Новости

30.01.2004 04:12
Рубрика: В мире

В Сухуми готовятся к блокаде и курортному сезону

Глава правительства Абхазии Рауль Хаджимба дал интервью корреспонденту "РГ"

- Рауль Джумкович, последний вооруженный инцидент в селе Лия Цаленджихского района Грузии, когда вооруженная группа напала на полицейский участок, убив при этом четырех стражей порядка, доказывает, что до стабильности в вашем регионе еще очень далеко. Причем грузинская сторона заявляет, что нападение было совершено смешанной грузино-абхазской бандой, контролировавшей контрабанду из Абхазии в Грузию.

- Я хотел бы сразу заявить, что наши граждане в этом преступлении не участвовали. И заявление представителей МВД Грузии о том, что в этом районе действует абхазская криминально-диверсионная группа, провокационны и безосновательны. Честно говоря, мне не понятно, зачем ряд СМИ пытается привязать к этому инциденту на территории Грузии абхазскую сторону. Я могу назвать подобные сообщения только информационной провокацией, направленной на еще большую дестабилизацию и так сложной ситуации в регионе. Но мы поддерживаем тесный контакт с грузинскими правоохранительными органами на тот случай, если члены рассеянной бандгруппы попытаются скрыться в направлении Абхазии.

- Ведутся ли сегодня какие-нибудь официальные переговоры с новыми властями Грузии?

- Все переговоры, которые сегодня ведутся, проводятся под эгидой ООН, представителей стран - друзей Генерального секретаря ООН, куда входят Франция, Германия, Россия, Великобритания и США, представители которых в качестве наблюдателей бывают на всех этих переговорах.

- Ваш министр иностранных дел Сергей Шамба заявил, что абхазская сторона не довольна позицией стран - друзей генсека ООН...

- В целом мы позитивно оцениваем деятельность стран - друзей генсека ООН и главным итогом их деятельности считаем требования мирного урегулирования конфликта. В то же время у нас есть и определенные претензии к их деятельности. В частности, к активной поддержке территориальной целостности Грузии за счет ущемления наших интересов. Поддерживая позицию Тбилиси, международное сообщество допускает большую ошибку, поскольку суть грузино-абхазского конфликта заключается в том, что абхазы руководствуются принципом "права наций на самоопределение".

Должен также сказать, что ситуация, складывающаяся в Грузии после инаугурации президента Михаила Саакашвили, и выпады грузинских властей в адрес Абхазии, в частности, заявление о намерении начать морскую блокаду нашего побережья, требуют своевременного реагирования. Спокойно сидеть и слушать, что говорят в Тбилиси, мы не можем. В противном случае получится, будто мы соглашаемся и принимаем все, что говорится в Грузии. Мы должны быть готовы к любому повороту событий с их стороны.

- В начале февраля состоится очередная четырехсторонняя встреча по урегулированию грузино-абхазского конфликта. Что вы ожидаете от нее?

- Немногого. За все это время мы не добились и от грузинской стороны, и от всех тех, кто непосредственно содействует этим переговорам, реальных гарантий безопасности. Грузинская сторона просто уклоняется от этого.

- Как вы прокомментируете заявление замминистра юстиции Грузии, что и "мы будем серьезно разбираться с Абхазией"?

- Возможностей, конечно, у грузинской стороны сегодня побольше, чем когда они начинали войну. Запад активно оказывает военную помощь не только военными инструкторами, но и боевой техникой. У нас есть информация, что в феврале-марте возможна передача ВМС Грузии ракетного крейсера из состава ВМС Греции. А против кого будет направлена его мощь? Не против же России. Опять же с помощью США создается мощная бронетанковая группа, базирующаяся недалеко от Южной Осетии. Достаточно большое количество плавсредств, которые Тбилиси может использовать для нашего устрашения. Все это очень настораживает нас.

- Но ведь вновь избранный президент Грузии Михаил Саакашвили уже заявил, что с Абхазией он собирается решать вопросы только мирным путем.

