Новости

31.03.2004 03:40
Рубрика: Власть

За границу - с чистой совестью

Что такое парламентский туризм и как с ним бороться

Впрочем, идея не нова. В Думе прошлого созыва к тому же призывала первый вице-спикер нижней палаты Любовь Слиска. А предшественник Косачева на председательском посту в комитете Дмитрий Рогозин в интервью "Российской газете" говорил:

"Многие загранкомандировки абсолютно неэффективны и не нужны. Особенно те, что касаются так называемых групп по связям, групп дружбы. Даже за какими-то "ноу-хау" в законодательной сфере совсем не надо выезжать за границу. Посольства Российской Федерации могли бы нужную информацию по этой теме переводить на русский язык и посылать в соответствующий профильный комитет Госдумы. А мы бы здесь уже смотрели, что можно применять, а что - нельзя".

Но одно дело - бороться с депутатскими привилегиями, в числе которых и парламентский туризм, накануне выборов в Госдуму, когда еще не известно, будешь ли ты и впредь пользоваться этими привилегиями. И совсем другое, когда до выборов еще почти полных четыре года. И ты только что получил то, о чем, может быть, втайне мечтал. Поездка за государственный счет в туманный Альбион или в экзотическую Австралию, особенно депутату-новичку, кажется непременным приложением к думскому мандату, заслуженным призом, отказываться от которого нелепо.

Между тем предложения комитета строги - ввести квоты в международную деятельность Госдумы: зампредам Госдумы, председателям комитетов и групп по связям предлагается по две зарубежные поездки и по два приема иностранных коллег в Думе в течение всего созыва. Для Комитета по международным делам планируется квота - шесть поездок за год, для Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, который тоже считается профильным, - четыре.

Эти нововведения, по расчетам борцов с парламентским туризмом, позволят сократить число зарубежных поездок депутатов со 120-130 до 70-80 в год, а расходы Госдумы на вояжи - до 30 процентов. Ограничения не затронут официальных визитов председателя Госдумы Бориса Грызлова и участия российских парламентариев в важных мероприятиях многостороннего характера.

Вообще-то те, кто думает, что поездка депутата за рубеж, особенно в составе делегации, - сплошной праздник души и тела, сильно ошибаются. Невозможно без сострадания смотреть на российских народных избранников, как они при полном параде - в строгих костюмах, в рубашках, туго стянутых на шее галстуком, выдерживают при тридцатиградусной жаре получасовой обмен любезностями с официальными властями где-нибудь в Катаре, но что поделаешь - протокол. В одной из стран, которую посетила российская делегация, даже страж из почетного караула не выдержал духоты и волнения, потерял сознание, упал, а наши - стояли! А официальные обеды? Отказаться от угощения трудно, не поддержать тост, подстегнутый японским "компай" - "до дна", значит, обидеть хозяев.

Раньше, впрочем, такую сильную тягу депутатов к заграничным командировкам можно было бы объяснить представляющейся возможностью походить по магазинам: даже в программе официального визита бывает предусмотрено время на шопинг. А теперь на витрины в иностранных супермаркетах наши думцы особенно не заглядываются. В России теперь все есть. Были бы деньги. Кое-какую прибавку к думской зарплате служебные командировки все же дают. Депутатам в служебных командировках положены суточные, а, поскольку ни на еду, ни на питье в таких поездках тратиться не приходится, хозяева гостеприимны, получается экономия и двухсот, и трехсот долларов за три-четыре дня - в зависимости от страны пребывания.

И с этим парламентским туризмом комитет хочет бороться?

Комментарий

Константин Косачев, председатель Комитета Госдумы по международным делам:

- Безусловно, межпарламентские связи нужны. Россия не добьется успехов в международных делах, если мы не будем решать свои задачи в международной политике совместными усилиями. И парламентское плечо, парламентская дипломатия - в дополнение к дипломатии официальной - здесь нелишние. Но депутаты, пытаясь заниматься международной деятельностью, участвуя в солидных мероприятиях, отправляясь за границу по приглашению,
подчас не осознают стоящих перед ними задач. Они руководствуются своим классовым пониманием той или иной ситуации, своим взглядом на то, что такое хорошо и что такое  плохо. Однако далеко не все депутаты компетентны в вопросах внешней политики. И оттого иногда предлагают решение вопроса, противоречащее интересам России. Или просто рекламируют на международной арене себя, любимых. Но как только наши партнеры видят, что в рядах нашей делегации нет единства, они неизбежно это используют. Значит, задача, которая стоит перед делегацией, уже не может быть успешно реализована.
Безрезультатная поездка за границу - это и есть парламентский туризм.

