Новости

30.01.2004 04:00
Рубрика: В мире

Как плачут первые леди

Хиллари Клинтон не будет участвовать в президентской гонке. Комментарии - в ее мемуарах

Скажи, с кем ты смеешься...

Нет такой должности - "первая леди". Есть положение. И чем тактичнее и мудрее жена публично несет этот крест, тем большим громоотводом и большей опорой она служит мужу. Хиллари всегда была слишком яркой и сильной для тени. Может, поэтому проблема "политического супруга" сегодня стала новой темой для американских политтехнологов.

"Я знаю лишь одно: никто не понимает меня лучше Билла и никому не удается рассмешить меня, как это умеет делать Билл", - написала Хиллари Клинтон. В книге еще раз встретится что-то подобное, уже о Джессике Кеннеди и ее муже: "Они умели смешить друг друга, а я полагала, что это один из главных критериев, определяющих людей, как пару". Где смеются двое - их личное дело. А если они президенты? Бывший и будущий?

Автобиографическая книга Хиллари Клинтон разошлась в прошлом году более чем миллионным тиражом, переведена сегодня на многие языки мира, в том числе русский. "История моей жизни" вышла в издательстве "Олма-пресс". Ее заметили, рецензировали, отрывки печатали. Кто-то в спешке, ухватив лишь страницы про самый громкий скандал Америки с участием Моники Левински, публично приговорил 500-страничный капитальный труд - "моя пресная леди", процитировав подзабытые русские частушки, адресованные Биллу: "С кем хотите, спите, только не бомбите".

Думаю, что свести восьмилетний опыт борьбы и жизни в Белом доме, как "в горячей точке", эпицентре самых изощренных, как пытки, политтехнологий, лишь к любопытству заурядным адюльтером, слишком расточительно. Текст книги сегодня актуален, как фронтовой репортаж.

Специалисты по неприятностям

Америка начинает президентскую гонку. Случился первый мощный информационный выброс против республиканца Буша, представленный бывшим министром финансов.

Вся книга Хиллари - это повесть о том, как сопротивляться компромату. И... находить его. Кто бы мог предположить, что адвокат Хиллари Родхэм, расследовавшая Уотергейт Никсона, через четверть века будет переживать импичмент собственного мужа!

Независимые прокуроры и дорогие адвокаты сопровождали все дни и годы их пребывания в Белом доме. Играла Хиллари в молодости на товарной бирже и смогла из тысячи сделать сто тысяч долларов - расследование. Сделка с недвижимостью в Арканзасе, когда они с друзьями купили землю и думали заработать при буме строительства, оказалась убыточной, но прибыльной через много лет для их противников и газет. Еще "до Моники" они пережили столько расследований, что с лихвой хватило бы на несколько других политических биографий.

В избирательном штабе Билла была знаменитая "комната войны", где команда анализировала все выпады и немедленно давала ответ и отпор. Молчание в борьбе за избирателя равносильно поражению.

Когда была выиграна президентская гонка, в Белом доме создали группу, которую назвали "специалисты по неприятностям". Хиллари пишет: если верить всему, чем был заполнен эфир в первые годы пребывания в Белом доме, то выходило, что президент является коммунистом, первая леди - убийцей, а вместе они затеяли заговор с целью отобрать у страны оружие и заставить всех отказаться от семейного врача (если он был) в пользу социалистической системы здравоохранения.

У Клинтона были очень сильные враги. Яростных республиканцев в сенате поддерживали серьезные круги, которых не устраивал такой президент-демократ.

Политика скрытой войны для Вашингтона не нова, пишет Хиллари. Однако практика персонального политического уничтожения, злонамеренные кампании по коверканию жизни публичных фигур приносят страшный вред стране. Один из ближайших друзей и помощников четы Клинтонов еще с Арканзаса покончил жизнь самоубийством: "Работа в Вашингтоне, где каждый шаг на виду, не по мне, здесь моральное уничтожение людей полагают за спорт", - написал Винс Фостер.

Совсем не случайно Хиллари вспоминает судьбу Ли Этуотера, политического вундеркинда предвыборных кампаний Рейгана и Буша-старшего. В публичных схватках того времени он прославился своей безжалостностью, считая что для победы все средства хороши. 40-летний политтехнолог умирал от рака мозга с прозрением: "Только смертельная болезнь заставила меня взглянуть правде в лицо, и правда эта состоит в том, что эта страна, где правит безжалостное честолюбие, где набирает ход моральное разложение, может многому научиться на моем примере..."

