Новости

25.02.2004 04:45
Рубрика: Экономика

Сергей Степашин: Почему в богатой стране мы живем так бедно

Очередной глобальный передел

- Действительно ли России грозят серьезные экономические неприятности, от которых мы вроде бы ушли за последние четыре года? - С этого вопроса корреспондент "РГ" начала беседу с Сергеем Степашиным.

- Задумайтесь над тем, что происходит в мире последние десятилетия. И станет ясно, что гораздо эффективнее и выигрышнее политически контролировать чужие ресурсы, финансовые и информационные потоки, чем заниматься прямым военным вмешательством. Тем более что сегодня глобальные процессы создали идеальные условия для постоянного и эффективного перетока капитала из одних стран в другие.

Идет очередной передел мира с участием новых глобальных игроков - Европейского союза и Китая. Все настойчивее заявляют о своих интересах и транснациональные корпорации. Их потенциал порой не уступает целым государствам. Не забывайте и о стремительном развитии международной преступности и терроризма, чьи возможности тоже весьма велики, а интересы тесно связаны с экономикой и финансами.

Для нашей страны проблемы экономической безопасности намного актуальнее, чем, например, для членов Евросоюза. И на то есть несколько причин. Первая. Россия, обладающая могучим ресурсным потенциалом, весьма привлекательна для экономической экспансии. Вторая причина, наоборот, связана с недостаточной мощью нашей страны по ряду позиций. Сочетание этих двух факторов создает для нас реальную экономическую угрозу. И ситуация может серьезно обостриться после вступления России в ВТО.

К сожалению, ни Российское государство, ни наши компании пока не в силах на равных конкурировать с основными игроками глобального мира. Именно поэтому Президент Владимир Владимирович Путин столь большое внимание уделяет укреплению экономического потенциала страны.

- Однако то, что так привлекает в России "завоевателей" одновременно является и нашим преимуществом на мировых рынках.

- Пока мы этого не видим. Да, у нас значительные запасы энергоресурсов. Проблема в том, что при полном устранении государства и общества от экономических процессов наши ресурсы сегодня эксплуатирует исключительно узкая группа отечественных бизнесменов. И что еще опаснее - получает доступ к нашим богатствам, иностранный капитал, объединяясь с российским.

Да, у нас по-прежнему есть значительный потенциал в разных сферах: в научно-технической, интеллектуальной, военной, авиационной, космической, в ядерной. Его тоже не прочь использовать другие страны. Что, кстати, они с успехом делают, создавая условия для утечки мозгов, нелегально скупая и даже воруя нашу техническую документацию и образцы продукции. Ведь в России до сих пор нет законодательно установленных норм оформления прав на государственную интеллектуальную собственность. Правительству нельзя быть безразличным к этой проблеме. И неудивительно, что научно-технический потенциал СССР, а затем и России стал для иностранцев легкой добычей.

Все лучшее - за границу

- Сергей Вадимович, вы не раз говорили, что наша национальная оборона напрямую зависит от экономической безопасности.

- Да, это так. Она на ней базируется. И это подтверждают многочисленные контрольные проверки Счетной палаты и ее экспертные исследования. Управленческий хаос, который царил, когда приватизировались предприятия оборонного комплекса, разорвал все партнерские связи. На мировом рынке российские производители начали неоправданно конкурировать друг с другом. Срывались поставки, что подрывало доверие зарубежных покупателей к нашей технике.

За оборонный заказ предприятия годами не получают денег. Но дело не только в нехватке средств. Сегодня многие заводы военно-промышленного комплекса активно продают свою продукцию на экспорт. В принципе они только за счет этого и живут. Получается, что все последние годы мы вооружаем армии сопредельных государств, практически ничего не давая российским Вооруженным Силам.

- Судя по проверкам СП, российские военные тоже не показали себя рачительными хозяевами?

- Армия действительно располагает колоссальным имуществом, но использует его крайне неэффективно. На балансе Минобороны находится более 200 тысяч объектов казарменно-жилищного фонда, которые стоят как минимум 357 млрд. рублей. Планировалось, что в 2001-2002 годах будут "демобилизованы" и проданы 12 тысяч объектов недвижимости. Вот они - "живые" деньги. Но армейская казна их так и не увидела: продано было всего 156 объектов (3,5 процента).

По оценкам Счетной палаты, за четверть века государство вложило в имущество Вооруженных Сил около 30 трлн. рублей. А созданная сегодня система учета, управления и реализации фактически работает на уничтожение его стоимости. Нереализованная недвижимость разрушается и постепенно приходит в негодность.

В то же время в армии скопилось множество социальных проблем. И главная из них - жилищная. Согласитесь, в таких условиях трудно надеяться, что обороноспособность страны будет крепнуть.

Дефолт не грозит

- Вы нарисовали мрачную картину. Но нельзя не замечать и экономических сдвигов последних лет.

- Действительно, достигнутое позволило значительно укрепить экономическое положение России, уменьшить остроту угроз ее экономической безопасности.

Сегодня нам не грозит дефолт, а бюджет уже несколько лет исполняется с профицитом. Рост ВВП только за последний год составил 7 процентов. На столько же поднялось промышленное производство. Инфляция за прошлый год составила всего 12 процентов, а реальные доходы населения выросли на 14,5 процента. Но особенно впечатляет рост инвестиций (более 12 процентов) и золотовалютных резервов (почти на 61 процент). По некоторым позициям наша экономика не знала таких темпов более четверти века. А рост золотовалютных резервов вообще беспрецедентен для России. Их величина сопоставима с годовым объемом всех импортных поступлений в нашу страну.

Конечно, четыре года назад мы и мечтать не могли о таких результатах.

И надо признать, что, помимо исключительно благоприятной для страны экономической конъюнктуры (высокие цены на нефть), в этом, без сомнения, есть и заслуга Правительства. По крайней мере, в организации бюджетного процесса. Как глава Счетной палаты, могу сказать, что, например, Минфин России проделал за эти годы очень большую работу. Не последнюю роль сыграла и политическая стабильность, которая установилась в стране.

- Выходит, вопрос экономической безопасности скоро может быть снят с повестки дня?

- К сожалению, достигнутых успехов недостаточно, чтобы Россия стала полноправным членом клуба развитых государств и сократила экономические угрозы до приемлемого минимума.

Во-первых, рост экономики происходит после двадцати лет советского застоя и рыночного спада. По некоторым показателям мы только выходим на уровень 1990 года. Мир все это время не стоял на месте. Чтобы сократить отставание, нужно развиваться в два раза быстрее средних темпов роста мировой экономики. Отсюда - установка на удвоение ВВП и ежегодные темпы роста в 8-10 процентов.

Во-вторых, важны не только и даже не столько темпы, сколько качество роста. Должны получить приоритеты наиболее технологичные производства, а также те, которые обеспечивают конкурентоспособность российской продукции на мировом рынке. Кроме того, приоритетным должно стать все, что связано с развитием человека, повышением качества жизни. Это в первую очередь - образование и здравоохранение.

- В ближайшие два года, по прогнозам многих экспертов, цены на нефть если и упадут, то незначительно. Так что есть время "подтянуть хвосты".

- Его, увы, не так уж много. Двух-трех лет недостаточно для модернизации экономики, тем более что особого перетока капитала из сырьевых отраслей в перерабатывающие не наблюдается. И реальная угроза безопасности России может возникнуть тогда, когда сокращение экспортных доходов в связи с падением мировых цен будет сопровождаться снижением добычи полезных ископаемых из-за истощения их запасов и износа основных фондов. Если к тому времени у нас не будет высокотехнологичной экономики, страну ждет настоящая беда. Некоторые эксперты даже прогнозируют, что через 5-7 лет России придется импортировать нефть.

К сожалению, программа Правительства не дает ответа, как в кратчайшие сроки удвоить ВВП и одновременно выйти на новое качество развития. То есть обновить структуру экономики, обеспечить переход к новым технологиям, продолжая при этом модернизацию ЖКХ и пенсионную реформу. Каждая из этих проблем сама по себе невероятно сложна и объемна, но откладывать дальше их решение уже нельзя.

С Правительством, пожалуй, можно согласиться в том, что достичь таких масштабных целей в кратчайшие сроки нельзя. Действительно, нельзя, если оставаться в плену устаревших, инерционных технологий и воззрений на экономическую политику. Сегодня Россия переживает период, принципиально отличный от предыдущего десятилетия. Это касается и политики, и экономики, и государственного строительства, и настроения россиян. Наступает период созидания. Требуются свежие идеи, способные реализовать огромный потенциал страны.

Никто не знает, сколько стоит Россия

- Что вы имеете в виду?

- Экономической программе Правительства могут быть вполне реальные альтернативы. Над одним из таких проектов и работает сейчас Счетная палата. Речь идет об оценке национального богатства, что могло бы резко изменить масштабы экономики за счет ее капитализации.

Вот типичная ситуация. Есть две компании. Обе работают на рынке сырьевых ресурсов. Одна имеет 1 млрд. тонн разведанных запасов нефти и ежегодно добывает 50 млн. тонн. При этом ее рыночная капитализация (стоимость активов) составляет 500 млрд. долларов. У второй компания разведанных запасов в 10 раз больше, и нефтедобычу она ведет в два раза активнее. Однако ее рыночная капитализация меньше в 500 раз и составляет всего 1 млрд. долларов. Первая компания - американская, вторая - российская. Конечно, большое значение имеет развитие фондового рынка, раскрученность бренда компании. Но даже этими аргументами невозможно разумно объяснить 500-кратную разницу стоимости активов.

