Новости

19.02.2004 04:35
Рубрика: Общество

Иначе привыкнем к жертвам

Сергей ЕНИКОЛОПОВ, заведующий отделением клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН:

- Сергей Николаевич, как вы относитесь к предложениям о введении ограничений на откровенный показ жертв терактов и катастроф на телевидении и публикацию чрезмерно натуралистичных фотографий в газетах?

- Моя первая реакция: давно пора. Показ сцен насилия и жестокости способствует росту агрессивности в обществе. Снижается толерантность и растут не только недоброжелательные установки, но и реальное агрессивное поведение. Разумеется, не по схеме "стимул-реакция": сегодня показали, завтра пошли убивать. Но в головах людей все-таки складывается представление, что насилие повсеместно, реально и приносит результаты. И в следующей ситуации человек из репертуара возможных способов поведения выбирает агрессивный. Этому наиболее подвержены дети, менее - взрослые, но их насилие тоже возбуждает и подсказывает способы действия. Ведь когда показывают жертвы, почти никогда не показывают страдание. Жертвы обезличиваются, возникает привыкание...

Лет 30 назад в США очень много показывали по телевидению агрессии и насилия. Но с конца 60-х до начала 80-х там провели масштабные исследования, которые закончились слушаниями в конгрессе. Эти слушания не были инициативой одного или группы депутатов и представляли из себя отнюдь не опросы экспертов. В докладе, представленном конгрессу, было обобщено более 2000 специальных исследований. Все они были посвящены теме, как влияет показ агрессии на экране на поведение человека. В них участвовали психологи, социологи, психиатры из самых разных исследовательских коллективов. Были те, которые считали, что агрессия снижается, когда человек видит насилие на экране, поскольку срабатывает механизм катарсиса, очищения, и те, у кого не было никакой позиции по этому вопросу, а также специалисты по детской и взрослой агрессии. Проводились лонгитюдные (продолжительные) исследования с десятилетним интервалом одних и тех же лиц. И выяснилось, например, что те, кто в 5 лет увлекался агрессивными теле- и видеофильмами, к 25 годам уже сидели в тюрьме.

Это исследование потрясло Америку. Доклад на конгрессе "Телевидение и поведение: 10 лет научной программы" представлял "американский минздрав" - Национальный институт здоровья. И в результате общественное мнение было активно просвещено на этот счет.

А результатом были не драконовские запретительные меры, не цензура, хотя какие-то ограничительные правила показа и продажи были все-таки введены, но осознание медийным сообществом, что оно рубит сук, на котором сидит. От агрессии спрятаться нельзя: если вы хотите жить в спокойном и свободном обществе и не бояться насилия, укрощайте свой профессиональный пыл в показе сцен насилия.

- Каковы все-таки механизмы воздействия? Что происходит, человек подсознательно копирует агрессивное поведение?

- Да, это подсознательное копирование. Кроме того человек привыкает к отсутствию реакции на страдание жертвы: в кино жертва не страдает, и по телевизору тоже, она страдает в реальной жизни. Привыкает к горам трупов.

- Но трагические события все-таки происходят, о них надо рассказывать по телевидению и в газетах?

- После тех знаменитых слушаний в конгрессе многие мои коллеги в Америке, специалисты по психологии насилия, перешли работать с кафедр психологии на кафедры коммуникации. Стало понятно, что очень важен журналистский комментарий, даже бой боксеров можно прокомментировать в терминах: "злоба - старая вражда - реванш", а можно куда более нейтрально: "финальный бой - звание чемпиона мира - победа". У зрителя не должно возникать злобной реакции вроде "набей ему морду".

И вот результат - 11 сентября никто не видел трупов, только в прошлом году их начали показывать. И это был социальный запрет, а не решение Сената.

- Не окажется ли завтра наш телезритель во временах, когда самолеты не падают, террористы не стреляют...

- Конечно, у нас у всех есть страх цензуры. С одной стороны, я сторонник каких-то формальных, хоть и не драконовских правил. А с другой стороны - я думаю, что будет эффективна и самоцензура. Хотя журналистское сообщество надо еще просвещать. В программах журфаков нужны курсы по психологии коммуникаций.

- Мы можем использовать результаты американских исследований?

- Нам надо проводить свои. Мы люди другой культуры, мы отличаемся. Их манера подачи информации не обязательно хороша для нас: на что-то их зрители обращают внимание, а наши нет, что-то у них дает негативные последствия, а у нас нет - реакции не совпадают процентов на 70.

У нас в России, кстати, северные и южные россияне могут по-разному воспринимать показ жертв по ТВ, это все надо знать.

Общество Здоровье Общество СМИ и соцсети Происшествия Терроризм Мировой терроризм Наука и образование Российская академия медицинских наук