Клинтонам очень много доставалось от прессы. Хиллари тем не менее благодарит всех, кто за восемь лет не нарушил неписаное правило: не брать интервью и не публиковать фотографии, кроме официальных, их дочери Челси.

Выражает признательность всем журналистам, кто соблюдал "дорожный протокол" во время зарубежных визитов, не предавая печати дружеские разговоры за обедом, в гостинице, в самолете.

Костыли за 2400 долларов

Правят ли Америкой президенты? Ровно в такой степени, в какой им позволяют. Это жесткий вывод человека, который знает, что и о ком говорит.

Анатомия вопроса обязательного медицинского страхования, которое, кстати, сейчас актуально и в России, исследована Хиллари Клинтон на уровне смелого врача- клинициста, который ставит государству безнадежный диагноз.

Билл победил на выборах, обещая избирателям не только вывести из стагнации экономику, но и здравоохранение - из глубочайшего кризиса.

Кстати, с той программой Клинтона можно смело идти на президентские выборы и в России: контроль над ценами на медицинские услуги, упрощение получения страховки, расширение возможностей получения лекарств и, что самое главное, гарантированное получение медицинской страховки для каждого.

Впервые в американской истории президент поручил жене, уточним, высококвалифицированному юристу, одному из самых активных участников избирательной компании, возглавить группу по законодательной реформе здравоохранения. Впервые первая леди стала ведущим докладчиком, крайне обеспокоенная тем, что 37 миллионов американцев, в большинстве своем работающих (для бедных и пожилых худо-бедно действовали две программы), не могут получить помощь, за исключением критических ситуаций. Два миллиона временно лишаются страховки, меняя работу. Маленькие предприятия и фирмы не могут предложить своим сотрудникам страховку (правда, знакомо?) из-за взрывного роста взносов. Люди разорялись, если попадали в реанимацию. Больницы, чтобы компенсировать затраты на неплатежеспособных пациентов, взвинчивали цены. Появились таблетки аспирина по два доллара и костыли за 2400 долларов!

Пожалуй, эта глава - самая сильная и драматичная в книге, как ассоциация медицинских страховщиков Америки начала изощренную борьбу с реформой, т.е. с супругами Клинтон. Хиллари пишет о том, что они проиграли эту войну.

Вместе с тем "мы должны были попытаться. Наша работа подготовила почву для феномена, который... окрестили впоследствии "фактором Хиллари" - намеренного сдерживания роста цен поставщикам и фармацевтическим компаниям в течение 90-х годов". Они подготовили почву для реформ, увы, менее значительных, но очень важных: был принят ряд законов, например, позволяющих оставаться женщине в госпитале дольше 24 часов после рождения ребенка.

50 тысяч доносов про любовь

Как пережить жизнь, когда со свечой в твою спальню может зайти каждый?

Четырехлетнее расследование супружеской неверности независимым прокурором Кеннетом Старром (Хиллари однажды передала ему слова: "Прокурор при сильном желании сможет предъявить обвинение даже сэндвичу с ветчиной") обошлись казне в 45 миллионов долларов и вылились в 50 тысяч страниц конфиденциальных показаний. Это было самое дорогое и самое массовое шоу Америки.

400 виднейших историков Америки опубликовали открытое письмо, в котором обвинили прокурора в злоупотреблении должностным положением, подобное дело об импичменте приводит к компрометации конституционного строя.

Хиллари нашла честные и важные слова, чтобы объясниться с народом, и тогда ее рейтинг популярности достиг небывалой высоты - 70 процентов: "Как жене, мне хотелось скрутить Биллу шею. Однако он был не только моим мужем, но также и моим президентом, и я подумала, что, несмотря ни на что, Билл руководит Америкой и миром таким образом, который я по-прежнему поддерживаю.... Ни один человек не заслуживает такого оскорбительного обращения, которому подвергся он... То, что совершил мой муж, - неправильно в нравственном отношении. Но я также знала, что его измена была отнюдь не государственной. Все, чему научило меня уотергейтское расследование, убедило меня в том, что нет никаких оснований подвергать Билла процедуре импичмента".

Когда Хиллари начнет собственную избирательную кампанию в сенат, многие женщины отвернутся от нее за то, что она простила мужа.

