Новости

13.04.2004 04:40
Рубрика: Власть

Потерпевший теперь прав

Текст: Владимир Лукин (уполномоченный по правам человека в Российской Федерации)

Созданию подобного положения способствовала неопределенность в толковании части первой статьи 45 УПК Российской Федерации, регулирующей порядок допуска представителей потерпевшего в уголовный процесс. Согласно этой статье, правом на беспрепятственное оказание квалифицированной, но платной юридической помощи пользовались только члены адвокатского сообщества. Другие профессиональные юристы, в том числе из неправительственных правозащитных организаций, оказывавшие потерпевшему правовую помощь безвозмездно, должны были проходить специальную процедуру допуска для участия в уголовном процессе.

Права потерпевших от преступлений, в том числе на получение юридической помощи, гарантируются Конституцией Российской Федерации и признаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Согласно, в частности, Международному пакту о гражданских и политических правах каждому лицу в целях охраны его нарушенных прав должно обеспечиваться предоставление эффективного средства правовой защиты. Таким образом, осуществление этого права должно зависеть не от принадлежности к сообществу адвокатов юриста, оказывающего юридическую помощь, а только от воли потерпевшего и способности избранного им человека защищать его законные интересы.

Это, естественно, предполагает возможность беспрепятственного участия в уголовном процессе в качестве представителей потерпевшего и профессиональных юристов из неправительственных правозащитных организаций. Реализация требований указанного международного договора является обязательной и не зависит от иных правил, установленных федеральным законом.

Конституция РФ гарантирует свободу деятельности общественных объединений, в том числе и неправительственных правозащитных организаций, которые вправе представлять и защищать в органах государственной власти (законодательных, исполнительных и судебных) как права и законные интересы своих членов, так и права других граждан. Ограничение этого права допускается только в отношении общественных объединений, созданных иностранными гражданами и лицами без гражданства либо с их участием. Таким образом, часть первая статьи 45 УПК РФ, устанавливавшая неконституционные ограничения на свободу деятельности общественных объединений, препятствовала реализации ими своих полномочий по осуществлению защиты прав и законных интересов обратившихся к ним граждан.

Конституционный суд РФ, согласившись с этими доводами, сформулировал в своем определении позицию, в соответствии с которой право потерпевшего на получение юридической помощи не влечет его обязанности пользоваться правовыми услугами только членов адвокатского сообщества. Норма, содержащаяся в части первой статьи 45 УПК РФ, не должна отныне толковаться таким образом, чтобы исключалось участие в уголовном процессе в качестве представителя потерпевшего любых профессиональных юристов, в том числе из неправительственных правозащитных организаций. Любое иное толкование части первой статьи 45 УПК Российской Федерации исключается.

В целях обеспечения единой практики применения части первой статьи 45 УПК РФ определение Конституционного суда направлено мной председателю Верховного суда РФ и Генеральному прокурору России с просьбой довести его до сведения органов правосудия, дознания, предварительного следствия и прокуратуры. О вынесенном определении информированы уполномоченные по правам человека в субъектах Российской Федерации и правозащитные организации.

Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Конституционный суд