Однако депутат - тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Он ищет обоснование, чтобы поехать в ту страну, которая ему интересна: он просто в ней не был, или это какая-то экзотическая страна, куда он сам никогда не попадет, или друзья - за границей и он обещал их навестить... Возникает масса проблем: в одни и те же страны подается масса заявок - всем очень интересно поехать в Японию, Китай, Соединенные Штаты Америки, Великобританию, Францию. А в страны менее громкие, но не менее важные для России по ряду обстоятельств депутаты из-за неполноты своего внешнеполитического кругозора не стремятся ехать. А ведь интересы России присутствуют в самых различных точках мира.

Борьба с парламентским туризмом не самоцель. Самое главное - включить парламентский потенциал в решение тех задач, которые реально важны для страны, для ее граждан. Если нам сейчас важно не понести ущерб от расширения Европейского союза, наверное, мы должны чаще бывать в тех государствах, которые имеют влияние в Европейском союзе, работать с Европарламентом, с тем чтобы выйти на некое решение, которое могло бы сделать этот ущерб минимальным. Если мы сталкиваемся с проблемой нератифицированного соглашения об адаптации договора об обычных вооруженных силах в Европе для всех, без исключения, стран (а не ратифицируется он потому, что нам предлагается сначала вывести из Грузии и Молдавии наши военные базы), возникает совершенно четкая задача, в том числе и для парламента: убедить ту же самую Молдавию, ту же самую Грузию несколько смягчить жесткость своих требований к России, чтобы Россия затем

смогла договориться с государствами НАТО. Если мы этого не сделаем, то после второго апреля, когда в НАТО принимаются семь новых государств и четыре из них - три государства Балтии и Словения - не являются участниками этого договора, в Европе возникает серая зона, где теоретически могут быть расположены базы НАТО. Это прямая угроза нашей безопасности.

Мы предложили, во-первых, увязать график международных контактов председателя Государственной Думы с графиком международных контактов иных руководителей государства. Во-вторых, мы хотим сделать план менее жестким, не фиксировать "от достигнутого" все поездки, которые должны состояться. В прошлом году из 58 запланированных поездок зарубежных коллег к нам осуществилось только 20, а из 75 запланированных наших выездов реализовано 30. Вот цена жесткого плана.

Мы предлагаем установить квоты. Чтобы под квоту можно было просчитать соответствующее финансирование. На 2004 год по разделу "Международная деятельность" Думе определено бюджетом 75 миллионов рублей, т.е.почти 2, 5 миллиона долларов. Из них полтора миллиона долларов запланировано на командировки и служебные разъезды депутатов, помощников депутатов, работников аппарата. Самые большие расходы связаны не с двусторонними визитами, а с нашим участием в межпарламентских организациях. Россия участвует в десяти межпарламентских ассамблеях по дальнему зарубежью и в трех по зарубежью ближнему. Парламентская ассамблея Совета Европы, к примеру, имеет четыре недельных сессии в год. Наша делегация состоит всего из 36 человек, из них 12 - члены Совета Федерации и 24 депутата Государственной Думы. Помимо сессий ПАСЕ, депутаты работают в десяти комитетах Межпарламентской ассамблеи - это раз в месяц и это абсолютно нужное для России дело.

А что касается прогулок по магазинам и прочих туристических аттракционов, это, безусловно, есть, но это приобретает гипертрофированные формы лишь в том случае, когда перед депутатами не ставится никакой иной цели, кроме просто участия в поездке делегации в какую-то страну. Когда перед ними будут сформулированы и задача профессиональная, и задача государственная, времени на другое не останется. К каждому депутату контролера не приставишь, но, если он вернется из поездки и, разведя руками, скажет, что ничего из порученного сделать не смог, в следующий раз он уже не поедет.

Депутату необходим опыт зарубежного парламентаризма. Ведь очень часто возникают ситуации, когда, приехав из своего избирательного округа, где он действительно воспринимается как фигура, равная Черчиллю, депутат и в другой стране начинает вести себя как носитель истины в последней инстанции, который в состоянии давать советы, поучать, с презрением относиться к советам стороны противоположной.

К сожалению, такие случаи не единичны. Как с этим бороться, я пока не могу придумать. Но надеюсь, что опыт, полученный в зарубежных поездках, нашим парламентариям окажется полезным хотя бы для понимания того, насколько важно в спорах опираться не на эмоции, не на тембр голоса, а на юридическую безупречность аргументов. В стенах нашей Государственной Думы в ходу другие методы: для того чтобы попасть на экраны телевизоров, достаточно ловчее сформулировать яркую мысль да произнести ее громовым голосом. А если ты при этом еще и собеседника оскорбил, то это вообще "в кассу". Зарубежный опыт показывает нашим думским новичкам, как важно быть профессионалом в том деле, которым ты занимаешься.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума