Новости

25.02.2004 03:30
Рубрика: Общество

Минус премия за брань

Языковая политика: великий, могучий и литературный

В Париже прошла седьмая Неделя русского языка, заметным событием которой стал российско-французский "круглый стол", посвященный вопросам языковой политики. Как сочетаются забота о высоком международном статусе русского языка и его проблемы внутри страны? На вопросы корреспондента "РГ" отвечает ректор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российского общества преподавателей русского языка и литературы академик Людмила Вербицкая.

 

- Проблема сохранения языка - это проблема безопасности России. Очень сожалею, что Закон о языке не был вовремя утвержден. Наверное, это связано с тем, что люди, от которых зависела его судьба, не до конца поняли степень "мягкости" российского варианта.

- В качестве "жесткого" варианта Закона о языке всегда приводится французский?

- Французы сопротивляются языковым экспансиям: отстаивают чистоту, нормы родного языка. Они не хотят, чтобы эти нормы менялись под влиянием другого языка. Поскольку французский - официальный язык государства, недопустимы ни надписи по-английски, ни названия магазинов, ни реклама. Тот, кто это правило нарушает, платит соответствующий штраф. Не знаю, сколько в евро, а раньше было 5 тысяч франков с физического лица и 25 тысяч - с юридического.

- В чем были самые серьезные претензии наших депутатов к проекту Закона о языке?

- В том-то и дело, что основной мотив был несерьезным. Члены Совета Федерации говорили мне шутя: "Разве можно запрещать "неформальные выражения"? А как мы будем разговаривать?" Это настораживает. Вспомните, как пошутил Юрий Лужков в день инаугурации Валентины Матвиенко. Он сказал, что избрание женщины-губернатора - просто чрезвычайное событие. Мол, как же теперь вести себя 88 остальным руководителям регионов? С появлением женщины "клубу мужчин" придется думать, что говорить, выбирать выражения. Вот ведь, о чем беспокоятся.

- В Петербурге появилась довольно забавная информация о том, что на стол к руководителю одного из предприятий ложатся распечатки стенограмм совещаний, проводимых его подчиненными и сотрудниками. Управляют производственным процессом с помощью крепких выражений. И вот теперь там выявляют наиболее матерых матерщинников и лишают их премий.

- Если это не выдумка, то начинание просто прекрасное. Я понимаю, что в определенных ситуациях невозможно обойтись без сниженной лексики. Но только сниженной, а не матерной.

- Беда идет также из Интернета. Молодежь утверждает, что на чатах, якобы, неприлично писать грамотно. Затем многие начинают не только писать, но и говорить "ща, зыкай". Наряду с письмом деградирует и мышление.

- Увы, это так. Мы бьем тревогу, потому что в русский язык хлынул целый пласт сниженной лексики, упрощенных выражений. Например, вместо слов "мужчина" и "женщина", большинство людей говорит "мужики" и "бабы". Раньше трудно было услышать слово "морда", а сейчас, пожалуйста, получи: "Чтобы твоя морда не мелькала в телевизоре".

- Какие проблемы решила для себя Россия, включившись в Болонский процесс? Не есть ли это решение узких, образовательных, задач?

- Мы своих студентов и без Болонских соглашений посылали учиться в другие страны, и иностранных у себя принимали. Но ведь у ребят была двойная нагрузка. Они сдавали по две сессии, мотались из страны в страну, чтобы успеть сдать предметы сначала в одном университете, а через полгода вернуться и включиться в учебный процесс в другом. Признание дипломов и обеспечение мобильности студентов приведет к тому, что им не нужно будет перенапрягаться. Петербургский университет был инициатором быстрого включения в Болонский процесс, и теперь мы можем отстаивать свои взгляды на образование будущего, как полноправные члены европейского сообщества. Тем более что наш уровень образования гораздо выше многих университетов Запада.

- Повлияют ли Болонские соглашения на государственную языковую политику?

- Прекрасно повлияют. Обменов студентами станет больше, что непременно приведет к расширению изучения нашего "великого и могучего" за рубежом. В свою очередь, наши студенты и преподаватели будут, безусловно, читать лекции по-английски, по-немецки и по-французски. Кстати, на некоторых факультетах петербургского университета это уже давняя практика.

