Новости

04.02.2004 02:26
Рубрика: Общество

Академикам место забронировано

Но и доктор наук может попасть в энциклопедию

- Открывая БСЭ, читатель с гордостью узнавал, что почти всюду мы впереди планеты всей. Какой подход будет в новой книге? Для начала легкий пробный камешек: скажите, Артамонов и Попов заявлены как изобретатели велосипеда и радио?

- Принцип оценки фактов и имен сейчас единственный - опора на документ. Так вот, по Артамонову никаких данных, подтверждающих его первенство, не найдено. Кстати, та же история с Можайским, которому ранее приписывалось создание первого в мире самолета. Что же на самом деле? Да, он построил первый в России самолет, но тот при испытаниях потерпел аварию, проще говоря, не взлетел. Это и будет сказано в энциклопедии.

О Попове же теперь говорится, что он создал аппарат для передачи электромагнитных волн на расстояние. И никаких "первым в мире".

- Сегодня многие историки науки утверждают, что наш великий Ломоносов известен только в России, а за границей о его научных работах никто не слышал. То есть выдающийся ученый для внутреннего пользования...

- Для нас характерно шарахаться из крайности в крайность. То - основоположник, то - пустое место. Хорошо еще - не вредитель. Во вводном томе Ломоносов будет представлен прежде всего как один из основателей российского университета. И, конечно, как автор закона сохранения массы в химических реакциях. В то же время послужной список его научных работ будет немного сокращен. К примеру, ранее ему приписали одно исследование по геологии, сделанное другим ученым. Будут откорректированы заслуги и других наших ученых. Скажем, если в прежних изданиях Бутлеров назывался единственным автором теории химического строения, то теперь наравне с ним упоминаются зарубежные ученые Кекуле и Купер.

- Наука развивается намного быстрее, чем создаются энциклопедии. Как поспеть за таким темпом?

- Действует правило: новый словник должен на 70-80 процентов повторять предыдущий, иначе получится разрыв в понятиях. Так как размеры статей ограничены, а объемы новой информации растут в геометрической прогрессии, чем-то приходится жертвовать. К примеру, сильно сокращена статья "Автоматизация". А ведь каких-то 25 лет назад это направление было на передовом крае прогресса. Зато много места теперь отдано информатике, телекоммуникациям, биологическим наукам.

- Очевидно, что в новом издании будут широко представлены известные ученые, пострадавшие в период сталинских репрессий, и прежде всего генетики. А уехавшие за границу? Скажем, изобретатель цветного телевидения Зворыкин или авиаконструктор Сикорский?

- Зворыкина в статье "Наука в России" нет, так как свои работы он выполнил уже на Западе. А вот Сикорский, конечно, упомянут, ведь он создал знаменитый самолет "Илья Муромец". Среди персоналий есть оба, как и известный химик Ипатьев. Кстати, американцы считают, что благодаря созданному им новому типу авиационного топлива удалось намного приблизить победу над фашизмом.

- Весь мир признает, что главные достижения российской науки и техники - космонавтика и атомная отрасль. Насколько объективно отражено их становление? Упомянута, к примеру, роль разведки в создании нашей атомной бомбы?

- Да. Более того, среди персоналий вы найдете Клауса Фукса, передавшего нашим разведчикам многие сведения об американском проекте. Кроме того, отражена и его научная деятельность, ведь он был серьезным ученым.

- По какому принципу отбираются персоналии? Кто может быть абсолютно уверен, что впишет себя в историю, попав на страницы энциклопедии?

- "Зеленая улица" - всем академикам РАН и нобелевским лауреатам. К членам-корреспондентам подход индивидуальный, хотя в прошлое издание они проходили автоматически.

- Ну, если членов-корреспондентов будут пропускать через фильтр, то простому доктору наук в историю точно не попасть...

- Ошибаетесь. С ходу могу назвать Сергея Ахманова - одного из основателей нелинейной оптики. Или Владимира Демихова - создателя первого аппарата искусственное сердце. Будут в энциклопедии и еще несколько докторов наук. Словом, жесткого запрета нет. Главное - заслуги.

- Кто решает судьбу ученого? Быть ему в энциклопедии или нет?

- Разум, можно сказать, коллективный. Вначале редакция заказывает список персоналий какому-то известному специалисту, занимающемуся историей данной науки. Затем составленный им словник мы направляем на рецензию редакторам-консультантам, а также нескольким независимым специалистам, авторитетным в данной области. Если в итоге какие-то разногласия остаются, привлекается редакционный совет из Российской академии наук.

- И часто подобное случается?

- Бывает. Нередко один консультант просит добавить какие-то фамилии, тогда мы их отправляем другому. Тот может согласиться, но просит приплюсовать еще 30 имен. Начинается, образно говоря, "торговля". В итоге побеждает усредненное мнение.

- Как в фигурном катании, когда крайние баллы отбрасывают. Во времена СССР случалось, что в академики попадали по разнарядке ЦК КПСС. Этим людям найдется место на страницах истории?

- Да. Хотя в редакции многие были против включения, к примеру, академика С.П. Трапезникова, мол, в науке он ничего не сделал. Мое мнение - включать обязательно. Ведь это лицо эпохи. Ничего не сделал? Так и напишите. А как быть с академиками Юдиным и Митиным, писавшими исторические и философские оды сталинской власти? Вычеркивать? Это и есть не исторический, а идеологический подход. Тогда давайте вычеркнем Гитлера и всю его камарилью.

У нас есть возможность "играть" объемами статей. Одному действительно заслуженному ученому можно отводить, скажем, 3000 знаков, а так называемому академику - три строчки.

- Такой щепетильный момент - смерть известного человека. Недавно стало известно, что один из лучших президентов Академии наук Мстислав Келдыш покончил жизнь самоубийством. Это будет отражено в посвященной ему статье?

- Да. Энциклопедия предусматривает отмечать случаи необычной кончины. Кстати, это касается и академика В. Легасова, одного из руководителей ликвидации последствий чернобыльской катастрофы.

- Итак, высшая инстанция, за которой решающее слово - РАН. А найдется место среди персоналий членам других академий? Скажем, Академии естественных наук? Или медицинской?

- Формальный подход, о котором я говорил, такого права не дает. Так что вы не найдете статей об академиках РАМН, даже известных, имена которых на слуху. Конечно, в статье "Медицина в России" или каких-то других, посвященных данной отрасли медицины, эти ученые будут упомянуты.

Кто-то скажет: все-таки это несправедливо. Ну что делать, если действует утвержденное правило. Кстати, на последних выборах членами РАН стали сразу несколько известных медиков.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Литература Наука и образование РАН
Добавьте RG.RU 
в избранные источники