Новости

26.03.2004 05:10
Рубрика: Происшествия

Охота на Гелаева

На днях Президент РФ Владимир Путин присвоил звание Героя России Абдулхалику Курбанову и Мухтару Сулейманову, обезвредившим опасного преступника

Теперь, по прошествии некоторого времени, можно со стопроцентной уверенностью утверждать, события 28 февраля 2004 года разворачивались совсем не так, как было описано в газетах. Не было "самоволки" погранцов-контрактников, не было их случайной встречи на узкой тропе, не было бомжеватого вида у полевого командира и шоколадки "Аленка" в правой руке, не жевал Гелаев растворимый "Нескафе", не было смерти на четвереньках.

Пастухи-разбойники

Руслан Гелаев умер 28 февраля с широко открытыми глазами, полулежа-полусидя, прислонившись спиной к дереву на берегу маленькой горной речки Тимберисхвери, не дойдя восемнадцати килолметров до грузинской границы на перевале Мушак. Пограничники-контрактники Абдулхалик Курбанов и Мухтар Сулейманов, ценой своей жизни остановившие его, остались лежать на другом берегу реки.

Из рассказа заместителя бежтинской заставы лейтенанта А.Нечаева:

"Я был первым, кто увидел Гелаева мертвым. Правда, тогда я не знал, что это Гелаев. Утром 29 февраля я с бойцами нашей заставы вышел на поиски не вернувшихся с задания Курбанова и Сулейманова. По их следам мы шли несколько километров, когда я увидел незнакомца, привалившегося спиной к дереву. Одетый в теплую гражданскую куртку, теплые штаны и резиновые сапоги, он не двигался. Я приказал одному из бойцов взять его на прицел и стал медленно подходить.

Первое, что я заметил, подойдя ближе, - у незнакомца были широко открыты глаза, зрачки закатились вверх, но были видны. Он выглядел очень опрятно, было заметно, что последние дни своей жизни он провел в довольстве, потом выяснилось, что у него даже грудь была полностью побрита и сам он был весь выбрит, а борода аккуратно подстрижена, на ногах - чистые теплые шерстяные носки. Под расстегнутой курткой виднелась разгрузка с пятью магазинами.

Рядом валялись автомат и граната. Больше ничего не было, по крайней мере, на первый взгляд. Я по рации вызвал тревожную группу. Убитых наших ребят обнаружила уже она".

По кличке Палач

Это был, так сказать, финал длительной спецоперации, которая началась еще в декабре прошлого года, и одновременно конец целого этапа бандитского сопротивления по имени Руслан Гелаев.

Его убивали трижды, и трижды он воскресал. Он трижды был судим. Правда, было это еще в советские времена, когда с преступниками не церемонились, не говорили о них лестных слов, не брали от них денег, а сажали и сурово, но честно судили.

В те времена никому не известный шабашник - строитель Руслан Гелаев даже не мог предположить, что придут времена, и он будет реально влиять на мировую политику, будет козырной картой на Кавказе в большой политической игре США, России и Грузии. Он не мог и мечтать, что президент Шеварднадзе его, недоучку, всего с тремя классами образования сельской школы, на весь мир будет называть интеллигентным и образованным человеком, а заявления президента Чечни Ахмата Кадырова о переговорах с "не замешанным в похищениях людей" головорезом Гелаевым будут восприниматься как сенсация, о которой будут писать все СМИ земного шара.

Его жизненный путь не был восхождением к славе. Мир, как известно, до сих пор помнит и Джека-потрошителя, Бонни и Клайд, Чикатило. Таким же останется в памяти людей и этот человек.

Да, за ним нет доказанных случаев похищения людей с целью выкупа, но на его личном счету, как считают специалисты, - около трехсот загубленных душ. Кстати, те, кто знал Гелаева, рассказывали, что он лишал жизни людей хладнокровно, недаром за ним закрепилась кличка Палач.

Фамильный загнутый полумесяцем кинжал с выгравировированной датой "1890 год", который нашли пограничники в его мешке после его смерти, сеял смерть в Абхазии, Чечне, Дагестане. Но он не был идейным воином, он был... действительно палач.

В давнем интервью "РГ" бывший подчиненный Гелаева бригадный генерал Али Атуев охарактеризовал того, как подонка и мразь. По словам Али, который до сих пор пользуется большим уважением в Чечне, Гелаев виновен в убийствах многих чеченцев и неоднократном предательстве соратников по оружию.

В 2000 году Гелаев "положил" половину своего тейпа в Комсомольском, а потом дважды, в 2001 и 2003 годах, водил на верную гибель вновь собранные им банды. На его счету - вертолет ООН, сбитый его бандитами пару лет назад в Кодорском ущелье Абхазии.

