Новости

10.02.2004 00:33
Рубрика: Экономика

Бизнес меняет направление

В марте Правительство предложит Госдуме новую модель особой экономической зоны

С ориентацией "на вход"

Впрочем, в индивидуальном режиме, по федеральному закону "Об Особой экономической зоне в Калининградской области" самый западный регион страны, да еще отрезанный от нее со всех сторон границами, живет уже восемь лет. Почему же понадобилось что-то менять? Один из очевидных результатов "жизни по закону зоны" - бурный рост внешнеторгового оборота. Причем, по терминологии экспертов, при высокой степени открытости "на вход". Сейчас, по оценкам специалистов института Восток-Запад, импорт товаров в область почти вчетверо превышает и экспорт, и среднедушевой российский показатель по импорту. Вывозится в основном сырье или продукция с низкой степенью переработки (нефть, древесина, целлюлоза, мороженая рыба), ввозится большей частью оборудование, комплектующие, мясо и другие промышленные товары и продукты питания. Значительная их доля не остается внутри области, а продается в глубинной России, как правило, после доработки или сборки в виде готовых изделий.

Эту переориентацию на импортные материалы и сырье легко понять, взглянув на современную географическую карту. В начале 90-х область "выпала" из единого экономического пространства своей страны, все традиционные хозяйственные связи калининградских предприятий с восточнороссийскими оказались разорванными. Восстановить их удалось в многократно меньшем объеме и уже в другом качестве. С Востока в область идет российское сырье (топливо, электроэнергия, древесина, металл, нефтепродукты), обратно в Россию - продукция отраслей, развившихся благодаря закону об ОЭЗ: пищевой, мебельной, сборочных производств.

Такой товарообмен, считают многие эксперты, является развитием импортозамещения: импортные изделия на российском рынке постепенно вытесняются калининградской продукцией. Кроме того, другого пути восполнить дефицит доступных потребительских товаров в отделенной государственными границами российской области попросту не было. И именно благодаря льготам Особой экономической зоны темпы роста цен на потребительские товары до последнего времени были ниже, чем в среднем по России

Впрочем, есть и другое мнение: льготы ОЭЗ стимулируют превращение региона в крупномасштабного посредника по импорту. Что дает региону передышку сегодня, но может обернуться проблемами завтра, поскольку не обеспечивает полноценного развития собственного производства. "Зеленый свет" для импорта (до 2001 года акцизы с него не взимались, а НДС не взимается и сейчас) и высокие транспортные издержки при транзите грузов через территорию Литвы, а также расходы (и немалые) на таможенное оформление не позволяют многим калининградским предприятиям конкурировать на равных на российском рынке (не говоря уже о европейском) или искать там партнеров.

И все же благодаря ОЭЗ регион смог развить внешнеэкономические связи и малый бизнес (по числу МП на душу населения область занимает одно из первых мест в стране), подняться после дефолта 1988 года, да и вообще выжить, не будучи особенно богатым природными ресурсами.

Но новые песни придумала жизнь

Однако сегодня и российские, и европейские эксперты сходятся во мнении: компенсационная (то есть основанная на вспомогательных мерах) концепция действующего Закона об ОЭЗ должна постепенно заменяться концепцией стабильного экономического развития. Нынешняя, кроме всего прочего, считают многие, поощряет уход от налогов и "теневую" экономику, отпугивая серьезных инвесторов.

Впрочем, трудно сказать, как выглядела бы ситуация, если бы Закон об ОЭЗ работал, что называется, в полную силу. Но постепенно льготы особой зоны урезались. Принятие федеральных бюджетов, изменения в налоговом и таможенном законодательстве в конце концов оставили зоне всего две реально действующие преференции: режим беспошлинного ввоза товаров по импорту и право изготовления из импортных комплектующих готовых изделий, которые могут беспошлинно ввозиться как на территорию РФ, так и на территорию других государств. А также освобождение резидентов от обязательной продажи иностранной валюты на российском валютном рынке.

С новым законом об Особой экономической зоне в Калининградской области, где будут реально работать все заложенные в него статьи и который обеспечит ускоренное развитие анклава как пилотного региона, связаны надежды не только калининградцев и их российских партнеров. Принятия нового закона ждет и Западная Европа, считающая стабильность правил игры одной из главных составляющих инвестиционной привлекательности региона.

Новая редакция закона об ОЭЗ уже разработана Министерством экономического развития и торговли совместно с администрацией области и вот-вот, как уже не раз заверяли калининградцев, будет передана в Правительство и в Госдуму. Не случилось.

