Новости

25.02.2004 04:40
Рубрика: Власть

Фарсовая "холодная война"?

Евросоюз перешел на язык ультиматумов
Текст: Сергей Караганов (председатель редакционного совета журнала "Россия в глобальной политике")

В феврале два органа Европейского союза выпустили документы, призывающие к пересмотру своей политики в отношении России. Один документ с рекомендациями Европейскому Совету - высшему органу ЕС - выпущен Комитетом Европейского парламента по международным делам, правам человека, общей внешней политике и политике безопасности, другой подготовлен бюрократическим органом Евросоюза - Комиссией ЕС. Обе бумаги очень близки и даже совпадают в анализе и рекомендациях. Вторая, правда, выдержана в более осторожных выражениях, но не вызывает сомнений, что документы скоординированы.

В них делается упор на ухудшение ситуации с политическими свободами и демократией в России, на положении в Чечне, в том числе в сфере прав человека. Прогресс в российской экономике признается, но ставится под вопрос его устойчивость. Дается список и других претензий к России. Это и неготовность ратифицировать Киотский протокол и Европейскую энергетическую хартию, и нежелание России окончательно признать легитимность границ с Эстонией и Латвией, пока там не будет полностью отрегулирована ситуация с правами меньшинств, и отказ России автоматически распространить действие Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) 1994 года на 10 новых членов ЕС.

На последнем стоит остановиться подробнее. Соглашение было подписано в другую историческую эпоху - эпоху крайней слабости России и очарования возможностью немедленного слияния с Западом. Многие его положения были заведомо нереалистичны уже тогда. Сейчас Москва, правда с безобразным опозданием, выдвинула предложения учесть свои интересы, чтобы избежать потерь в результате новой волны расширения ЕС. Но наши предложения даже не упоминаются. Зато содержится ультимативное требование немедленно распространить действие СПС на 10 новых членов.

Не менее ультимативно звучат требования вывести российские войска из Грузии и Приднестровья в соответствии со стамбульскими соглашениями. Хотя там Россия давала согласие только начать переговоры по этому вопросу.

От России требуют и предварительного прекращения работы ядерных реакторов первого поколения как условия для потенциального развития сотрудничества в сфере электроэнергетики. Нам обещают усиление работы в странах бывшего СССР при взаимодействии с Россией "там, где это необходимо ЕС". Речь идет также о сокращении помощи со стороны ЕС и перенаправлении ее на техническое обустройство взаимных границ, чтобы сделать их покрепче. Содержатся призывы к возрождению принципа "увязки" - одной из важных операционных концепций времен "холодной войны", когда прогресс в развитии отношений во всех сферах увязывался с уступками в одной. В результате прогресса не было нигде.

В документах выдвигаются и разумные претензии. В частности, вызовом здравому смыслу является российская практика обложения НДС технической и гуманитарной помощи. Но в целом они выдержаны в жестком, порой вызывающем тоне.

В то же время я в лупу не разглядел хоть каких-нибудь встречных шагов в отношении России, учета ее озабоченностей и интересов не в еэсовском, а в российском понимании. Содержится, правда, обещание не вводить пока санкций или допустить нас к участию в миротворчестве, организованном под эгидой Евросоюза.

Первая реакция на документы у меня, одного из наиболее европейски ориентированных членов российского политического и интеллектуального класса, было изумление и желание издевательски ответить на высокомерный тон. Сразу вспомнились строки Александра Блока, может быть, самого европейского из великих русских поэтов: "Перед Европою пригожей расступимся и обернемся к ней "своею азиатской рожей". Но я вспомнил о том, что Россия, слава богу, благодаря Петру уже триста лет как вышла из сонного царства отсталости и развивается - со всеми виражами - европейским путем и вполне впитала великую европейскую культуру. А сквозь азиатские черты - японские, корейские, китайские - явственно проглядывают качества когда-то бывшей монополией Европы - экономический либерализм, эффективность, демократия.

Изумился я идеальному совпадению требования еврочиновников надавить на Россию с мечтами наших изоляционистов отгородиться от мира и построить капитализм-чучхе в отдельно взятой стране. Как и в недобрые времена "холодной воны", худшие элементы элит играют на руку друг другу, "объединяются".

Очередную генерацию разрушителей России мы вынуждены будем переварить сами. Но других европейцев надо попытаться рационально понять - понять, что может стоять за текстами бумаг, провозглашающих чуть ли не новую стратегию псевдосдерживания?

