Новости

02.03.2004 03:26
Рубрика: В мире

Проект "Надежда"

В Китае борьба с нищетой стала генератором роста

По личному опыту знаю, что именно задача за десять лет удвоить валовой внутренний продукт страны некогда положила начало сначала японскому, а затем китайскому экономическому чуду. В Японии десятилетняя программа удвоения ВВП позволила вывести из паралича предельно милитаризованную, а затем дотла разрушенную американскими бомбежками экономику, преодолеть послевоенную разруху. В Китае аналогичная задача позволила приступить к искоренению бедности, как к ключевому звену модернизации страны. В обоих случаях лозунг удвоения ВВП сыграл роль стартера, запустившего генератор устойчивого экономического роста.

Проект "Надежда" вернул за парты полтора миллиона крестьянских детей.

Как раз в ту пору, когда я начинал свою журналистскую работу в Токио, тогдашний премьер-министр Икэда всколыхнул Страну восходящего солнца программой: за 60-е годы удвоить валовой внутренний продукт Японии. У всех на устах звучала тогда его метафора: чтобы корабль японской экономики набрал скорость и взял верный курс, нужны не только паруса частного предпринимательства, но и штурвал государственного регулирования. Икэда призвал политиков, чиновников и предпринимателей, то есть законодательную, исполнительную власть и деловые круги сообща выработать экономическую стратегию страны. Именно их плодотворная совместная работа предопределила успех задуманного.

Хотя программа удвоения ВВП носила индикативный характер, то есть лишь давала ориентиры частному бизнесу, она законодательно подкреплялась кредитно-налоговыми мерами, которые стимулировали перелив капиталов в приоритетные отрасли. На последующих этапах ими стали бытовая электротехника и автомобилестроение. Япония заполонила мир портативными транзисторными радиоприемниками, высококачественными цветными телевизорами, опередила США по выпуску автомашин. Так Страна восходящего солнца доказала свою способность побеждать в конкурентной борьбе тех, кто победил ее во Второй мировой войне.

Приступая четверть века назад к трансформации централизованной плановой экономики в рыночную, патриарх китайских реформ Дэн Сяопин наметил стратегические рубежи в решении этой задачи. Первый - за 80-е годы удвоить валовой внутренний продукт страны, поднять его с 250 до 500 долларов на душу населения. Это было сделано досрочно.

Второй рубеж предусматривал за 90-е годы вновь удвоить ВВП. По общему объему товаров и услуг это сделать удалось. Но поскольку население страны с начала реформ увеличилось на 300 миллионов человек, показателя 1000 долларов на человека Китай достиг лишь в 2002 году.

Главной задачей первого и второго удвоения было ликвидировать бедность в стране, каждый четвертый житель которой недоедал и ходил если не в лохмотьях, то в заплатках. В итоге число людей в абсолютной бедности сократилось в Китае с 250 до 28 миллионов человек, или с 25 до 2 процентов населения. Даже международные чиновники ООН, редко балующие Пекин похвалами, признали подобные масштабы искоренения нищеты беспрецедентными в мировой истории.

Черту абсолютной бедности в Пекине определяют как доход менее пяти долларов в месяц. Эти люди, которым до сих пор не хватает средств на пропитание и одежду, сосредоточены в 592 бедных уездах. Но чем меньше очагов нищеты остается на территории страны, тем труднее до них добраться. Ведь плодами реформ и открытости в наибольшей степени воспользовались приморские провинции. Тогда как глубинку - Центральный и Западный Китай, на долю которых приходится 89 процентов территории и 64 процента населения, эти перемены затронули гораздо меньше.

Именно там, в труднодоступных горах, среди засушливых лессовых плато, разбросаны последние очаги бедности. Налицо как бы заколдованный круг. Нет дорог, нет электричества, чтобы развивать товарное производство, нет школ, чтобы хоть молодое поколение вырвалось из двойных тисков нищеты и невежества.

Бедные уезды - это одновременно и зоны неграмотности. В Китае из 170 миллионов неграмотных 150 миллионов составляет сельская беднота, прежде всего женщины среднего и пожилого возраста. Треть из них вообще никогда не ходили в школу. Остальные в 50-х годах посещали курсы ликбеза, но все забыли. А ведь без начального образования даже мелочной торговлей не займешься!

Поставлена цель: до 2010 года ликвидировать неграмотность среди сельской молодежи и людей среднего возраста. Китайцы любят повторять древнее изречение: "Добрый накормит голодного. Мудрый же научит его сплести невод и ловить рыбу". Для искоренения абсолютной бедности нужно добиться того, чтобы в каждой нуждающейся семье хотя бы один человек смог заниматься подсобными промыслами или трудиться в сельской индустрии (на так называемых волостно-поселковых предприятиях). Но не менее важно усадить за парты сельскую детвору, которой порой приходится бросать школу из-за материальных трудностей (особенно большой отсев - среди девочек). Ведь без грамотной молодежи у села нет будущего.

Полтора десятилетия назад Китай начал осуществлять проект "Надежда". Эта благотворительная программа предназначена финансировать образование нуждающейся сельской детворы за счет добровольных пожертвований. На этот призыв откликнулись более ста миллионов горожан, тысячи трудовых коллективов, сотни иностранных предпринимателей, ведущих дела в Китае.

Проект "Надежда" вернул за парты полтора миллиона крестьянских детей, позволил открыть в бедных уездах две с половиной тысячи новых школ и столько же отремонтировать, оказать материальную помощь энтузиастам-учителям, добровольно отправившимся в глубинку. Огромный, во многом поучительный для нас успех проекта "Надежда" объясняется его четкой адресностью. Каждый спонсор точно знает, кому поступили его деньги.

Пожертвовав всего 50 долларов, можно вернуть за парту подростка из бедной семьи, если в деревне нет начальной школы, а родители не в состоянии оплатить интернат. 600 долларов достаточно, чтобы год содержать учителя или укомплектовать библиотечку в сельской школе. Многие транснациональные корпорации, ведущие дела в Китае, такие, как "Кока-кола" или "Макдоналдс", предоставили проекту "Надежда" деньги на строительство нескольких сельских школ (для каждой из них требуется по 25 000 долларов). В списках жертвователей значатся: рядовой пограничных войск, домработница с двухклассным образованием, заключенный, отбывающий срок.

Повторяю, что залогом успеха является адресность. Каждый получатель благодарит конкретного человека или коллектив. Так завязывается переписка. Затем дело доходит до взаимных визитов и личного знакомства. Из таких поездок дети приезжают повзрослевшими. Причем трудно сказать, кому встречи с новыми друзьями приносят больше пользы. Когда избалованные "сникерсами" городские школьники узнают, что самым излюбленным лакомством для их сельских сверстников остаются кукурузные лепешки с кунжутом, они на многое начинают смотреть по-иному.

Проект "Надежда" не только дает экономический эффект, но и имеет несомненную морально-политическую ценность. Он помогает возродить дух социальной солидарности, который сплачивал китайское общество в годы первой пятилетки, но потускнел в условиях рыночных отношений. А между тем феноменальный успех телесериала "Как закалялась сталь", сделавший Павла Корчагина кумиром современной китайской молодежи, показал, что новое поколение так же тянется к романтике и самоотверженности, как в свое время их отцы и деды.

Итак, вместо 250 миллионов бедняков в Поднебесной нынче появилось 250 миллионов людей, способных не только прокормиться и одеться, но и приобретать предметы длительного пользования, обустраивать свое жилище. Лишь за минувший год частным владельцам было продано свыше миллиона легковых автомашин.

Теперь Китаю предстоит осуществить третье и четвертое удвоение ВВП (соответственно к 2010 и к 2020 годам). Через два десятилетия валовой внутренний продукт КНР должен составить четыре с половиной триллиона долларов, или по 3000 долларов на человека при полуторамиллиардном населении. Тогда страна завершит программу модернизации, выдвинутую Дэн Сяопином в конце семидесятых.

На недавнем саммите АТЭС в Бангкоке новый председатель КНР Ху Цзиньтао буквально ошеломил своих собеседников заявлением о том, что в ближайшие три года Китай намерен импортировать зарубежных товаров на триллион долларов.

Итак, план Икэды, который в 60-х годах стал стартером японского экономического чуда, и четыре десятилетних программы удвоения китайского ВВП, две из которых уже выполнены, дабы искоренить бедность, а две еще предстоит осуществить, чтобы преодолеть отсталость, - вот прецеденты, которые позволяют надеяться, что цель, поставленная нашим Президентом, сыграет аналогичную роль для России, станет предпосылкой здорового и устойчивого роста ее экономики.

В мире Восточная Азия Китай Путешествия Всеволода Овчинникова