У местных властей даже возникло опасение, а не хотят ли анклав "поразить в правах", что, впрочем, опроверг во время своего последнего визита в Калининград глава Минэкономразвития Герман Греф:

- Речь не идет о лишении кого-то каких-то льгот, - сказал он на пресс-конференции. - Проблема в уточнении закона с точки зрения его полного соответствия последующим нормативным актам, которые были приняты с 1996 года. Нужно более четко определить и состав льгот, и порядок их предоставления, и компетенцию всех органов, которые принимают соответствующие экономические решения. Важно также, чтобы некоторые либеральные режимы стали более адресными.

В документе предусмотрены гарантии стабильности режима особой зоны на определенный срок (25 лет) и невозможность применения в течение этого срока правовых актов, ухудшающих статус участника ОЭЗ. Чтобы не создавать возможностей использования льгот ОЭЗ не по назначению, прописаны жесткие требования к юридическим и физическим лицам, подпадающим под действие специального правового режима ведения хозяйственных действий. А тем, кто соответствует этим требованиям, решено присваивать статус участника ОЭЗ с выдачей сертификата и внесением в реестр. Предлагалось предъявлять к российским и иностранным инвесторам требования по минимальной стоимости инвестиционного проекта, уточнить в тексте закона критерии происхождения товара и методику исчисления НДС при реализации импортных товаров, ввозимых в область для конечного потребления, чтобы создать стимулы легализации бизнеса, а в качестве дополнительной приманки для инвесторов ввести льготы при исчислении налогооблагаемой базы налога на прибыль. Кроме того, учтены особенности функционирования ОЭЗ в процессе вступления России в ВТО.

Мы отвыкли от исключений

Что из этих положений останется в окончательном варианте, должно стать ясно очень скоро. Сейчас основная инстанция, которой предстоит увязать предложения всех министерств и ведомств (прежде всего Минэкономразвития и Минфина, который считают главным оппонентом закона из-за внесения в новом варианте ряда налоговых льгот), - комиссия при Президенте РФ, которую возглавляет заместитель главы президентской администрации Игорь Шувалов. Как сказал губернатор Калининградской области Владимир Егоров, принимавший участие в последнем заседании "шуваловской группы", можно говорить о том, что подготовка нового законопроекта выходит на финишную прямую. Комиссия вместе со специалистами Центра стратегических разработок завершила работу над пакетом документов, связанных с новым законом об ОЭЗ в Калининградской области. По его словам, комиссия Игоря Шувалова пришла к выводу, что в новой редакции закона необходимо предусмотреть существенные налоговые льготы на десять ближайших лет для инвесторов, вложивших средства в экономику самого западного региона России. В начале марта новая редакция федерального закона должна быть представлена в Государственную Думу.

Однако сроки эти вызывают сомнения. Набор льгот и их направленность по-прежнему остаются предметом дискуссии.

- Складывается впечатление, что в Москве сейчас нет единой позиции по этому поводу, - считает соавтор Закона об ОЭЗ 1996 года, доктор экономических наук, профессор Юрий Маточкин. - Вероятно, тут есть и наша вина. Мы должны понимать, что необходимо представить значительно более глубокую аргументацию того, что нам необходим такой режим. В первую очередь надо обосновать, почему мы просим дополнительные налоговые льготы, кроме таможенных. Возможно, некоторые позиции нам придется уступить. К примеру, отказаться от беспошлинного ввоза потребительских товаров: анализ ценообразования говорит о том, что реально эффекта это не дает. Грузовые потоки некоторых потребительских товаров на нашем рынке идут не прямо из-за границы, а через крупные московские структуры. В таком случае эта льгота не работает, тогда давайте скажем федеральному бюджету: вот эту часть мы вам отдаем. Но что касается работы по импортозамещению - за это надо бороться, здесь задействованы целые отрасли.

- Позиция Москвы неоднозначна, - подтвердил и Сергей Козлов, профессор, председатель комитета областной Думы по развитию ОЭЗ в Калининградской области. - К примеру, начальник Экономического управления Президента РФ Антон Данилов-Данильян выступает в защиту импортозамещения как принципа развития экономики России и заявляет, что именно импортозамещение не позволило торговле фактически оттеснить производителя, помогло создать новые технологии, новые предприятия. А Шувалов заявляет: мы заинтересованы в том, чтобы импортозамещение сохранилось в ОЭЗ лишь на сегодняшнем уровне. Перспективы он связывает с развитием экспорта. Но в этом случае возникают вопросы: кому мы отдаем потребительский рынок? Что будет с поставкой оборудования по тем инвестиционным проектам, которые реализуются в регионе?

Словом, закон рождается трудно. В последнее время российская экономика развивалась под знаком законодательной унификации. Но Калининград-исключение. И хорошо бы он стал исключением, как говорится, с мыслью и глазами вперед, а не исчерпывал себя примитивной попыткой подправить прошлый опыт.

Экономика Финансы Инвестиции Экономика ВЭД Правительство Минэкономразвития Президент Администрация Президента Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Калининградская область Россия и Евросоюз