- Каков, на ваш взгляд, реальный статус русского языка в мире? Недавно Дмитрий Рогозин впервые провел на русском языке заседание Европарламента. Скандала не получилось, хотя некоторые его ожидали.

- Мне кажется, что серьезные изменения в отношении к русскому языку произошли на самом деле. К примеру, в Германии ребята в гимназиях мне говорили, что они чаще выбирают для изучения русский язык, потому что им нравится наш президент, который прекрасно говорит по-немецки, к тому же, так спортивен. Это убедительная мотивация.

- В Петербурге в обязательном порядке введено тестирование по русскому языку. Вот передо мной обращение к министру образования от имени членов Петровской академии наук и искусств, которые напоминают, что русский язык предназначен для формирования речемыслительной деятельности. Тогда как "тестовый контроль в формате ЕГЭ оказывается заведомо обедненным, вписанным в более узкую матрицу контроля".

- Начнем с того, что я такой академии не знаю. У нас есть пять государственных академий, а запрос, видимо, от общественной организации, которых сегодня сотни. Проблема единого экзамена, конечно, не может не волновать. Мы понимаем, что дети в Петербурге и в Москве находятся, мягко говоря, в других условиях. Они чуть ли не с девятого класса ходят на подготовительные курсы. Я даже не говорю об уродливой практике, когда за сумасшедшие деньги берется репетитор из того вуза, куда ребенок поступает. Но мы же мечтаем о равных возможностях.

Если единый экзамен даст этот равный доступ, если родители из какого-нибудь далекого села, отправляя ребенка в петербургский или московский вуз, будут знать, что деньги на дорогу надо занимать только в один конец, разве это плохо? Петербургский университет будет участвовать в едином экзамене. Именно для того, чтобы, проведя эксперимент, увидеть, какие дети к нам придут, каковы плюсы и минусы ЕГЭ.

- Министерство пошло на компромисс, сохранив, наряду с ЕГЭ, проведение предметных олимпиад?

- Безусловно, нужно сочетать и то, и другое. Если у нас есть возможность, с одной стороны, признать результаты ЕГЭ по русскому языку, а с другой стороны, провести устный экзамен по литературе, почему этого не сделать? Очень многое зависит от качества тестов. Первые тесты по русскому были просто ужасными. Знание языка нельзя проверить вопросом типа "Какой породы была Муму?". Теперь вопросы лучше. А если еще одним элементом будет написание эссе или сочинения, которое позволит посмотреть, умеет ли логически мыслить человек, каким образом он раскрывает тему, то, может быть, этого и будет достаточно.

- Но ведь отмахиваться от опасений, что вокруг тестов возникнет коммерческая деятельность: те же репетиторы, брошюры, шпаргалки с готовыми, заполненными ответами, тоже нельзя?

- Разве проблема в ЕГЭ? Если бы у нас во всех школах по каждому предмету хватало учителей, что бы обеднил единый экзамен? Да ничего. А сегодня в школах Петербурга не хватает полторы тысячи преподавателей русского языка и литературы. Выпускники педагогических вузов не идут работать в школу.

- Так, может быть, реформы образования стоило начинать с роли учителя, улучшения его социального и материального положения?

- Я с огромной радостью узнала, что городское правительство приняло решение о доплатах школьным учителям из местного бюджета. И совсем скоро в Петербурге они будут получать от семи-восьми до пятнадцати тысяч рублей. Безусловно, статус учителя, уважение к нему, нужно поднимать незамедлительно. И нам будет неважно, как проверять знания.

- Русский - язык межкультурной коммуникации. "Продвигая" его, мы преодолеваем сопротивление стран проникновению чужеродной культуры. Нет ли в этом процессе элемента насилия?

- То, что иностранные языки изучает все больше людей, не ведет к языковым экспансиям, даже несмотря на то, что компьютерные технологии дают языкам большое количество заимствованных слов. Нас, русских филологов, пугают не вспышки интереса к языкам, пугает просторечный пласт лексики, устремившийся в наш язык. А чего бояться французам? Мы же несем им не нецензурные выражения, а литературную речь.

Общество Образование Русский язык на постсоветском пространстве