Достаточно очевидно, что европейцы, как и многие у нас в стране, обеспокоены последними тенденциями в российской политике - движением к де-факто однопартийной системе, выборочным применением правосудия, призывами к пересмотру собственности, уменьшением пространства свободной дискуссии в СМИ, особенно электронных. Не обращают, правда, внимания на то, что страна выходит из тяжелой революции и к тому же находится в другой исторической эпохе - в той, которую большинство европейских государств с более счастливой судьбою проходили пятьдесят, а то и сто лет назад. Тогда они имели режимы, по их нынешним критериям, совершенно неприемлемые.

Но разрыв в ценностях существует. Его нельзя не замечать. Россия, если будет нормально развиваться, его частично преодолеет, но полностью вряд ли. Ведь Европа Евросоюза переходит к постевропейской системе ценностей, отвергая рационализм и готовность все ставить под вопрос ради довольно душной новой политкорректности и единомыслия, индивидуализм - ради компромисса и коллективизма, инициативу - ради конформизма, экономический либерализм - ради социализма, к счастью, несоветского образца, суверенитет - ради интеграции.

Россия с ее историей, находясь там, где она расположена географически, вряд ли должна отказываться от стремления к традиционным европейским ценностям ради постевропейских, тем более что интегрироваться нас никто не приглашает.

Когда же от нее требуют немедленно принять те же ценности, которые выработала современная Европа, развиваясь в последние десятилетия под прикрытием США в парниковых условиях, это выглядит либо недомыслием, либо опасным лицемерием.

Сказанное не значит, что большинство мыслящих и ответственных русских не беспокоят вышеописанные тенденции в политической жизни. Они во многом неизбежны, но опасны; могут вместо авторитарно-модернизационной модели, которая соответствует уровню развития страны и, видимо, нужна ей для роста, привести к созданию авторитарно-стагнационной, обрекающей страну на деградацию.

Вопрос о том, куда пойдет страна, сейчас открыт. Может быть, западные соседи знают, что Россия обречена, и считают, что они могут списать ее, отгородиться от потенциально поверженного гиганта. Совсем не уверен, что они правы. Во всяком случае, пока.

Возможно, впрочем, что доклады есть выражение своего рода "бунта на коленях", подобного стыдным настроениям части российского политикообразующего класса, которая чувство слабости и унижения от своих ошибок и потерь вымещает на малых странах бывшего СССР. Строительство общей внешней и оборонной политики ЕС явно зашло в тупик. Эта политика пока дает меньше, чем давала самостоятельная политика любой из великих европейских держав. А США вполне последовательно и бесцеремонно указывают на эту слабость. И что же - ради доказательства дееспособности этой недееспособной политики хотят попробовать задавить Россию?

Мне вполне понятно неприятие европейцами часто сверхжестких и неэффективных методов подавления сепаратизма и терроризма в Чечне. Западная Европа оставила в прошлом или надеется, что оставила там, подобные войны. Но Россия, чтобы стать состоявшимся государством, а не распасться, пока не может уйти из Чечни или вести переговоры "со всеми представителями чеченского общества", то есть и с худшими террористами. Я полагаю, что России нужно как можно энергичнее искать пути урегулирования чеченской ситуации. Может быть, и используя посредников. Но когда Евросоюз предлагает снова поставить Чечню в центр диалога с Россией, то мне кажется это либо лицемерием, либо накоплением козырей для торга.

Наконец, весьма вероятно, что парламентарии и чиновники Евросоюза просто задирают планку в торге в связи с отказом России автоматически расширить на новые страны-члены действие СПС, хотят заставить Россию ратифицировать Киотский протокол или признать границу с некоторыми новыми членами. Но ультимативная форма требований еврочиновников сильно затрудняет, если не делает невозможными уступки и компромиссы.

Не хочу верить, что Европа возвращается к своим худшим "традиционным ценностям". Ее уже обвиняют в возрождении антисемитизма. Неужто возрождается и русофобия? На днях я обсуждал эти попахивающие "холодной войной" документы с одним опытным российским государственным деятелем. Он горько усмехнулся: "Ну что ж, воевать так воевать, нам ли привыкать?"

Не хотелось бы, победив настоящую "холодную войну", завести фарсовую, отвлекаясь при этом от решения реальных проблем, упуская возможности и неся вполне осязаемые потери с обеих сторон.

Надеюсь, что здравый смысл и рационализм победят. Мы осознаем, что многие заботы и опасения европейцев реальны и обоснованы и что от них одним только "пиаром" не отделаешься, но надеемся, что западные соседи поймут, что ультиматумы не только производят немного юмористическое впечатление, но и могут иметь неприятные последствия для всех.

Власть Работа власти Внешняя политика В мире Европа Международные организации Европейский союз Россия и Евросоюз Сергей Караганов комментирует