Новости

30.01.2004 03:15
Рубрика: Экономика

Крабы доползли до зоны

Вчера в Московском городском суде начался знаменитый процесс

Но настоящие слушания "крабового дела" начались лишь вчера. К этому уголовному делу название "крабовое" приклеилось с легкой руки журналистов.

И вот почему. Появилось это уголовное дело после убийства магаданского губернатора Валентина Цветкова, которое случилось в Москве осенью 2002 года. Расследуя убийство, нити от которого тянулись в Магадан, следственная бригада и возбудила "крабовое" уголовное дело. Позже его выделили в отдельное производство из дела по убийству. Расследовали и направили в суд.

На скамье подсудимых в итоге оказались три человека - Виктория Тихачева, в прошлом советник магаданского губернатора, Александр Рогатных - директор Магаданского НИИ рыбного хозяйства и океанографии и Юрий Москальцов - бывший заместитель главы Госкомрыболовства. Правда, был и четвертый фигурант, который проходил по этому делу - заместитель председателя Госкомрыболовства РФ Леонид Холод. Но дело в отношении него было прокуратурой прекращено.

Всех троих следствие обвиняет по статье 159 УК РФ в хищении путем мошенничества. А если подробней, то их обвиняют в передаче четырем коммерческим структурам квот на ловлю краба-стригуна и трубача. Эти квоты были выделены Магаданскому НИИ под руководством Москальцова. А коммерческие структуры были "свои" в прямом смысле этого слова. По подсчетам следствия, общий ущерб государству от деятельности подсудимых потянул на 39 миллионов долларов.

В постановлении прокуратуры было записано - "летом 2002 года Александр Рогатных по сговору с Валентином Цветковым, Тихачевой и Москальцовым подготовил и утвердил, без рассмотрения на ученом совете, биологическое обоснование увеличения дополнительных квот, причем сделал это задним числом. И это позволило директору НИИ, по мнению следователей, ввести в заблуждение чиновников Министерства природных ресурсов и Госкомрыболовства, которые готовили правительственное постановление. Потом, как утверждает следствие, улов продали за границу. "Стоил" этот улов 6,2 миллиона долларов. С точки зрения закона - это тяжкий ущерб государству.

Кстати, первыми выручку от продажи получили Тихачева, которая тогда возглавляла две организации - ООО "Магаданрыбфлот" и ООО "Дальрыбфлот", и Москальцов, который в то же время был одним из владельцев АО "Дальрыба". Вот эти коммерчиские структуры и ловили крабов - синего, стригуна и трубача.

Интересно, но одним из аргументов защитников подсудимых был тезис о том, что все произошедшее не криминал, а прежняя сложившаяся практика. У нас в стране работу по определению запасов биоресурсов и допустимых уловов проводят 11 НИИ рыбной отрасли. И Магаданский институт - не исключение. Ведь у НИИ своего флота нет, значит, привлекают рыболовецкие компании, а прибыль делится.

Москальцов в суд ходит сам, потому как находится под подпиской о невыезде. А Тихачева и Рогатных - под стражей. Все попытки адвокатов изменить им в ходе следствия заключение на подписку были судом отклонены. Сколько может по времени продлиться процесс по "крабовому делу", не могут сказать даже сами участники процесса.

Экономика Отрасли Ресурсы Происшествия Преступления Должностные преступления