Новости

30.04.2004 02:10
Рубрика: Общество

Связанные одной цепью

Перетягивание каната - любимое развлечение моряков. Но когда его перетягивают две атомные субмарины, дело пахнет большой войной
Текст: Николай Черкашин (Москва - Ивано-Франковск)

ЧП международного масштаба

Об этом происшествии доложили Генеральному секретарю ЦК КПСС сразу же, несмотря на поздний час: в Саргассовом море американские корабли окружили советскую всплывшую атомную подводную лодку К-324. Ее командир - капитан 2 ранга Вадим Терёхин подготовил атомоход к взрыву на случай, если американцы попытаются высадить абордажную группу.

Андропов бросил взгляд на настольный календарь - 31 октября 1983 года... Он хорошо помнил, как в октябре 1962 года в том же Саргассовом море с его заклятым Бермудским треугольником едва не разразилась термоядерная война в ходе так называемого "ракетного кризиса". Тогда точно так же американские корабли держали в тесном оцеплении всплывавшие на зарядку батарей советские субмарины, посланные на прорыв морской блокады.

В молодые годы Юрий Андропов носил китель с якорями на пуговицах, учась в Рыбинске на речного судоводителя, и потому благоволил к морякам. Но подводники в тот год его просто достали. Сначала в июне на Камчатке затонула атомарина К-429 (четырнадцать человек погибли), потом в Мотовском заливе выскочил на камни подводный ракетный крейсер стратегического назначения К-245. И вот теперь новый казус в Саргассах с К-324, который грозил непредсказуемым поворотом событий.

Главнокомандующий ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза Сергей Горшков доложил как всегда рассудительно и уверенно:

- К-324 временно лишилась хода. На помощь ей следует спасательное судно "Алдан". Реактор в штатном режиме. Все люди на борту живы и здоровы.

Он не сказал лишь о том, что встреча спасателя с аварийной лодкой произойдет не ранее, чем через десять суток. А все это время К-324 проведет борт о борт с американскими эсминцами, которые держали беспомощную атомарину под дулами своих пушек.

- Почему они так привязались к нашей лодке? Она что - нарушила территориальные воды США? - недоумевал генсек.

- К-324 находится в международных водах, - отвечал главком. - Обыкновенная провокация на фоне высадки американской морской пехоты на Гренаду.

Это было похоже на правду. Пентагон двинул к небольшому островному государству целую армаду, от которой собственно и отделились два эсминца для конвоирования всплывшей атомарины. Но Горшков, как, впрочем, и сам командир К-324 Терёхин, еще не знал истинной причины столь агрессивного натиска на попавшую в беду подводную лодку.

Командир несчастной "Щуки", или "Призрак 7-го заказа"

Многоцелевая торпедная атомная подводная лодка К-324 (по натовской классификации "Виктор III", по советской - "Щука"; американцы же прозвали ее "Черным принцем" за красоту обводов и техническое совершенство) несла плановую боевую службу в Западной Атлантике.

Русским достался роскошный трофей с наиновейшими ноу-хау американских электронщиков. И где - на полигоне ВМС США!

К-324 была седьмой по счету лодкой проекта 671 РТМ. Несмотря на счастливый порядковый номер, ее постоянно преследовали опасные каверзы. Еще на государственных испытаниях она едва не стала жертвой слепого тарана неизвестной подводной лодки. В Японском море К-324 получила под водой мощнейший удар, после которого немедленно вернулась на завод и встала в док. Казалось, злой рок преследовал "Черного принца". На капитана подлодки Терёхина смотрели как на обреченного человека - не жилец. Но тот, несмотря на все ЧП и суеверия, верил в свой корабль, в своих людей, в свою судьбу. С тем и вышел на боевую службу в сентябре 1983 года.

Итак, "невезучая" К-324 ушла от причалов Западной Лицы в Западную Атлантику. Обстановка в мире, а значит, и в мировом океане, накалялась в очередной раз. Президент США Рейган решил обложить "империю зла" ракетным частоколом в виде "Першингов", размещенных в Западной Европе. Подлетное время этих ракет к Москве и другим жизненно важным центрам СССР сокращалось до 5-6 минут. Отныне Кремль должен был жить по образному выражению заокеанского журналиста, "с американским "кольтом", приставленным к виску". Но Кремль во главе с Андроповым готовил ответные меры: выдвинуть к берегам Америки подводные ракетодромы в виде атомных крейсеров с баллистическими ракетами. Подлетное время к ним сокращалось до тех же 5-6 минут, что выгадывали американские генералы, размещая "Першинги" на берегах Рейна.

