Новости

07.04.2004 05:50
Рубрика: Экономика

Как понимают рынок нефтяники,

или Что стоит за проявлением "административного беспокойства" по поводу повышения цен в металлургии?

Одновременно Государственная Дума дала поручение Комитету по экономической политике обратиться с запросом в Федеральную антимонопольную службу РФ на предмет обоснованности повышения цен российскими производителями черных металлов. Как в обращении нефтяников, так и в проекте депутатского запроса говорится о том, что 30-процентное повышение цен на продукцию металлургических заводов с 1 апреля создает угрозу для развития многих отраслей промышленности, а также ставит под сомнение намеченные Правительством планы экономического роста.

Вслед за нефтяниками и парламентариями занервничали и автомобилестроители с аграриями. Так, заместитель генерального директора ГАЗа по сбыту Александр Левадченко заявил, что удорожание металла приведет к повышению себестоимости автомобилей и поставит в сложное положение отечественный автопром. А если возрастут затраты на производство машин, механизмов и труб для нефтянки, то не удастся сдержать и фиксированных цен на горючесмазочные материалы, в том числе и для сельского хозяйства. В итоге, как говорится в наиболее пессимистических прогнозах, могут быть сорваны посевная и сбор урожая, повысятся коммунальные платежи в системе ЖКХ, взлетят цены на потребительские товары и вообще страну ожидают новые витки инфляции.

Весь этот грядущий социально-экономический апокалипсис ставится в вину исключительно металлургам. Предприятия металлургического профиля и впрямь изменили условия договоров со своими контрагентами на рынке. Магнитка, например, повысила цены на свою продукцию впервые за полгода: начиная с третьего квартала 2003 года цены на металлопрокат ММК оставались фиксированными. В то же время в нефтяной отрасли цены стремительно растут чуть ли не каждый месяц. Недавно на расширенном заседании Правительства даже Президент Владимир Путин обратил внимание на то, что "баррель Urals зашкаливает уже за тридцатку".

Вместе с тем новые параметры налоговой и рентной нагрузки на нефтянку еще только разрабатываются и вступят в силу в лучшем случае с будущего года. Это значит, что для нефтяников сейчас золотое время: эта добывающая отрасль, по выражению известного экономиста, захлебывается от сверхприбылей. Миллиарды нефтедолларов давно стали визитной карточкой недропользователей. Однако при этом нефтяники, похоже, не только не желают уступать монополию на извлечение сверхприбыли, но и норовят переложить объективно увеличивающиеся накладные расходы на чужие плечи. Так, в обращении руководителей нефтяных компаний к премьеру Фрадкову сказано, что в том случае, если не решится вопрос с урегулированием цен на черный металл, пойдет в рост и стоимость нефтепродуктов.

Иными словами, нефтяники почти в ультимативной форме пригрозили делегировать бремя предстоящих затрат самым незащищенным секторам экономики, в первую очередь - аграриям и социальной сфере. Складывается такое впечатление, будто в финансовых кладовых отечественной нефтянки - шаром покати, а нефтяные магнаты у нас ходят с протянутой рукой.

Собственно говоря, нефтяники уже не в первый раз выступают инициаторами давления на металлургов. В начале года они уже обращались в Правительство с предложением отрегулировать ценовые тарифы производителей черных металлов. Расследование Министерства по антимонопольной политике закончилось вынесением вердикта о наличии картельного соглашения между "Северсталью" и Магнитогорским металлургическим комбинатом. Однако металлурги категорически отрицают нарушение антимонопольного законодательства. Представители обоих предприятий уже обратились в Арбитражный суд, где в ближайшее время намерены обжаловать решение реорганизованного МАПа.

Повышение же цен на свою продукцию металлурги называют вынужденной мерой, предпринятой в качестве адекватного ответа на рост энерготарифов и стремительного взлета цен на сырье, в том числе железную руду и коксующийся уголь. К примеру, уголь, который составляет более половины стоимости металла, только с начала нынешнего года вздорожал на 26 процентов. К тому же активно развивающееся металлургическое производство все больше испытывает дефицит угля и руды. Собственно говоря, это не только российская, но и мировая тенденция.

Например, американские металлурги на фоне роста общемировых цен на сталь также потребовали пересмотра контрактов со своими потребителями. Однако ни местные нефтяники, ни автомобилестроители не стали на манер российских коллег писать челобитные Джорджу Бушу с требованием приструнить металлургов с помощью административного рычага. Рынок есть рынок: если происходит рост сталелитейной промышленности, вызванный всплеском биржевых котировок, значит, цены ожидает объективный рост. Чем отвечают металлургам американские промышленные потребители черного металла? Конечно же, рыночными мерами. Например, автомобилестроительная компания "Крайслер" взялась активнее использовать бартерные схемы по металлолому: металлургические заводы получают с автозавода сырье, а взамен дают заметные скидки на свою продукцию.

У нас же по привычке используют совсем другие методы. Получается, что для нефтяников рынок - это только когда деньги текут в нефтяную трубу. Но стоит встать вопросу об обоснованных дополнительных затратах на закупку труб - и нефтяники будто на машине времени переносятся на четверть века назад. Между тем металлургическая отрасль отечественной экономики - это тоже бизнес, который развивается не менее высокими темпами, чем нефтянка.

При нынешней рыночной конъюнктуре спрос на металл растет из года в год. А если есть спрос, значит, есть и предложение с прибылью. Было бы странно, если бы в той ситуации, когда металлопродукция во всем мире буквально нарасхват, российские металлургические заводы работали себе в убыток или едва сводили концы с концами. Как подмечают эксперты, рост цен на продукцию в рамках закономерных рыночных процессов - это показатель успешного развития отрасли. И такая трудоемкая сфера, как требующая значительных инвестиций черная металлургия, здесь не исключение...

Экономика Бизнес