Прощение - это не дар, это усилие воли и состояние ума. Хиллари пишет, как она летала на инаугурацию Нельсона Манделы. После

26-летнего тюремного заключения в результате всенародных выборов он стал первым чернокожим президентом ЮАР. На торжественной церемонии Мандела привел ее в восхищение. Воздав дань высоким гостям, он попросил поприветствовать троих своих бывших тюремщиков с острова Роббен, относившихся к нему в заключении с уважением.

Мандела еще раз вызовет у Хиллари благодарную улыбку. Во время визита в Белый дом, когда судьба Билла и президентства висела на волоске, он публично пообещал "не вмешиваться в домашние дела этой страны".

Лосиные губы от Ельцина

Отец Хиллари, как и многие американцы, пережившие Великую Депрессию и страх перед бедностью, терпеть не мог расточительства. В книге есть потрясающий абзац: если кто-то из детей забывал закрутить колпачок на тюбике зубной пасты, отец выбрасывал его через окно в ванной, его надо было найти в саду, даже в снегопад. "До сих пор я кладу недоеденную оливку в банку, заворачиваю даже крохотные кусочки сыра и испытываю чувство вины, если что-то выбрасываю".

Два слова - "дисциплина благодарности" однажды перевернули ее сознание.

Есть в книге и другие детали, которые запоминаются сами собой.

Теперь, когда на каком-нибудь нудном совещании захочется зевнуть, можно воспользоваться советом Хиллари, которая из-за разницы в поясном времени чуть не уснула в иорданском парламенте, слушая выступление собственного мужа. "Я спаслась только тем, что изо всех сил впивалась ногтями в ладонь и щипала себя за руку, прием, которому меня научили сотрудники службы безопасности".

Экзотики в книге ровно столько, сколько ее в дистиллированном виде могло просочиться в Белый дом. Но все равно впечатляет. Во время инаугурационной недели, пишет Хиллари, наши семьи и личные помощники оставались в Блэр-Хауз, традиционной гостевой резиденции для глав государств. Блэр-Хауз славился тем, что его персонал мог удовлетворить любую просьбу высокопоставленных гостей. Наша команда вела себя более чем скромно в сравнении с некоторыми главами государств, которые требовали, чтобы их охранники ходили голыми, чтобы точно знать, что они без оружия, или привозили собственных поваров, чтобы те по особым рецептам готовили змей или коз.

А какие кулинарные испытания доставались первой леди во время визитов! Госдепартамент всегда готовил подробную справку по стране и полезные замечания по протоколу, в том числе предупреждения о необычных блюдах, которыми могут угостить, и как при этом ловко от них отказаться, не обидев при этом хозяев.

Самая экзотическая история произошла в российском посольстве в Вашингтоне, где Борис и Наина Ельцины устроили прием. Кстати, Хиллари тепло и уважительно пишет о нескольких встречах с Ельциными, упоминая лишь одну, чисто русскую слабость "друга Бориса".

Другу Биллу был обещан сюрприз. Внесли нашпигованного поросенка и поставили на стол. Одним движением ножа российский лидер отрезал ухо и протянул лидеру американскому. Другое ухо он отрезал для себя. "Они с Биллом начали жевать поросячьи уши, а я, наверное, впервые в жизни обрадовалась, что у свиней только два уха". Рано обрадовалась, потому что дальше подали борщ, который оказался "сюрпризом Бориса для Хиллари". Плавающие в борще, как резиновые ленты, "лосиные губы оказались самой большой, пожалуй, редкостью".

p.s.

Вернется ли Хиллари в Белый дом?

Несмотря на то, что Хиллари Клинтон уже заявляла, что не собирается баллотироваться на пост президента США в 2004-м, многие по-прежнему считают ее лучшим кандидатом от демократической партии.

Ряд американских политологов не исключают, что впервые в истории США на президентских гонках в 2008 году главными кандидатами от республиканской и демократической партий могут быть две известные женщины - помощник президента Кондолиза Райс и сенатор от штата Нью-Йорка Хиллари Клинтон.

Искренни политики бывают ровно настолько, насколько выгодно.

В тот же ноябрьский день, когда Буш, удивив всех, оказался среди солдат в Ираке, Хиллари поддерживала духом американцев в Афганистане и на следующий день перелетела в Багдад, но "Буш уже съел индейку Хиллари", как заметило одно из информагентств. И все же, зачем женщине в День благодарения покидать свой дом и лететь в зону риска? В чем расчет, если в президенты не собираешься, но с ним соперничаешь? Может, вспомнить, что влюбленная Хиллари Родхэм долго не давала согласия Биллу Клинтону стать его женой? И все-таки ею стала.

В мире США Культура Литература