Новости

16.02.2004 00:45
Рубрика: Культура

Головой о стенку

На Берлинском кинофестивале политика взяла верх над искусством

Турок в Германии

Конфуз состоял в полной неожиданности главного итога Берлинале. "Золотого медведя" удостоен фильм немецкого режиссера Фатиха Акина Gegen die Wand, что примерно означает: "Головой о стенку". Сын турецких эмигрантов, рожденный в Гамбурге, Акин разрабатывает проблемы переселенцев, которым приходится менять и образ жизни, и привычный культурный фон. Процесс драматичный: оба героя картины Кахит и Сибель пытаются покончить с собой. 40-летний Кахит не может вписаться в новую реальность, накачивает себя пивом и опустился. 20-летнюю Сибель тиранят родители-мусульмане, требуют от девушки жить по законам Корана и не поддаваться западной грешной жизни. Обоих самоубийц откачали, и Сибель предлагает Кахиту фиктивный брак - для нее это единственный способ стать независимой от предков. Теперь эти двое живут вместе - без любви, но в грехе, нарушая все национальные традиции. Кончится это плохо: Кахит приревнует любовницу к одному из ее любовников и убьет парня.

Фильм темный, давящий на психику, с неаппетитными постельными сценами и сугубо восточной свирепостью. Его уж точно никто не прочил на пьедестал почета. По художественным доблестям он уступает многим лентам не слишком сильного конкурса. А вот с точки зрения актуальности темы... Турков в Германии - два миллиона. Эмигранты-мусульмане составляют уже столь значительную часть населения многих германских городов, что меньшинством начинают ощущать себя носители немецкой культуры и традиций. Не случайно и второй немецкий фильм конкурса - "Ночные песни" - снят Ромуальдом Кармакаром, у которого отец - иранец, а мать - француженка. Ясно, что жюри решило дать свой ответ немецким националистам, которые на "чужаков" реагируют все более остро, требуют навести порядок в иммиграционных законах, отправить домой гастарбайтеров и уличных нищенок с их замурзанными детьми.

Есть еще более реалистичное, хотя и грубое соображение: придя на пост директора Берлинале три года назад, Дитер Косслик пообещал сделать фестиваль инструментом возрождения немецкого кино. В прошлом году он почти треть конкурса отдал лентам местного производства, но это не помогло: приза, да и то не главного, был удостоен только фильм Вольфганга Беккера "Гуд-бай, Ленин!", действительно замечательный и претендующий на "Оскара". С той поры ничего равного ему в Германии не создано; понимая это, Косслик теперь подобрал самое мирное из всех жюри мира - дамское. И оно оказалось, по-видимому, податливым. Долгожданная цель достигнута: хоть и головой о стенку, а "золото" осталось в Германии. В седьмой раз за 54-летнюю историю фестиваля.

Еврей в Аргентине

Гран-при жюри - второй по весу "Серебряный медведь" - присужден картине режиссера из Аргентины Даниэля Бурмана "Прерванное объятье", и тоже - о судьбе эмигрантов, оторванных от своих корней. Это добротная драма о метаниях аргентинского парня, еврейские дед и бабка которого бежали из Польши, спасаясь от холокоста, а отец уехал в Израиль, бросив еще не родившегося сына. Тоскующий в аргентинской провинции Ариэль пытается вернуть себе польское гражданство и заодно разгадать трагические тайны семейной истории. Играющий Ариэля молодой уругвайский актер Даниэль Хендлер получил персонального "Серебряного медведя" за лучшую мужскую роль.

Приз за лучшую режиссуру ушел Ким Ки-Дуку, что, может, в принципе и справедливо, но невпопад: именно теперь скандальный кореец показал, по общему мнению, свой худший фильм, торопливый и неубедительный - "Самаритянка". "Медведя" за лучшую женскую роль жюри поделило между Каталиной Сандино Морено ("Мария милосердная", США-Колумбия) и Шарлиз Терон ("Монстр", США). И, наконец, приз за выдающийся творческий вклад получил шведский фильм Бьерна Рунге "Рассвет".