И каждый раз ему удавалось выходить сухим из воды, обманутые им чеченцы гибли за призрачные идеалы независимости, а он зарабатывал на войне деньги. Бывший дивизионный генерал, командующий Юго-Западным фронтом, бывший министр обороны Ичкерии, уже находясь в Панкисском ущелье, он стал богатым человеком, прикупил недвижимость и дома в Грузии. В свой последний прошлогодний поход в Чечню он пошел из-за денег, а не получив их, разругался с Басаевым и двинул отряд назад, в Грузию.

Последний бой

На два летних прошлогодних заседания так называемой Маджлисуль Шуры Шамиль Басаев, арабский функционер Абу-Аль Валид и Докку Умаров даже не позвали Масхадова. Обиженным остался и Гелаев. Ближе к осени он попытался прорваться в Грузию через юг Чечни. Но хорошо простреливаемые федеральными силами южные перевалы оказались Гелаеву не по зубам. Тогда он с 36 оставшимися бойцами решил пробраться в Грузию через Дагестан.

Там, как он полагал, его ждали меньше всего, ведь в это время года горные перевалы считаются непроходимыми. Гелаев фактически повторил путь вторжения в Дагестан банд Басаева и Хаттаба в 1999 году. Он даже учел то, что во многих селах Цумадинского района Дагестана до сих пор сильны ваххабитские настроения и там он мог найти приют и восстановить силы перед финальным броском через перевал Мушак.

Но в этот раз удача от Гелаева отвернулась. Сначала банда ошиблась на маршруте по дороге из Цумадинского района к грузинской границе. Заплутав по карте и проскочив нужный поворот, бандиты вынуждены были вернуться и начали кружить по горам.

А потом, когда банда уже перебралась в соседний с Цумадинским Цунтинский район Дагестана, с 14 на 15 декабря в половине второго ночи на пограничную заставу Мокок прибежал местный житель из близлежащего селения Шаури и сообщил, что под вечер в сельский магазин приходила пара незнакомцев. Места в приграничных районах Дагестана глухие, и взяться чужим здесь просто неоткуда.

Командир заставы - капитан Радим Халиков, лезгин по национальности, отреагировал мгновенно. Думая, что для задержания двоих незнакомцев девятерых пограничников будет достаточно, на "ГАЗ-66" он буквально ворвался в самое логово растерявшихся бандитов. Те в это время трапезничали, а выставленная охрана бандитов проморгала пограничную "шишигу". Пограничники также не ожидали, что вместо двух незнакомцев напорются на целую толпу вооруженных людей. Избежать боя не удалось, и, хотя он был неравным, для бандитов это был провал. Обнаружив себя, боевики заметались, но вырваться из Цунтинского района было непросто даже при наличии опытного проводника. Он, как мешок, окруженный со всех сторон непроходимыми горами, имел весьма ограниченное количество троп, перекрыть которые было несложно.

Пограничники бросили на ликвидацию банды все силы, даже из Ставрополя прибыли специально обученные бригады горных спецназовцев. Командующий территориальным отделом "Махачкала" генерал Владимир Стрельцов почти круглосуточно контролировал ход спецоперации. Итог двухнедельных боев - похороненные под снегами лавин 26 боевиков и восемь пленных. Гелаева среди них не было, но из показаний пленных пограничники уже знали, кого они обложили в горах.

Растеряв всю свою банду, оставшись вдвоем с раненым телохранителем, Гелаев затаился. Пограничники ждали, но зверь не вышел из логова даже после того, как в средствах массовой информации официальные лица пустили дезинформацию, что Гелаев скорее всего попал под лавину и операция по обезвреживанию его банды прекращена.

Прошло два месяца в пустых ожиданиях, и пограничники засомневались: а действительно, не засыпало ли Гелаева в горах, но "секреты" с горных троп не снимали.

Развязка наступила 28 февраля. В семь часов двадцать минут утра, о чем свидетельствует запись в журнале, когда еще одолевает ночная дрема и безумно хочется спать, младший сержант Буянов, призывник срочной службы весны 2003 года, находясь в дозоре выездной разведывательно-поисковой группы бежтинской заставы, обозревал в бинокль окрестности, как предписывал устав, а не зевал, завернувшись в теплый тулуп.

Зная привычки в нашей армии, сам отслужив в ней некогда два года, я с трудом бы в это поверил, если бы мне рассказал кто-то со стороны и если бы мне самому теперь не довелось побывать на этой заставе, переговорить с командирами, солдатами, контрактниками и жителями селения Бежта. Тем с большей гордостью я пишу сейчас эти строки, когда знаю, что так все оно и было.

Итак, Буянов, обозревая в бинокль окрестности, успел заметить, как в какой-то момент из-за поворота на мгновение на тропе появился человек с большим белым мешком за плечами. Сделав несколько шагов, заметив вдалеке стоянку пограничников, он резко развернулся и зашагал прочь, скрывшись за поворотом.

