Новости

11.03.2004 03:30
Рубрика: Власть

После 14 марта

С прежним Президентом, новым Правительством и старыми проблемами

Надо признать, что реформа Правительства и обновление кабинета оказались радикальнее, чем можно было ожидать. Сорок лет со времен хрущевских совнархозов страна не видела таких масштабных изменений в структуре исполнительной власти.

В этом смысле интрига с неожиданной отставкой Правительства и формированием его на основе новых принципов, безусловно, удалась. Сомневаюсь, чтобы это произвело большое впечатление на массового избирателя, но на экспертов и административно-номенклатурные круги разного уровня впечатление произвести удалось.

Главный вопрос: насколько эффективной окажется реформа, разработанная Дмитрием Козаком, проводить которую поручено Михаилу Фрадкову, но в сотрудничестве с самим автором, переведенным по сему случаю на третью по важности должность в Правительстве?

Что можно отметить как характерные черты данной реформы?

Реформа имеет явную антибюрократическую направленность, хотя именно здесь ее, надо думать, ждут самые большие проблемы.

Судя по всему, произошло окончательное разделение политических и экономико-социальных функций управления страной, первые из которых окончательно закрепляются за Президентом. В этом смысле предположения о возможности прихода России к парламентской республике должны быть отодвинуты на очень далекую перспективу. Тем более что не произошло формирования кабинета на базе "Единой России", то есть на партийной базе.

В кадровом отношении реформа приятно радует появлением новых лиц на ключевых постах Правительства, правда, остается вопрос: а куда переместятся старые? Не осядут ли они этажом ниже, то есть фактически на своих прежних должностях (но не называемых министерскими) и не станут ли проводить, пока министры заняты стратегическим планированием, ту же самую политику, что и в кабинете Михаила Касьянова? Но еще более скрытно от глаз общества.

Создается впечатление, что в новом Правительстве дан дополнительный шанс по крайней мере двум молодым политикам - юристу-администратору Дмитрию Козаку, выходцу из ближайшего окружения Владимира Путина, и экономисту Александру Жукову, до сих пор в число собственно путинских кадров не входившего, но теперь такую возможность получившего. Так и хочется предположить, что эта пара - первый набросок того самого преемника Путина, о котором он впервые обмолвился 12 февраля. И в этом эскизе Козак - будущий кандидат в президенты, а Жуков - будущий кандидат в премьер-министры.

Очевидна преемственность экономического курса нового Правительства по отношению к старому. Как и то, что о сворачивании рыночных реформ речь не идет, иначе структура Правительства была бы совершенно другой.

Не менее очевидно намерение глубоко и радикально реформировать социальную сферу, в первую очередь ЖКХ и здравоохранение. Назначение Михаила Зурабова - безусловное свидетельство этого. Вопрос в одном: за чей счет будут проводиться эти реформы? Если по излюбленной российской привычке, то есть за счет населения (как это делалось и все последние годы), а следовательно, и при падении качества услуг для основной массы людей и в ЖКХ, и в здравоохранении (как это тоже происходило все последние годы), то лучше бы было проявить здоровый консерватизм.

Интересным и перспективным представляется назначение Андрея Фурсенко министром науки и образования, во всяком случае для тех, кто читал его умные тексты в изданиях, которые можно без всякой натяжки назвать интеллектуальными.

Мне совсем не известен новый глава Министерства природных ресурсов Юрий Трутнев. Однако ясно, что это министерство в каком-то смысле - главное в стране. Без Министерства финансов ни одна страна жить не может, однако наши финансы - в лучшем случае один процент от мировых. А вот наши природные ресурсы, по разным оценкам, от 25 до 40 процентов мировых. То есть министр природных ресурсов России по определению является одним из самых могущественных чиновников мира. Если бы еще этому министерству открытости хотя бы в сотую долю контролируемых им богатств. Как известно, именно вокруг природных ресурсов совершает свои самые виртуозные пируэты российская коррупция. Сможет ли новый министр свести ее хотя бы до благопристойного уровня?

Комментируя новую структуру Правительства, Владимир Путин отметил, что члены кабинета получат беспрецедентную самостоятельность действий и одновременно будут нести персональную ответственность за эти действия. Вот во что хотелось бы верить, но верится с трудом. Перед обществом наши министры спокон веку ответственности не несли. Перед парламентом - привычки нет, да и в Конституции это не записано. Перед партией - прежней такой партии уже нет, а новая хотела было замахнуться на свое Правительство, да не вышло.

Остается одна ответственность, традиционная: перед главным начальником, перед Президентом. Надо думать, окончательное членение Правительства на политическое (силовики, МИД, юстиция, премьер-министр) и социально-экономическое позволит Президенту гораздо решительнее, чем раньше, делать оперативные кадровые перестановки как раз на основе персональной ответственности министров за их действия. Но прецеденты трудно вспомнить.

Соединение сфер культуры и информации в рамках одного министерства функционально, может быть, и логично, но в сущности глубоко противоречиво. Ибо культура и информация непротиворечиво соединяются только в массовую культуру, для поддержания жизни которой вообще никакого министерства не нужно. Она и так растет как сорняк на чем угодно.

По-прежнему считаю стратегически глубоко неправильным игнорирование предложений по созданию Министерства молодежи. В СССР такое министерство было, называлось ВЛКСМ. И не случайно было. Между прочим, именно в недрах этого министерства готовились массовые кадры будущих горбачевских и ельцинских реформ.

Конечно, такое министерство не вписывается в рамки нынешней сугубо функциональной схемы кабинета. Как не вписываются туда и демографическая политика, и миграционная: ни ту, ни другую на рыночные отношения не переведешь.

Словом, нет пока ощущения, что эти сферы будут охвачены должным вниманием нового кабинета, а силовикам ими и вовсе заниматься не с руки.

И все-таки главная проблема не эта. Радикальность и продуманность нынешней реформы Правительства шире - реформа управления страной, внушает надежду. Если бы не одно но.

Есть такой мощнейший общественно-политический институт в России. Более чем институт - класс. Называется: российская бюрократия. Ни одна реформа, ни одна революция до сих пор не поколебали ее власти над страной. Бюрократия приспосабливалась к любым реформам, а затем стремительно приспосабливала их к себе.

В первом же своем президентском послании Федеральному Собранию Владимир Путин эту опасность отмечал. Но за четыре года мощь бюрократии поколебать не смог.

Что будет на этот раз? После 14 марта увидим.

Власть Работа власти Госуправление Правительство Михаила Фрадкова