Новости

25.03.2004 01:50

Вечный студент Конюхов

Известный российский путешественник учился в Беларуси на краснодеревщика

О покорителе морей и океанов Федоре Конюхове, кажется, все уже написано и сказано. Но есть в его биографии одна интересная страница, о которой мало кто знает. Свой первый вояж Федор совершил почти 30 лет назад к берегам белорусской реки Березины и прожил там почти два года. Конюхов приехал в Бобруйск и поступил в престижное училище, где готовили мастеров резьбы по дереву, столяров-краснодеревщиков. Сегодня это художественный колледж, и специалистов здесь готовят таких же. А руководит им бывший товарищ Федора Конюхова, его "однокашник" Василий Кричко.

 

 

- Не знаю, какие ветры занесли Федора из запорожских степей в нашу лесистую Беларусь, - рассказывает он. - Тогда мы не расспрашивали друг у друга об этом. И так было ясно. Училище гремело на весь Советский Союз, сюда приезжали учиться со всех республик. Но не каждому везло. Вот и я поступил, наверное, потому, что уже в то время был мастером спорта. А Федор легко сдал все экзамены. Одаренный был парень, с талантом художника. Кстати, знаю, что Конюхов и сейчас прекрасно рисует - во время путешествий и дома. Видел некоторые его работы, чувствуется наша школа. А морскими путешествиями, помню, Федор грезил еще в училище. На практических занятиях мы давали волю фантазии. У Федора, если он вырезал что-то по дереву, делал шахматные фигуры и всевозможные сувениры - получалось морское царство Нептуна, девятый вал, корабли с матросами. Видимо, тяга к морю была у Конюхова от отца, капитана дальнего плавания.

Мы с Федором жили в общежитии на одном этаже. Наши комнаты были напротив. Я тогда был вожаком комсомола училища, и мне нужны были надежные ребята для организации различных мероприятий. Точно знал, если Федору поручить турпоход или вылазку на природу, то все пройдет на высшем уровне. Это была его стихия. Мне и сегодня помнятся наши костры на берегу Березины, броски к дальним партизанским стоянкам. Но, честно говоря, никто из нас и подумать не мог, что судьба нашего товарища так круто повернется. А точнее, Федор сам проявит крутой характер.

До окончания училища оставались каких-то два-три месяца, когда он получил письмо от отца. Тот собирался в кругосветное путешествие и приглашал с собой сына. Конюхов пошел к руководству: так, мол, и так, отпустите - потом наверстаю. Но его и слушать не захотели - потерпи, сказали, сдашь экзамены и плыви хоть на край света. Федор ждать не стал, собрал вещи и навсегда уехал из Бобруйска. Так и остался в списках нашего заведения: и не отчисленным и не закончившим. Словом, вечный студент. Даже все оценки в журнале сохранились.

- Пытались его найти, приглашали в гости?

- Пытались, конечно, письма писали, да что толку. Он то у берегов Америки, то в Австралии, то в открытом океане. Но встретиться очень хотелось бы. Вручили бы почетный диплом нашего колледжа, показали свой музей, в котором есть стенд о всех его путешествиях. Если попутные ветры донесут до Федора эти слова, надеюсь, он отзовется на наше приглашение. Будем ждать...