Разумеется, американский флот спешно готовился к отражению подводной угрозы. Для более надежного поиска советских ракетоносцев была разработана новейшая система подводного наблюдения TASS (Towed Array Surveillance System). Для испытания уникальной низкочастотной гидроакустической антенны в Саргассово море вышел фрегат "Макклой". Длинный кабель-шланг секретной антенны тянулся за ним, словно хвост, на протяжении полукилометра. На самом конце крепилась капсула гидролокатора. Такое буксируемое устройство помогало улавливать все шедшие из океанских глубин шумы, даже не слышимые человеческим ухом инфразвуки, неизбежные спутники подводных лодок. Командир "Макклоя" работал с американской атомариной "Филадельфия" (SSN-690) и совершенно не подозревал, что под днищем его фрегата следует советская подводная лодка К-324, растворяя свои шумы в гуле турбин надводного корабля. Капитан 2 ранга Терёхин подкрался к "Макклою" на электромоторах и в течение 14 часов вел техническую разведку, записывая параметры новейшей противолодочной поисковой системы. Он бы следовал и дольше, если бы фрегат неожиданно не изменил курс и не направился в свою базу. Но экипажу К-324 было уже не до него. Изо всех отсеков Терёхину доложили о странной вибрации прочного корпуса. Да он и сам заметил неладное. Решили, что турбина дает сбои. На всякий случай увеличили обороты, и тут корабль затрясло так, что сработала аварийная защита турбины. Пришлось всплывать.

Одна беда не приходит, это присловье стало невольным девизом несчастливой "Щуки". Всплыли и попали в эпицентр мощного тропического урагана.

Тем временем фрегат "Макклой" входил в свою базу. Его командир готов был рвать волосы на голове: проклятый шторм оборвал секретную антенну, потерян бесценный гидролокатор. Виновата стихия - а что же еще?! - но спрашивать будут с него.

Уже светало. "Щуку" вот-вот могли обнаружить. Передав радио в Москву о потере хода, Терёхин рискнул погрузиться на перископную глубину раз, другой, третий... Именно рискнул, потому что погружаться без хода да еще в ураган весьма опасно. Однако стреноженная атомарина не держала глубины - со 150 метров с трудом удалось продуться и всплыть. Командир не стал больше искушать судьбу и доверился ей всецело.

Перетягивание каната по-американски

Утром, когда шторм поутих, рейсовый канадский авиалайнер заметил в Саргассовом море дрейфующую подводную лодку. Через полчаса прилетели выяснять обстановку два патрульных базовых самолета США. Лодка была опознана как советская "Виктор III", и к ней тут же ринулись два новейших эскадренных миноносца "Питерсон" и "Николсон". Они сразу поняли причину аварии - за "Черным принцем" тянулся обрывок той самой секретной антенны, которой лишился "Макклой" и которая намоталась на огромный семилопастный винт атомарины. Русским достался роскошный трофей с наиновейшим ноу-хау американских электронщиков. И где - в полигоне ВМС США! Такое и в страшном сне не могло померещиться. Но факт оставался фактом - капсула с чудо-гидролокатором болталась за кормой К-324.

Командир "Питерсона" вызвал на связь по УКВ командира русской подлодки и предложил ему помощь в освобождении от намотавшегося троса. Терёхин отказался. Он не мог допустить на борт своего корабля специалистов вероятного противника. К-324 принадлежала к новейшему проекту советских подводных лодок и была насыщена секретной техникой. Один противолодочный комплекс "Шквал" чего стоил! Сверхскоростная подводная ракета, которой была вооружена К-324, развивала в океанской толщи скорость в 200 узлов и настигала субмарину противника на дистанции 11 километров. Это достигалось за счет двигателя на перекиси водорода и оригинальной системы снижения трения воды о корпус: снаряд летел в газовой оболочке, образованной пузырьками сжатого воздуха. Аналогов этому комплексу, обладающему почти абсолютной вероятностью поражения цели, не существует и поныне.

Кроме того, как сообщают морские справочники, "АПЛ несла специальные диверсионные управляемые снаряды "Сирена" и другие средства "спецназначения", многим из которых мог бы позавидовать и суперагент 007 Джеймс Бонд, рожденный воображением Яна Флеминга. В частности, в 1975 году в ОКБ им. Н. Камова был создан складной одноместный вертолет Ка-56, предназначенный для транспортировки диверсантов и способный вместе со своим пилотом выстреливаться из 533-миллиметрового торпедного аппарата погруженной подводной лодки".