Греки в Одессе

Жюри как бы не заметило присутствия в конкурсе фильма Тео Ангелопулоса "Плачущий луг" об одиссее одесских греков. Он заторможен и бесконечен, громоздок и тяжел для восприятия, но, несомненно, отмечен печатью большого искусства - того самого, в чем фестиваль ощущал дефицит. Эта близорукость тоже наверняка будет иметь свои последствия: Ангелопулос - один из последних крупных мастеров кино, кто еще согласился дать в Берлин свою картину.

Слишком явное политиканство всегда больно бьет по репутации фестивалей, а реноме Берлинале при Косслике уже и так пострадало от вошедших в легенды здешних вердиктов. Напомню, что два года назад лучшей картиной конкурса оказалась японская мультипликация "Унесенные призраками". Лента вполне пристойная, но анимации состязаться с игровым кино - что на бегах таракану с рысаком: звери разной природы. Тогда же при богатом выборе ярких актрис жюри присудило приз за лучшую женскую роль "актерскому ансамблю" в фильме "8 женщин", хотя в картине Франсуа Озона было все, кроме ансамбля, - играли кто в лес, кто по дрова. В прошлом году жюри также приняло нестандартное решение сообразить "Серебряного медведя" на троих, поделив его между Николь Кидман, Джулианной Мур и Мерил Стрип ("Часы").

Таких компромиссов в новейшей истории Берлинале хоть отбавляй. И очередной казус журналисты встретили уже со скукой во взоре - вяло посвистели и разошлись сообщать редакциям печальную новость о том, что политика снова взяла верх над искусством.

Русский в трансе и украинка в Брюсселе

Днем раньше на берлинском "Темподроме" под восторженный визг победителей прошло вручение медвежат "Тедди" - призов секс-меньшевистского жюри. Нас чаша сия миновала: российский фильм "Я тебя люблю" о русско-калмыцкой пылкой дружбе в дамки не вышел, а предпочтение отдано франко-бельгийской картине "Дикая сторона" об уже несвежей проститутке-транссексуалке Сильве. Но без русских не обошлось: по сюжету наш Миша, воевавший в Чечне и дезертировавший за кордон, кладет глаз на Сильву, а та или, возможно, тот, живет с североафриканцем. Вместе с пухлым медвежонком картине отвалили еще и 3 тысячи евро.

Большой же Берлинский фестиваль закрылся бельгийско-франко-испанской комедией "25 градусов зимой" режиссера-дебютанта Стефана Вилле. Здесь в восхитительно суматошном ритме живут 39-летний Мигель (Жак Гамблен) с маленькой дочкой и молодящейся мамой, которую темпераментно играет Кармен Маура. В эту добродушно абсурдную испано-брюссельскую жизнь с хотой и матадорами тараном вклинивается украинская беженка Соня - одна из лучших ролей Ингеборги Дапкунайте. Соня приехала в Брюссель искать пропавшего мужа, и вот уже все семейство Мигеля втянуто в эту трагикомическую авантюру, похожую на латиноамериканскую мыльную оперу. Фильм очарователен - с блестяще написанным сценарием, ироничной режиссурой и отличными актерами. Его юмор рождается как бы из ничего - из случайного жеста, перестрелки испепеляющими взглядами, точно увиденной детали, даже из ракурса кинокамеры. Отточенного, умного мастерства в нем больше, чем в полном собрании сочинений лауреата Ким Ки-Дука. Это вавилонское столпотворение, это великое переселение народов звучит сразу на четырех языках - французском, испанском, русском и голландском. И это первый случай за десять дней, когда публика испытала удовольствие - состояние, для фестивального зала почти запретное и даже постыдное.

Первый же знакомый критик, раскрасневшись от давно забытого смеха, поделился изумлением от того, что на фестиваль впустили такой нефестивальный фильм. Жюри, судя по всему, с ним согласно.

Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники