Новости

30.01.2004 04:05
Рубрика: Власть

Греф и время "Ч"

Сегодня в Брюсселе решается судьба Калининграда и наших отношений с Евросоюзом

Переговоры начались в понедельник, когда в "европейскую столицу" прилетел заместитель министра экономического развития и торговли Максим Медведков. Замминистра отрапортовал: почва готова. По классификации европейской бюрократии уровень переговоров можно оценить как "очень высокий". Выше - только президенты. Есть надежда, что "дергать" их и использовать как кризисных управляющих не придется.

Если этого не произойдет, ситуация может перерасти в состояние "холодной войны". Картина уникальная: на фоне все более амбициозных заявлений политиков (венцом можно считать планы построения к 2007 году единого экономического пространства ЕС и России) текущие прагматические отношения оставляют желать лучшего, более того, расширение ЕС, стартующее 1 мая принятием новых 10 членов, грозит России потерей от 300 до 400 миллионов долларов ежегодно.

Спектр нынешних брюссельских переговоров необычно широк: от ВТО (Россия надеется заручиться лояльной позицией ЕС, чтобы увереннее чувствовать себя на многостороннем "торжище" в Женеве) до Калининграда. Несмотря на то, что 70 процентов позиций по ВТО считаются согласованными, ЕС по-прежнему настаивает на том, чтобы российская энергетическая отрасль играла по чужим правилам. Наши газ и электричество рассматриваются европейцами как "необоснованно дешевые". Здесь - тот коготок, где всей птичке увязнуть. Россия отчаянно торгуется и заявляет, что в этом вопросе не уступит никогда. Удалось ли Медведкову за эту неделю уговорить брюссельских бюрократов, пока неизвестно: предварительные итоги переговоров такого уровня не разглашаются. Неизвестно и то, насколько решительно Россия пошла на уступки по "второстепенным" вопросам, дабы умиротворить газовые аппетиты ЕС. Так, пару месяцев назад Россия заявила, что готова пустить европейских страховщиков на свой рынок, но официального подтверждения этому смелому заявлению пока не было. Предметом торга может быть и аграрный вопрос. Показательно, что, по нашей информации, переговорщики от Минсельхоза, проявлявшие несгибаемость, доходящую, по мнению некоторых, до "упертости", остались в Москве, и если они не подъедут в Брюссель в самый последний момент, это может быть очень знаковым фактом.

Расширение ЕС - другая главнейшая тема. Прямые потери России от присоединения к Евросоюзу с 1 мая 10 стран оцениваются по-разному, но все равно речь идет о серьезных суммах. Максим Медведков называет 150 миллионов долларов в год, вице-премьер-министр сельского хозяйства Алексей Гордеев озвучил недавно цифру в 400 миллионов. Потери происходят главным образом из-за того, что новые страны, с которыми Россия нормально торговала и будет торговать до 1 мая, вынуждены будут принять участие во всех торговых санкциях, которыми обложила нас Европа. То, что эти страны сами понесут значительные убытки, пока остается за кадром: эйфория от обещанных Евросоюзом прямых вливаний в их экономики затмевает разум. Нам компенсировать никто ничего не собирается, более того, торговый режим с Европой становится все жестче, сама Европа - все больше. Короче, караул.

В этой связи крайне показателен последний пример - скандал вокруг торговли российским кремнием, который уже окрестили "необъявленной торговой войной". Напомним, что в конце декабря Европейская комиссия по торговле (КЕС) ввела "антидемпинговые пошлины" на российский кремний. Под них попали три российских предприятия. Мало того что эти новые пошлины лишь дополняют старые, и без того почти запретительные. Как пояснил корреспонденту "РГ" источник в Правительстве, КЕС "не устает изощряться в новых способах интерпретировать свои собственные правила игры", выдумывая все новые способы выдавливания российских конкурентов с европейского рынка. Интересно, что, когда в 2002 году рыночный статус нашей страны был признан официально, атаки не стали мягче, но стали более изощренными. Теперь, как и на переговорах в ВТО, акцент делается на энергетическую составляющую нашего "способа производства". Очевидно, и за баталиями в Женеве, и за изысками в Брюсселе стоит одна и та же фигура - крупный европейский бизнес.

Комиссар ЕС по торговле Паскаль Лами неоднократно заверял россиян: двойных стандартов в отношении России нет. Несмотря на это, в том, что касается ввоза в Европу нашего кремния, КЕС, как считает наш источник в Правительстве, сделала "осмысленный шаг в сторону овеществления двойных стандартов". Ее специалисты, полагает источник, "применили специально созданные под Россию схемы игнорирования реальных данных по издержкам на энергетику наших предприятий". Ведает ли левая рука то, что творит правая? О да: тот же борец с двойными стандартами Паскаль Лами подписал решение КЕС и поблагодарил ее за хорошую работу. Фактически, говорят эксперты, это возвращает Россию в состояние, которое было у нее до признания нашего рыночного статуса.

