы установить дипломатические отношения с Пекином, Вашингтону пришлось разорвать официальные связи с Тайбэем. Представитель КНР занял свое законное место в Совете Безопасности ООН.

Вслед за США этому примеру последовали почти все страны. Нынче "мятежная провинция" имеет дипломатические отношения лишь с несколькими второстепенными государствами Африки и Латинской Америки. При этом Тайвань, подобно другой территориальной единице Китая - Гонконгу, сохранил членство в ряде международных организаций. Он участвует в форумах АТЭС (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество), одновременно с КНР стал членом ВТО (Всемирная торговая организация).

Военная напряженность в Тайваньском проливе ослабла. Дэн Сяопин еще в 1982 году сформулировал девиз "одно государство - два строя". Он должен был стать условием возвращения Китаю бывшей британской колонии - Гонконга, но выдвигался с прицелом на Тайвань. Однако власти "мятежной провинции" не проявили желания поспешно следовать гонконгскому примеру. Они выдвинули свою формулу: "одно государство - два правительства". Раз, мол, ни Пекин, ни Тайбэй не контролируют всю территорию страны, они должны вести диалог как равноправные политические единицы, что в свое время делали две Германии или два Вьетнама.

Вместе с тем во время своей инаугурации в 2000 году нынешний глава тайваньской администрации Чэнь Шуйбянь торжественно объявил, что не будет провозглашать независимость Тайваня, не будет менять названия страны, не будет проводить референдум об изменении статус-кво. Пекин тогда тоже сделал встречный шаг. Он впервые заявил, что готов вести с Тайбэем диалог на паритетной основе, а не как центр с одной из провинций. При условии, что обе стороны будут привержены идее единого Китая.

Между тем остров стал все глубже втягиваться в экономическое взаимодействие с материком. Свыше двухсот тысяч тайваньских предпринимателей вложили на другом берегу пролива более 40 миллиардов долларов. Они уже не могут обходиться без развернутых там производственных мощностей, без дешевой рабочей силы и неограниченных рынков сбыта. Да и для Пекина весьма заманчив процесс формирования "Экономической зоны Большого Китая", включающей КНР, Гонконг и Тайвань, которые по своим совокупным валютным резервам опережают Японию и Европейский союз, не говоря уже о США.

И вот на этом фоне нынешний глава тайваньской администрации Чэнь Шуйбянь, которому весной предстоит переизбираться на второй срок, решил разыграть в своей предвыборной кампании антипекинскую карту, вздумал провести в марте вышеупомянутый референдум. Эта вздорная затея вызвала тревогу и осуждение у всех здравомыслящих политиков. Свои предостережения об опасности подобного шага официально высказали Россия и Япония.

Даже нынешний президент США Буш, который, придя в Белый дом, упрекал своего предшественника Клинтона в недостатке жесткости к Пекину и грозил, что в случае китайского вторжения на Тайвань "будет защищать остров всем, что для этого потребуется", на сей раз проявил взвешенность и дальновидность. Он недвусмысленно заявил: "Мы против любого одностороннего решения, будь то со стороны Китая или Тайваня, изменить статус-кво. А высказывания и действия нынешнего тайваньского руководителя указывают на его желание односторонне сделать это - против чего мы возражаем". На днях официальный представитель Белого дома вновь подтвердил неизменность данной позиции.

Россияне, которые дорожат своей дружбой с великим китайским соседом и искренне желают ему успеха в завершении исторической миссии национального воссоединения, уважительно и доброжелательно относятся и к жителям Тайваня, сумевшим за тридцать лет увеличить валовый внутренний продукт острова в тридцать раз.

Остается надеяться, что пресловутый референдум останется лишь неудачной выдумкой тайбэйских политтехнологов и не вызовет такого обострения обстановки, как во время выборов на Тайване в 1996 году, когда КНР устроила учебные ракетные стрельбы близ острова, а США в ответ ввели боевые корабли в пролив. Какой смысл тайваньцам, достигшим самого высокого после Японии уровня благосостояния в Азии, ставить все это на карту, ради сомнительных популистско-сепаратистских лозунгов? Не лучше ли продолжать пусть медленное, но неуклонное встречное движение, уже доказавшее свои благотворные результаты для представителей одной великой нации по обе стороны Тайваньского пролива?

Словом, пусть восторжествует здравый смысл, дабы пресловутый референдум не стал детонатором военного конфликта с непредсказуемыми последствиями для международного мира и безопасности!

В мире Восточная Азия Китай Путешествия Всеволода Овчинникова