Новости

22.04.2004 03:00
Рубрика: Происшествия

Война с саламандрами-2

Карел Чапек 68 лет назад предвидел сегодняшнюю борьбу с террористическим интернационалом

Только что испанский премьер-министр принял решение о немедленном выводе из Ирака национального контингента войск.

А у всех вопрос: что за порода людей - террористы? И чем это все может кончиться?

Политологи что-то на сей счет знают, у них свои выкладки и сценарии. Они гадают на геополитической гуще.

А у художников - свои. В их распоряжении - гуща беллетристическая и игра воображения.

*

У Карела Чапека есть забавный рассказ. Свидетелем одного дорожного происшествия стал поэт. Он не запомнил номера машины виновника ДТП. Но у него почему-то сочинилось стихотворение, в лирических образах которого совершенно непроизвольно оказались закодированными цифры номера машины, умчавшейся с места события.

Художественное воображение не слабее дедуктивного метода.

К слову сказать, в творчестве того же Чапека есть тому примеры. Самый впечатляющий из них - роман "Война с саламандрами", в свете которого более понятной и прозрачной кажется ситуация на фронтах борьбы с терроризмом.

Автору этих строк почти сразу после 11 сентября довелось обратить внимание на удивительное сходство фантастического романа чешского писателя с тем, что мы наблюдаем в нынешней реальности. Тогда роман представлялся, пожалуй, всего лишь сценарием будущего фильма. Вернее, многостраничным его синопсисом.

Сейчас он кажется уже снятым едва ли не наполовину. Потому к нему надо бы вернуться.

"Это была странная война, - пишет Чапек, - если вообще можно назвать ее войной; дело в том, что не существовало никакого саламандрового государства или признанного саламандрового правительства, которому можно было бы официально объявить войну".

*

Напомним, что Чапек написал свою книгу в 1935 году. Фашизм уже победил в отдельно взятой стране. В романе саламандры, опережая реальность, взрывают океанские лайнеры, города, наконец материки и выражают соболезнование близким и родным погибших. (Совсем как Усама бен Ладен.)

Это не совсем та мировая война, которая в 1939 г. разразится в Европе. Скорее она напоминает ту, которую мы сегодня наблюдаем. Подводное царство саламандр поднялось против демократии людей и подчинило ее себе. Те, кто был рабом и ничем, стали хозяевами и всем. А человекам назначена участь рабов и ничтожеств. Мир перевернулся, и винить людям, по мысли Чапека, некого, кроме как самих себя. За что винить? За какие грехи? За какую слепоту? - вот вопросы, которыми он пытал себя.

*

По нынешним меркам "Война с саламандрами" не политкорректная книга. В ящерах на последних страницах романа легко угадываются нацисты-звери, а на первых ясно видны намеки на аборигенов с экзотических южных архипелагов. К ящеркам из бухты Девл-Бэй автор, как и его герой капитан ван Тох, относится вполне дружелюбно. Эти-то саламандры - милые, славные зверушки. Капитан приручил их. И чувствуя себя за них в ответе, научил обороняться от акул. Заодно нашел им работу - доставать со дна морского перламутровые раковины с жемчужными шариками. Таким образом был запущен механизм очеловечивания редкой популяции животных.

Чапек исследует изъяны и пороки другого (не революционного) пути превращения животного в человека - эволюционного. Мотором процесса становится не социалистическая революция, не коммунистические идеалы, а Его Величество Рынок. Капитан поставляет саламандрам орудия обороны, труда, материалы для строительства плотин, они ему - жемчуг. Чтобы расширить бизнес, нужны инвестиции. А потом рынок скомандовал: стоп-машина! Ввиду перепроизводства жемчуга цены на него упали, дело стало нерентабельным. Тут выяснилось, что товаром стала сама саламандра. Расцвела позорная работорговля. Сверхдержавы в своих интересах вооружают ящеров и обучают их ведению террористической войны. И почти одновременно пошел процесс облагораживания животных.