В расследовании по кремнию КЕС решила, что затраты наших предприятий на энергию надо вычислять не реальные, по российским ценам, а виртуальные, по ценам... в Канаде и Норвегии, хотя наши предприятия, понятное дело, свои штепсели в норвежские розетки не втыкают и пользуются той энергией, которая у нас есть, то есть дешевой. Извините, что она у нас дешевая! Извините, что у нас есть Сибирь с ее реками, на которых, простите, СССР воздвиг электростанции. Прости нас, Европа, что обделил вас Господь Ангарой и Енисеем. Смешно? Отнюдь, дошло до того, что нашим бизнесменам в приватном порядке было сказано: почему вы пользуетесь энергией каскада иркутских ГЭС по 11 копеек за киловатт-час, хотя у вас в России есть, например, Камчатка, где энергия стоит 3 рубля? Вот если бы вы ориентировались на трехрублевую энергию, мы бы вас не преследовали. Одна закавыка: кремниевые предприятия стоят как раз рядом с иркутским каскадом. Интересно, а европейские бизнесмены готовы переехать на Камчатку и организовать там, например, производство швейцарских часов?

В этой позиционной войне под ударом в первую очередь оказывается Калининград, который с 1 мая будет со всех сторон окружен Евросоюзом. По оценкам Максима Медведкова, прямые потери калининградского бизнеса от такого окружения составят от 4,5 до 6 миллиардов рублей ежегодно. Львиная доля в структуре конкретно калининградских потерь - транзитные пошлины. Доставить в Калининград, скажем, из Новгорода фуру с книгами или с колготками станет где-то на 200-300 евро дороже, чем сейчас. Соответственно, безумно дорогим станет перемещение товара из Калининграда в Россию, что для многих предприятий просто смертельно: страны Евросоюза покупать калининградские товары не намерены, естественный рынок сбыта для них - "большая Россия", и этот рынок теперь отрезан. Сколько в Калининградской области разорится фирм, сколько человек окажутся выброшенными на улицу, не знает никто.

Безусловно, "процесс идет" и "вопрос решается" - переговорщики усиленно ищут выход. Одним из промежуточных успехов можно считать договоренность, достигнутую накануне Медведковым в Вильнюсе. Решено, что российско-литовское соглашение о торговле 1 мая не будет разорвано, его лишь подкорректируют под новые реалии. Стороны выявили 20 проблем, которые надо решить, но как именно - пока неизвестно. Медведков сообщил, что конкретно проблема транзита также пока не решена. Более чем скромный прогресс объясняется тем, что Вильнюс, предпринимая даже крошечный шажок, оглядывается на Брюссель. А оттуда то моргнут, то кивнут, и понимай как знаешь - тамошняя бюрократия свое дело знает не хуже прославленной российской.

Возникает естественный вопрос: разве о расширении ЕС Россия узнала вчера? Почему теперь масса экспертов должна в пожарном порядке решать проблемы, о существовании которых было известно как минимум несколько лет? Если открыть калининградские газеты, вы найдете эти же риторические вопросы и там. На днях Президент РФ освободил от должности своего представителя по Калининграду Дмитрия Рогозина. Вместо него проблему курирует комиссия под патронажем заместителя главы администрации Президента РФ Игоря Шувалова. Максим Медведков в комиссию пока не входит, но калининградский губернатор г-н Егоров высказался за то, чтобы "женевский ас", как прозвали Медведкова за глаза, поскорее бы к ней присоединился. Работой Рогозина в свою очередь губернатор остался доволен, но это довольство не разделяют в тамошней областной Думе. По мнению областных парламентариев, Рогозин "сделал меньше, чем от него ожидалось", причем "не имел четкого плана действий". Некоторые калининградские СМИ доходят до прямых выпадов в адрес экс-представителя, считая, что он вместо дела занимался "шумным пиаром".

Но это наши, домашние проблемы, с которыми мы как-нибудь разберемся. А вот европейцам, как сообщил корреспонденту "РГ" источник в российской делегации в Брюсселе, сегодня будет сделан недвусмысленный намек. Претендуете на особую роль в мировой политике и экономике? Хотите стать сверхдержавой, образовать противовес США? Так не ведите себя по-местечковому, как какой-нибудь ландграф в своем поместье. Не секрет, что бюджет ЕС, обременный безудержной закачкой денег в "новые страны" и поддержкой собственного бизнеса, трещит по швам. Вместо того чтобы самозабвенно бороться с российским зерном, кремнием и алюминием, не лучше ли и вправду создать с Россией единое экономическое пространство, пока предлагают? Еще немного интеграционного успеха на просторах бывшего СССР, еще одна неуклюжая выходка брюссельских бюрократов - и Россия станет более вменяемым партнером для той же Украины, чем сам ЕС. А это очень чревато. Россия стоит в позе страдальца - но это пока. Штука в том, что первые могут легко стать последними. И наоборот.

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации ВТО Международные организации Европейский союз Россия и ВТО