Но американцам нужно было вернуть во что бы то ни стало свои секреты, и они проявляли все нарастающую настойчивость - "давайте мы вам поможем!" Терёхин прекрасно понимал, что если американцы решатся взять лодку на абордаж, а дело шло именно к этому, то не поможет и великолепный "Шквал" - офицерскими же пистолетами и автоматами Калашникова эсминцы не отгонишь. И тогда он приказал командиру минно-торпедной боевой части капитан-лейтенанту Зарембовскому подготовить атомоход к взрыву, о чем и сообщил своим назойливым соседям.

- Командир турбинной группы капитан-лейтенант Букин, - вспоминает те тревожные дни старший мичман Сергей Блажков, - предложил сформировать аварийную партию, чтобы освободиться от троса. Однако все попытки ни к чему не привели: трос был слишком плотно намотан на винт, к тому же был сделан из такого прочного материала, что его не брал ни один инструмент. Американские корабли нашим тщетным усилиям не мешали, хотя опасно маневрировали вокруг, пытаясь обрубить своими винтами злополучную антенну. В диком напряжении прошли сутки. Неожиданно эсминцы успокоились и отошли на приемлемую дистанцию. Лишь много позже выяснилось, что они повторили тот же трюк, что и мы с их "Макклоем": под К-234 подошла атомная подводная лодка "Филадельфия"...

В книге "История подводного шпионажа против СССР", выпущенной в США, этот драматический эпизод описан так: "Подлодка (К-324) всплыла и попыталась освободить трос, который намотался на ее винт. Она оказалась без движения, захватив свой трофей... Подлодка "Филадельфия" маневрировала около лодки типа "Виктор" и подошла вплотную снизу, чтобы получше рассмотреть ее. И снова неожиданно для всех часть троса с гидролокатором зацепилась за что-то уже на корпусе подлодки "Филадельфия"...

Ситуация трагикомическая: две враждующие атомарины "скованы одной цепью", точнее связаны одним тросом. Перетягивание каната - любимое развлечение моряков на всех флотах мира. Но когда канат тянут две атомные подводные лодки, дело пахнет не просто порохом, а оружейным плутонием... По счастью, (в который раз "по счастью"?) бронированный кабель-шланг лопнул и "Филадельфия" унесла капсулу с гидролокатором на своем корпусе. Инцидент был бы исчерпан, если бы на винтах К-324 не оставалось свыше 400 метров низкочастотной антенны...

На десятые сутки вынужденного совместного плавания с игрой мускулов и поединком амбиций к месту конфликта подошло, наконец, спасательное судно "Алдан" и стало заводить на К-324 буксирный трос. Вот тут-то и загремели выстрелы.

- Американцы стреляли из пистолетов по буйкам троса, - рассказывает бывший старпом К-324 ныне капитан 1 ранга запаса Александр Кузьмин. - Стреляли в бессильной злобе, стараясь разбить их вдребезги, утопить трос. А может просто развлекались с горя... Однако начинать из-за "куска шланга" пусть и с секретной начинкой третью мировую войну никто не захотел. "Алдан" прикрывал нас своим корпусом от наседавших эсминцев, а затем оттащил лодку "за ноздрю" на Кубу. Там в бухте Нипе кубинские моряки помогли освободить нам винт от троса, который тут же затребовала Москва.

- Видимо, там наш трофей оценили, - продолжает рассказ старпома Блажков, - нам даже предоставили четверо суток внепланового отдыха на курорте. Но Вадим Александрович Терёхин, взяв в толк обостряющуюся международную обстановку, отказался от этого заманчивого предложения. И мы с рассветом 13 ноября 1983 года снова вышли в море. До точки погружения нас провожали кубинские ракетные катера...

Вместо послесловия

В 1996 году из-за банальной нехватки средств на ремонт "Черный принц" был выведен в отстой. Он и сейчас доживает свой век на плаву, ожидая очереди на разделку.

А давнее "перетягивание каната" в Саргассовом море получает сегодня вполне счастливый финал. Бывший старпом К-324 капитан 1 ранга Александр Кузьмин, глава Союза подводников Украины, принимает в Киеве былых недругов, ныне ветеранов подводного флота США. Все вместе отправляются в Одессу, где пройдет 43-й международный конгресс подводников. Кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет - тому оба. Впрочем, у американцев нет аналога этой русской пословицы. А поминать будут тех, кто навсегда остался в море.

Общество История В мире США Россия и США
Добавьте RG.RU 
в избранные источники