Наиболее способным дают образование. В специальных заведениях их учат читать, писать, считать. Они изучают языки и в развитии достигают уровня среднеевропейца. Животные стали как бы людьми.

В культуре распространяется саламандромания, что не мешает проявлению в жизни обывателя саламандрофобии. Являются попытки крещения саламандр. Но в конце концов они выбирают иную религию - поклонение Молоху. Возникает движение за права саламандры. Следуют восторги гуманистов по поводу цивилизующего значения прогресса, устремившегося в морские глубины. На симпозиумах и саммитах произносятся пламенные речи во славу новой Атлантиды с подводными Лувром, Ниццей, Римом, Парижем и т.д. Поднимается вопрос о приеме саламандр в Лигу Наций и выделении им территории под собственное суверенное государство.

Известно также, что саламандровая цивилизация развивалась не гладко. В ее лоне были свои фундаменталисты, которые горячо противостояли общему тренду очеловечивания саламандр и ратовали за верность старым идеалам.

Наконец все было в политическом и юридическом отношениях улажено. И когда показалось, что саламандры вписались в рыночную структуру мира, случились первые теракты. На Кокосовых островах был зафиксирован случай подрыва канонерки с помощью саламандры-камикадзе. Люди ответили ударами возмездия. В Нормандии одна из саламандр подорвала себя вместе с подростками, закидывавшими ее камнями. На Балтике торпедирован крейсер.

В цивилизованном мире стали раздаваться тревожные голоса о необходимости прекращения поставок вооружения на дно морское. Последовал страстный призыв к торговцам оружием: "Вы ведь не станете поставлять зубы тиграм и яд змеям".

Но это уже было никому не интересно с экономической точки зрения. Напротив, с экономической точки зрения терроризм стал рыночным явлением. На нем можно было делать деньги для финансирования новых терактов.

Анонимный публицист Х предупредил человечество: либо оно сойдется в борьбе с саламандрами не на жизнь, а на смерть либо осаламандрится. Он продолжает: "Я не знаю, чего нам бояться больше: их человеческой цивилизованности или же их коварной, холодной звериной жестокости. Но когда одно соединяется с другим, то получается невообразимый кошмар, нечто почти дьявольское".

После искусственного землетрясения в Луизиане была оглашена телеграмма Chief Salamander с выражениями правительству и пострадавшим соболезнований.

Человечество попыталось договориться. Раздались голоса о необходимости создания союза христианских наций против саламандрового рода. Но цивилизация уже была бессильна. Chief Salamander (тогдашний бен Ладен) предъявил ультиматум человечеству, после чего по радио был исполнен марш тритонов из голливудского блокбастера "Посейдон", и началась уже полномасштабная террористическая война под флагом антиколониальной. После серии громких терактов правительства ведущих держав согласились на разрушение нескольких материков и отвод национальных контингентов войск от морских и океанских побережий.

Обрушение южных берегов Европы транслировалось по радио (телевидения тогда еще не было) в прямом эфире. "...был слышен только глухой и грозный гул, похожий на рокот надвигающихся вод".

Писатель предупреждал еще об одной опасности. Очеловечивание ящеров - это полбеды. Полная катастрофа - осаламандривание человека...

Не было недостатка и в пораженческих настроениях: люди должны уступить место саламандрам; и только саламандры создадут счастливый, целостный и однородный мир.

Далее не нужно никакой фантазии, довольно сухой логики, кою и демонстрирует Чапек: "Видимо, мир должен погибнуть... Против этого ничего не поделаешь".

Потом будет мировая война между саламандрами Запада и Востока. Они истребят друг друга. А уцелевшие человеки начнут отстраивать новую Цивилизацию и по ходу сочинят новый миф о Всемирном потопе.

Карел Чапек был большим оптимистом.

У нас есть другой вариант?

Происшествия Терроризм Мировой терроризм Распространение оружия массового поражения