- И до появления Саакашвили на политической арене мы многое слышали и об их военных возможностях, и об желании Тбилиси решать проблемы мирным путем. Но в то же время там не исключают и силового варианта. И окружение Саакашвили время от времени нам говорит об этом: не будет возможности решения мирным путем, будут решать ее военными способами.

Саакашвили уже заявил: в случае необходимости он будет спать в казармах до разрешения этой проблемы. Интересно, как на солдатской кровати он будет решать государственные проблемы? Да и Бурджанадзе заявляла о том, что в случае необходимости она готова поставить под ружье своих сыновей, чтобы решить проблему Абхазии и Южной Осетии.

Мы все это слышим и понимаем, что возможность нового военного конфликта реально существует. Мы не будем ждать сложа руки. Нас хотят запугать. Не выйдет.

- Тогда о чем можно договориться с новым руководством Грузии и возможно ли это?

- Вопрос пока стоит о том, чтобы не возник новый конфликт, который бы перерос в военные столкновения. Можно было бы решать эти проблемы, договариваясь о каких-то путях их решения.

- О каких?

- Ну хотя бы о возможности решения проблем железнодорожного сообщения. Железная дорога - это одна из самых больших проблем для стран Закавказья. Далее надо решать вопрос, связанный с реабилитацией "Ингури-ГЭС". Это наша станция, которая дает электроэнергию и Грузии, и Абхазии. Это вопросы и возвращения беженцев, в первую очередь в Гальский район. В Тбилиси почему-то не говорят, что туда вернулось уже 60 с лишним тысяч бежавших от войны из Абхазии. В основном это грузины.

- И как их встретили?

- Нормально. Но обстановка там сложная из-за того, что так называемые партизаны пытаются влиять на нее, создают определенные условия нетерпимости населения ко всем этим процессам, которые мы сегодня пытаемся налаживать. Все так называемые грузинские партизанские группы под названием "Белая гвардия" и "Лесные братья" находятся под контролем спецслужб Грузии.

- Какова роль российских миротворцев?

- За эти 10 лет после завершения войны российские миротворцы, находясь на линии разъединения, не допустили возобновления очага войны. При этом погибли 96 российских миротворцев. Низкий поклон за это России. Правда, сегодня звучат предложения, что российские миротворцы должны быть выведены. Об этом чаще всего заявляет грузинская сторона. Но я думаю, как только миротворцы уйдут, у нас ситуация резко ухудшится.

- А какую реальную помощь оказывает вам группа ООН, которая базируется в Сухуми?

- Нельзя сказать, что она ничего не делает. Определенная заслуга в невозобновлении конфликта у нее есть. Правда, их представители дают слишком однобокую информацию в штаб-квартиру ООН, где виновной стороной в тех или иных спорных ситуациях, возникающих здесь, виновата только Абхазия. Нас это не устраивает. Нужна объективность, которой, к сожалению, мы не видим.

- Каковы должны быть шаги России, чтобы окончательно решить проблему грузино-абхазских отношений?

- Мы - независимое государство уже десять лет. Нас пока никто не признает, но ни о каком возвращении в состав Грузии не может быть и речи. Сегодня уже 72 процента населения Абхазии имеют новые российские паспорта. Российское гражданство к концу года, возможно, будет иметь уже все население нашей республики, которое уже неоднократно требовало присоединения к России. Мы уже не раз обращались к руководству России с пожеланием об ассоциированных отношениях. Это предполагает создание определенных возможностей и в таможенном, и в пограничном, и в других аспектах, создание совместного руководства. Можно будет делегировать определенные полномочия Москве в плане международных контактов и всех остальных, где нас могла бы представлять Россия. Мы прекрасно понимаем, что без российского соседа, который так или иначе влияет на наши определенные внутренние дела, мы не можем существовать и полнокровно развиваться.

В мире экс-СССР Абхазия В мире экс-СССР Грузия Власть Работа власти Внешняя политика Интеграция на постсоветском пространстве Независимость Южной Осетии и Абхазии