Буянов немедленно доложил командиру группы о замеченном незнакомце, хотя в принципе эта ситуация не считалась ЧП. Дело в том, что недалеко от места дозора местные пастухи пасут коней и те нередко забредают с пастбища к тропе. Чтобы проверить, не убежали ли кони, пастухи, бывает, и ходят по тропе, выглядывая из-за того поворота, где Буянов увидел незнакомца.

Но командир дозора, молодой лейтенант, который сам только год как окончил военное училище и прибыл на свое первое место службы, тоже строго по уставу оценил ситуацию и направил вслед за незнакомцем двух контрактников Мухтара Сулейманова и Абдулхалика Курбанова. Из местных жителей, они считались на заставе самыми опытными и знали всех в округе. Правда, тогда они и не догадывались, что за незнакомец убегает от них по горам, и уж тем более не предполагали, что эта встреча обернется для них трагедией.

По большому счету они могли и не гнать его по крутым склонам, тем более что лейтенант разрешил одному из контрактников после проверки незнакомца дойти до селения и откопать свой коровник, который накануне завалило сошедшей лавиной. Но Курбанов и Сулейманов выполнили свой долг до конца.

События той погони впоследствии были восстановлены достаточно точно. Пограничники шли по следу Гелаева несколько часов. Он увел их по горам так далеко, что, когда начался бой, звуки выстрелов не услышали ни в разведгруппе, ни на заставе. Когда Гелаев понял, что оторваться от преследователей не удастся и его следы все равно приведут настырных погранцов к нему, он пустился на хитрость. Спустился к реке, но не стал ее переходить, а прошлепав по воде несколько десятков метров, вновь поднялся по склону сопки вверх, зайдя пограничникам в тыл. Глядя сверху, как два бойца скользят по снегу и жухлой листве вниз к реке, Гелаев открыл огонь.

Голливудский боевик

Из рассказа милиционера Бежтинского поселкового ОВД М.Халитова, одним из первых обнаружившего убитых пограничников:

"Ребята лежали буквально в ста пятидесяти метрах от места, где умер Гелаев. В Курбанова попало семь пуль, в Сулейманова - четыре. Если бы Гелаеву удалось застрелить их сразу наповал, то он бы выжил. Но он только ранил их, прострелив им ноги и тело. Истекая кровью, они оба открыли огонь. Рожок автомата Курбанова был почти пуст, Сулейманов успел выпустить из своего автомата восемь пуль. Кроме того, у обоих отсутвовало еще по одному рожку. Их так и не удалось найти. Это значит, что они вели бой еще по пути, идя по следу, а, отсреляв по магазину, выбросили их в пылу погони. Правда, сначала я думал, что это Гелаев забрал у них по магазину, но я сам милиционер и, проверив магазины Гелаева, точно могу сказать, что пули в его рожках трех разных модификаций, а у пограничников - только одной.

Кстати, Гелаев и сам по ходу преследования отстреливался от них. В его разгрузке один магазин был пулеметный на сорок пять патронов, и там оставался всего один патрон, а магазин, подсоединенный к его автомату, был пуст наполовину.

Судя по следам, расстреляв пограничников, раненный в бедро и руку Гелаев спустился к еще живому Курбанову и пристрелил его в упор контрольным выстрелом в голову. Перейдя речку, шатаясь, - по следам было видно, как он тяжело шел, - он добрел до первого дерева. Присев к нему, он засунул под дерево оторванную в локте руку культей вперед, перетянул жгутом остаток руки, но сил идти дальше не было. Он так и умер от кровопотери и болевого шока.

Его оторванную руку искали долго, и только потом наш милиционер Алиев заметил под деревом, где нашли Гелаева, торчащий кончик пальца, потянув за него, он и вытащил руку. Потом разведгруппа пограничников обнаружила и мешок. Его Гелаев бросил и замаскировал в самом начале погони, чтобы не таскать по горам лишнюю тяжесть. В мешке нашли спальник, кусок бараньего сала, лапшу "Роллтон" и фамильный кинжал".

Так бесславно завершились 38 лет земной жизни одного из самых известных чеченских полевых командиров. По иронии судьбы он погиб, словно классический злодей голливудских боевиков, - последним из всей своей банды. Своего раненого телохранителя он похоронил еще раньше там, где отсиживался весь январь и февраль.

И по той же злой иронии судьбы его, называвшего себя "великим амиром Чечни и Дагестана", убили не матерая "десантура" или спецы "Альфы", а два простых дагестанских парня из высокогорного аула Бежта.

