Новости

29.04.2004 14:57
Рубрика: Общество

Не ты купил наркотик. Тебя продали ему

Бывшая наркоманка убедилась в этом на собственном опыте

— От всех, с кем общалась, кому задавала вопрос о том, с чего начинался путь в наркоманию, слышала одно: с марихуаны. У всех. И у меня тоже. Знакомые предложили — с заверениями, что ничего страшного не будет, это ж не инъекции, это безопасно. Просто испытаешь интересные и приятные ощущения — и ничего, кроме удовольствия.

Решила попробовать

У меня замечательные родители, брат. Я имела хорошую и достаточно высокооплачиваемую работу. Словом, у меня не было серьезных причин быть недовольной жизнью: считала, что все — для меня, что нет плохого в этой жизни. Конечно, я слышала об опасности наркомании, но считала себя сильным человеком, способным в случае необходимости решительно остановиться. И еще: человек думает, что это ему продали наркотик. А в самом деле — его самого продали наркотику…

Покурила в первый раз, и мне понравилось. И какое-то время особой тяги к марихуане не испытывала. Но пришло время, когда без этого уже становилось как-то плохо, нет настроения, и начала сознательно искать «травку». Уже без марихуаны как-то невесело, чего-то не хватает. А поэтому и не думала отказываться от нее. Зачем, если с ней лучше, чем без нее? Уже потом, много позже, обдумав и проанализировав случившееся, я поняла, что «сесть на иглу» мне сознательно помогли. У меня были деньги, мне родители подарили машину. То есть из меня было что тянуть. Но на тот момент я не видела в своем окружении ни одного наркомана, до конца опустившегося, погибшего от наркотиков. Ведь сплошь и рядом люди принимают для удовольствия и настроения алкоголь, и ничего страшного с большинством от этого не происходит. А почему с наркотиками должно быть иначе?

И пошло-поехало

Опий, эфедрон, все больше и чаще. Все вроде идет хорошо. И сил больше, и мозги работают, и лучше работа движется, деньги идут. А из-за этого растет доза: денег хватает, и почему бы их не потратить на то, чтобы и удовольствие увеличить, и работу лучше сделать, и денег еще больше заработать. Потом как-то незаметно приходит время, когда и дозы значительно возрастают, и периодичность приема становится такой частой, что денег уже не хватает, и думать не можешь ни о чем другом, кроме наркотиков: где достать и как уколоться. Все сразу валится-рушится — и семья, и работа.

Месяцев через семь-восемь я поняла, что глубоко уже увязла и надо исправлять ситуацию. Тем более, что родители узнали о моей беде. Я быстро и сильно похудела, синяки под глазами — это резко меня выдавало. Мои родители — очень хорошие, добрые, интеллигентные люди. И для меня принести наркотик в дом было совершенно немыслимо. Приходилось жить у знакомых, друзей. А ведь у меня уже в то время была дочка. Я очень люблю ее, но общаться с ней в ненормальном состоянии было нельзя. Лишь в редкие минуты, когда отходила от укола и еще не укололась вновь, приходила домой. Приносила ей какие-то гостинцы, подарки. Но такая возможность выпадала все реже, так как все реже случались минуты просветления, все реже удавалось выкроить деньги на покупки для ребенка.

Для родителей моя болезнь была огромным несчастьем, настоящим горем. Мучаясь, они вынуждены были сказать: тебе не место рядом с дочкой. Решишь всерьез избавляться от наркотиков — тогда и приходи, и мы будем помогать тебе всем, чем можем. Они пытались меня спасти, но… Пока человек сам не примет решение бороться с зависимостью от наркотика, спасать его бесполезно.

Три раза меня помещали в больницу — в психиатрическую, в наркологию, но после опять все начиналось сначала. Почему очень трудно бросить наркотик? Он заполняет всю твою сущность, все мысли, весь твой день построен на том, чтобы найти деньги, сварить дозу, подумать о том, что тебе к вечеру надо еще будет уколоться — то есть все твое время и все силы, все устремления заняты наркотиком. Если ты пытаешься бросить наркотик, то образуется какая-то невероятная пустота. Прежних, настоящих друзей уже нет — они неизбежно рано или поздно отходят от тебя. Мои хорошие друзья старались помочь мне, но через год-два их безрезультатных попыток я перестала для них существовать.

Работы у наркомана тоже нет. Когда уже основательно втянулся, то работать под воздействием наркотика невозможно. А в состоянии «ломки» — тем более. Пришло время, когда я вдруг отчетливо, с ужасом поняла, что дошла до края. Что еще немного такой жизни — и я умру. Что если не остановлюсь сейчас, то следующая остановка — кладбище… У меня что-то стало с легкими, я уже кашляла с кровью, постоянно держалась повышенная температура, с кровью что-то было очень не в порядке.

В больницу я не пошла. Единственной моей поддержкой были родители, в дом которых я пришла, чтобы бороться за себя, и присутствие рядом дочери, ради которой мне также надо было жить. Страшно хотелось встать и пойти за дозой. Но понимала, что, возвратившись к наркотикам, я точно умру. Пусть чуть попозже, но все равно умру. А если больше не притронусь к наркотику, то все же есть шанс выжить.