Примерно такое же положение и с "рыночной" оценкой российской экономики в целом. Разве ни странно, что, занимая по обеспеченности ресурсами на душу населения второе место в мире, по среднедушевому объему ВВП Россия находится лишь в восьмом десятке. В стране достаточно много ресурсов, но очень мало капитала, то есть благ, которые могли бы создавать новое богатство и новую стоимость. Именно здесь кроется ответ на один из главных вопросов: "Почему в такой богатой стране люди живут так бедно?"

Несколько дней назад такой авторитетный специалист, как первый заместитель председателя Банка России Татьяна Парамонова, выступая в Счетной палате, поддержала нашу точку зрения о том, что российские активы недооценены, особенно недвижимость и интеллектуальный потенциал.

- На каких же дорогах мы растеряли свой капитал?

- Здесь сразу надо сказать об оценке итогов российской приватизации. При этом обязательно вспомним, что проходила она в условиях практически разрушенного государства. В развитых странах приватизации обычно предшествует предпродажная подготовка предприятий, значительно повышающая их рыночную стоимость. В России же приватизация проводилась в условиях "игры на понижение". Виной тому были и умышленные действия игроков, и объективные причины, и "революция цен" в начале 90-х годов.

И вот итог. Обвальная приватизация лишала российское общество ресурсов, необходимых для развития. И прежде всего для обеспечения внешней безопасности и развития сферы общественных благ (образования, здравоохранения, отдыха). Тот "зазор" между реальной рыночной стоимостью предприятий и ценой, которая была за них заплачена, с точки зрения общества остается долгом, висящим на новых собственниках. Поэтому в народе, да и в самом бизнес-сообществе право новых собственников на приватизированное имущество воспринимается не до конца легитимным, законным. А это лишает российскую экономику привлекательности для иностранных инвесторов.

Однако главный смысл анализа итогов приватизации, на наш взгляд, заключается не в поиске виновных и даже не в оценке тех потерь, которые понесла российская экономика. Мы должны предложить, как оптимизировать отношения бизнеса и государства, как добиться необходимого роста экономики. Процесс этот непростой, он требует усилий многих ведомств.

- И что, такие возможности есть у Счетной палаты, чтобы реально повлиять на этот процесс?

- Она обеспечивает контроль как открытых, так и закрытых статей федерального бюджета. И потому имеет целостное представление об эффективности выполнения государством своих функций. А в конечном итоге - и о состоянии дел буквально в каждой сфере. Например, только в 2003 году Счетная палата проверила более 1400 объектов на территории 67 субъектов Федерации. Так что у нас собирается огромный объем экономической и финансовой информации, косвенно или прямо имеющей отношение к проблемам экономической безопасности страны. Разработаны определенные технологии получения, обработки и использования этой информации.

- А как же другие ведомства?

- Счетная палата активно работает со всеми ветвями власти. Возможность применять на практике опыт работы совершенно разных ведомств позволяет значительно повысить эффективность контрольной деятельности. Только в 2003 году в органы прокуратуры мы направили 36 материалов наших проверок, в ФСБ России - 14, в МВД - 15. По ним было возбуждено 241 уголовное дело. По предварительным данным, сумма выявленного нецелевого использования бюджетных средств и государственных внебюджетных фондов составила около 1,5 млрд. рублей.

Хотя противоречия все же остаются, но это естественно. Например, Минфин - орган исполнительной власти, а Счетная палата, которая формируется обеими палатами Федерального Собрания, обеспечивает внешний контроль над исполнением бюджета в интересах всего общества. Каждый год мы представляем Госдуме заключения на законопроект о бюджете и анализируем его исполнение. Кроме того, председатель Счетной палаты ежегодно отчитывается перед парламентом, куда поступают все результаты наших проверок. И на их основе мы все настойчивее рекомендуем депутатам заняться совершенствованием действующего законодательства. Нас волнует, что на нем все еще лежит некий налет "коррупционности", что дает бизнесу возможность уходить от налогов, используя так называемые внутренние офшоры, труд инвалидов и другие "лазейки".

Мы также постоянно общаемся с Президентом страны. Тематика таких встреч весьма широка: от защиты интеллектуальной собственности до обеспечения денежного и вещевого довольствия военнослужащих.

- Но это в основном московские контакты. Удается ли так же тесно сотрудничать с регионами?

- Ежегодно мы проверяем дотационные регионы, постоянно получаем информацию о состоянии дел в губерниях и республиках от Ассоциации контрольно-счетных органов России. Кроме того, мы тесно работаем с финансовыми контролерами стран СНГ через Совет руководителей этих органов. И, наконец, Счетная палата России принимает активное участие в деятельности международных организаций, объединяющих высшие контрольные органы разных стран. Здесь мы выступаем инициаторами борьбы с отмыванием денег, предотвращения финансирования международного терроризма.

Как видите, Счетная палата сегодня, пожалуй, один из действенных контролеров в сфере экономической безопасности. И у нее есть все возможности оперативно определять реальные угрозы, встающие перед нашей страной.

Экономика Финансы Инвестиции Русское оружие Госфонды и контрольные органы Счетная палата Россия и ВТО Россия и Евросоюз