Герои нашего времени

Биографии 26-летнего Абдулхалика Курбанова и 24-летнего Мухтара Сулейманова мало отличаются от биографий тысяч их сверстников, живущих в горах Дагестана. Оба выросли в Бежте, там же окончили школу, отслужили в армии. Сулейманов служил в Чечне и был даже ранен. Вернувшись со срочной службы, оба подписали контракт на службу на погранзаставе, благо ходить далеко не нужно, вот она - на окраине села.

Бежта хоть и райцентр, а такой глухой угол, что не передать. Из Махачкалы туда добираться - чуть ли не целый день. Пока ехали несколько часов до Хунзаха, думалось, нет на свете хуже и опаснее дороги. Когда же, перекусив в Хунзахском погранотряде, отправились дальше на юг под грузинскую границу до Бежты, я понял, что дорогу до Хунзаха можно считать

автострадой по сравнению с этой узкой тропкой над обрывом. По дороге прямо перед нами пару раз сходили лавины. Пока бульдозер расчищал проезд, мой водитель ворчал, что два дня до этого кряду в Бежту было вообще не попасть, приходилось с полдороги "вертаться".

Вот в таком медвежьем углу и жили Курбанов с Сулеймановым, и были они, по рассказам сослуживцев и родственников, друзья - не разлей вода. За полгода до рокового боя Абдулхалик женился на местной. Бежтинцы - народ хоть и не богатый, но свадьба гремела три дня.

Теперь, когда я переступил порог их некогда счастливого дома, о той свадьбе напоминали только фотографии. У них даже детей не осталось. Тихий дом теперь. Курбанов был практически сирота, его отец, живя в Махачкале, никогда не растил сына. Мать умерла. Вдове Курбанова пограничники пообещали новую квартиру в Махачкале и устроить на работу в Каспийский погранотряд, в Бежте-то для нее жизнь - все, кончилась.

У Сулейманова остались отец и трое братьев. Один из них после гибели Мухтара также написал заявку на контракт. Когда мы с заместителем командующего ТО "Махачкала" полковником Виктором Цицверой переступили порог их дома, братья первым делом спросили, как скоро можно будет подписать контракт и начать службу.

К слову сказать, пограничники не забыли о семьях погибших. Кроме выделения материальной помощи, в настоящее время рассматривается вопрос о присвоении погранзаставе имени Курбанова и Сулейманова. В Москву ушли представления о присвоении им звания Героя России.

Как сказал глава администрации Бежты Ризван Курбаналиев: "Даже если им не дадут звания Героя России, для нас они навсегда останутся героями. Будем ставить вопрос о названии школы и улиц их именами. Кстати, дед Абдулхалика Курбанова, тоже Абдулхалик, один из героев Великой Отечественной войны, одним из первых поднялся на знаменитый укрепрайон гитлеровцев Сапун-гору под Севастополем и установил там советский флаг".

После, когда меня привезли в те места, где ребята полдня гоняли матерого преступника, и я с трудом карабкался по склонам, подумалось: какой же нужно было обладать силой духа и упорством, чтобы вот так беззаветно выполнить свой долг. Ну что им было до того странника? Тут коровник лавиной накрыло, дома - жена молодая; это, как в "Белом солнце пустыни": что еще нужно, чтобы достойно встретить старость? Кто бы проверил, опознали они чужака или нет, а вот поди ж ты, загнали зверя... им за державу было обидно.

Когда в течение последних десяти лет разгорались страсти о том, кого считать героем нашего времени, признаться, у меня не было ответа. Кого считать истинными выразителями нынешнего времени: так называемых новых русских, сумевших прорвать рутину советского застоя, "новых патриотов", видящих спасение нации в борьбе с иноверцами, совестливых горемык, заливающих боль душевную вином, а потом бросающих ее на гитарные струны? Жизнь расставила все по своим местам, и, как всегда, неожиданно.

Герои нашего времени оказались вооружены, молоды и, словно в назидание всем нам, как принято сейчас говорить, лицами кавказской национальности.

И еще. Испокон веку считалось, что воины света, победившие демона, становятся святыми. Мистика? Конечно, но тем неожиданнее мне было услышать удивленные слова бежтинского милиционера Магомеда Халитова о том, что у погибших контракников не наступило трупное окоченение.

"Я наутро захожу в дом, где мужчины обмывают Мухтара, - рассказывал Магомед, - а у них весь пол в крови. Я им говорю: "Что, вам ночи не хватило, чтобы обмыть его?", а они отвечают, что третий раз уже его обмывают и пол моют, а он все, как живой и кровь течет рекой, словно его только что убили, словно он до этого не лежал сутки на морозе у реки".

Их похоронили рядом друг с другом на Бежтинском кладбище. Как были друзьями при жизни Абдулхалик Курбанов и Мухтар Сулейманов, так теперь и лежат вместе, навечно.

Происшествия Преступления Криминал Филиалы РГ Юг России СКФО Дагестан
Добавьте RG.RU 
в избранные источники