Наркотики требуют денег

И немалых. Я же свой нормальный, честный заработок потеряла. Воровать? Этого я не умею и не смогу никогда — родители так воспитали. В моем окружении многие шли на преступления. Угоняли машины. Особенно распространено «раздевание» автомобилей, то есть кражи разных деталей, агрегатов, колес. Мошенничали самыми разными способами. Идти на трассу, себя продавать — это для меня было немыслимым.

И тогда я стала торговать наркотиками. Это был единственный вариант, чтобы заработать деньги для потребления зелья. При этом убеждаешь себя, что тут все по-честному: ты продаешь, у тебя покупают. В худшем случае — условный срок. А что это в сравнении с тем, куда я уже вляпалась?

Но постепенно приходило понимание того, что я не помогаю людям, а убиваю их.

Приходит к тебе явно нездоровый человек. Бледный, изможденный, его всего трясет, и видно, что давно ничего не ел. Спрашиваешь, есть у него хоть полбуханки хлеба. Нет. Говоришь: слушай, возьми чуть меньше наркотика и купи еды, покушай. Но он предпочитает все деньги пустить на дозы. И ясно, что долго он уже так не протянет…

Не хочу умирать

Рядом со мной действительно умирали люди. Подружка близкая тоже умерла на моих глазах.

Со всем этим я и захотела покончить. Возникали мысли и о самоубийстве. Но наложить на себя руки я не смогла. Я несколько раз пыталась избавиться от зависимости. Сутки держишься, двое… И там уже просто какое-то зомбированное состояние. Мама вспоминает, говорит, что как сумасшедшая была: то есть я вот так среди ночи одевалась, шла к двери. Мама: «Куда?! Не пущу!» А я ее отодвигала, у нее сил не хватало остановить меня. Только месяцев через семь «чистоты» я однажды проснулась, и у меня как будто открылись глаза: «Господи, что же я натворила!».

Когда находишься наверху, в каком-то благополучии, и не ценишь то, что имеешь, порой очень легко сорваться и падать вниз. И как же потом трудно подниматься из бездны. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Я уже много таких шагов сделала. Третий год не притрагиваюсь к наркотикам. Отношения в семье наладились. С дочерью все прекрасно. У меня есть любимый мужчина, он знает о моем прошлом, не корит за него.

Жить по-новому

Я ни за что уже не откажусь от того, что имею. Знаю, что даже если покурю, то все предыдущие победы и усилия станут напрасными. Мне предлагали много раз «попробовать», потому что немало людей, которые, наверное, подсознательно завидуют: как так, Инна, которая столько лет употребляла наркотики, которую уже называли конченной, которой говорили, что она никогда не бросит, вдруг бросила.

Я не желаю терять эту победу, я не хочу погибать!

Я не бью себя в грудь, что бросила. Меня не тянет к уколам, категорически не хочу испытывать ощущения наркотического опьянения. Но полностью согласна с утверждением, что бывших наркоманов не бывает: теперь держать себя в руках придется всю жизнь. Стоит один раз уколоться — и все полетит к чертям…

Мне запала в душу фраза: «Один укол — это слишком много, а последующей тысячи будет уже слишком мало…».

Среди моих знакомых есть человек, который раньше страшно пил. Он за ящик водки однажды пропил квартиру. И вот уже 12 лет вообще не пьет, поднялся, нормально работает и живет. Он не знает, что такое наркотики, а я не испытала алкоголизм. Я его спросила, в чем похожесть этих пороков. И услышала: «Похожесть одна: после стольких лет воздержания я все равно считаю себя алкоголиком. Я знаю, что стоит выпить одну рюмку — пропал. Ни в коем случае нельзя говорить себе: ну все, я свободен от этого, я могу чуть-чуть попробовать. Такую позицию должны занимать и наркоманы».

Я убеждена, что наркотик сильнее самого сильного человека. Наркотик всегда обманет вас.

Я знала одного сильного, как говорится, успешного в жизни человека. И вот его друзья начали колоться эфедроном. Он стал их убеждать: вы что творите, бросайте немедленно, если хотите жить. Те разводили руками: хотим, но не можем. Он решил доказать, что все можно сделать, если захотеть. Вот, дескать, я с вами поколюсь некоторое время, а потом брошу.

Бросить он уже не смог. У него был хороший бизнес, деньги, семья, и все пошло прахом. Через два года человек умер…

Сейчас я работаю с наркобольными, делаю все, чтобы они избавились от страшной зависимости. Почему я взялась за эту работу? Потому что знаю: наркоманы никому не нужны. На словах сейчас вроде много обеспокоенных ситуацией, а на деле… Страдают сами больные, мучаются их родственники, да узкий круг специалистов старается помочь по мере возможности. А я сама побывала на этом страшном пути и теперь делаю все, чтобы оказать помощь тем, кому она нужна.

Пока удалось помочь немногим, но все же такие люди есть!

Справка «РГ»

Люди, ставшие наркозависимыми, и их родственники могут обратиться за помощью в Хабаровске по адресам:

психонаркологический диспансер краевой психиатрической больницы — ул. Постышева, 13, тел. 21-36-98;

муниципальное учреждение здравоохранения «Психиатрическая больница имени профессора И.Б. Галанта» — ул. Кубяка, 2, тел. 36-40-90.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край ДФО Хабаровский край Хабаровск
Добавьте RG.RU 
в избранные источники