13.05.2004 03:30
    Рубрика:

    Что ждет новичков в ЕС

    С какими проблемами столкнется Европейский союз, приняв в свои ряды десять новых государств

    Кстати, на начальном этапе предполагалось, что четвертый призыв ЕС соберет двенадцать новобранцев, однако два из них до финиша не дошли. Румынская и болгарская заявки отсрочены на 2007 год. По-прежнему нет ясности с Турцией, которая уже тридцать лет настойчиво стучится в двери ЕС, но пока сумела добиться только статуса ассоциированного члена. Похоже, именно "турецкий вопрос" и внес резкий эгоистический диссонанс в коллективное геополитическое торжество новой Европы, которое состоялось 1 мая.

    Девять с половиной

    В самом деле, в ЕС было принято в этот день не десять новых членов, а только девять с половиной: в последнюю минуту недосчитались пол-Кипра. Одна из главных заповедей европейского строительства - приглашать в Союз только те страны, у которых нет пограничных споров с соседями или территориальных претензий к ним. Теперь эта традиция нарушена. Впервые за всю историю объединенной Европы у нее появилась никем не признанная внешняя граница, более того, впервые на территории одного из ее стран-членов расквартированы миротворческие силы ООН.

    Как же архитекторы допустили такую досадную ошибку? Она не только на их совести. Предложенный ООН план воссоединения двух враждующих общин Кипра, турецкой и греческой, базировался, казалось, на безошибочном расчете: вступление в ЕС предоставляло им поистине исторический шанс для замирения. Но пока скрипела телега многосторонних переговоров между ООН, ЕС, двумя непризнанными кипрскими "государствами", одному из которых покровительствует Греция, а другому Турция, геополитика явно сбилась на эгополитику. Видимо, турецкая дипломатия посчитала, что добьется куда большего, если под ее чутким руководством турки-киприоты будут без конца торговаться с ЕС. И крупно просчиталась: потеряв терпение, европейские страны ратифицировали договор, разрешающий вступление в ЕС греческой части острова - без северной, без турецкой. Это, мол, и ее заставит определиться, наконец, со своими приоритетами. Расчет оправдался, но... прямо наоборот.

    Вопреки всем ожиданиям, греки-киприоты тремя четвертями голосов высказались против образования федерации с турками-киприотами. Зачем, раз им уже и так гарантирован прием в ЕС? Зачем, если за тридцать лет конфликтного сосуществования юг острова по всем экономическим показателям значительно опередил север? Напротив, турки-киприоты абсолютным большинством голосов отдали предпочтение федерации, но результаты их референдума остается принять уже только к сведению. Два карликовых государства сохранили разделяющую их границу и по-прежнему держат друг друга на мушке. Но отныне правительство греческого Кипра, уже как полноправный член европейского Союза, вправе наложить вето на любые переговоры ЕС с Турцией.

    Все как в жизни: едва справив новоселье, уже надо браться за евроремонт.

    "Новые европейцы"

    Надо ли доказывать, что ремонт дороже и нуднее нового строительства? Однако без него не обойтись ни одной из тех стран, которые под звуки европейского гимна вознеслись чуть не на облако счастья.

    Вот свежие экономические анализы, дающие представление о том, что их ждет в объединенной Европе.

    Словакия. За одиннадцать лет независимости она успела завоевать славу "европейского Детройта". Компания "Фольксваген" уже выпускает здесь 250 тысяч автомобилей, а компания "Пежо" готовится к запуску серийного производства на 300 тысяч машин в год. Привлечь французских автостроителей в такую европейскую глубинку удалось только благодаря тому, что земельный участок, на котором она уже роет котлованы под свои будущие предприятия, словацкая компания "Инвест Трнава" преподнесла им в подарок - совершенно бесплатно. А на очереди уже и корейская компания "Хендэ" - в переговорах с ней Словакия тоже свела свои условия до минимума, лишь бы выиграть тендер у Польши и Венгрии.

    Пределы расширения ЕС зависят от того, когда Россия вместе со своими соседями выстроят равноценное геополитическое пространство - Евразийский союз.

    Это настоящий заочный аукцион, на котором побеждают те, кто как можно дешевле продаст иностранцам местные ресурсы и рабочие руки. Не дожидаясь исторической даты 1 мая 2004 года, новобранцы ЕС наперегонки принялись снижать налоги на прибыль юридических и физических лиц, готовых перенести свое производство с запада на восток. Словакия долго держала рекорд, который все-таки выражался хоть какой-то цифрой. И вот он тоже побит: Эстония попросту отменила налог на прибыль западных производителей. Достаточно с них того, что вложат в местное развитие свои инвестиции. Платить налогов они не будут ни тут, ни там.

    Естественно, аппетиты разгораются. На переговорах о вступлении новых стран в ЕС Германия и Австрия выдвинули уже и такое условие: лишить "новых европейцев" права на свободный выбор работы в "старых" странах Европейского cоюза. Пусть сначала потрудятся на приехавших к ним западных работодателей, а потом уже воспользуются западными свободами.

    Не на шутку встревожен даже далекий Китай: "новые европейцы" уже повернули на себя ощутимую часть западного инвестиционного потока, который до сих пор наилучшие условия находил в Поднебесной. И ведь никакого особого секрета в этом успехе нет: словацким рабочим компании "Фольксваген", "Пежо", "Хендэ" платят в десять раз меньше, чем у себя на родине. Местные профсоюзы это прекрасно знают, но молчат, следуя мудрым советам своих правительств: "поживем в ЕС - увидим". Понятно, что такая политика долго продолжаться не может. Рано или поздно она потребует куда более дорогого евроремонта, чем стоило бы этим странам первоначальное усилие для достойного вхождения в Европу.

    А по сути, в общеевропейском масштабе бездумно воспроизводится деление на "весси" и "осси", которое до сих пор с трудом изживает объединенная Германия. Но там это была проблема одной страны, одного правительства, которое после падения Берлинской стены контролировало и помогало разрешить острый конфликт двух экономик, двух жизненных укладов, двух типов мышления. В условиях Большой Европы процесс этот может принять куда более уродливые черты. Не случайно канцлер Герхард Шредер предупреждает: "Такая политика не позволяет правительствам (Восточной Европы - А. С.) финансировать инфраструктуру из собственных источников, в итоге они требуют финансовой помощи из Брюсселя. В конце концов, на плечи членов ЕС лягут проблемы, с которыми мы просто не справимся".

    Язык твой - враг мой...

    Во всей Европе лишь одна страна - Португалия, от Лиссабона до самых до окраин, изъясняется на одном языке. Все остальные многонациональны и многоязычны. Главное, что объединяет эту пеструю мозаику речений, это их принадлежность к индо-европейской группе языков. Хотя и тут целых три исключения: баскский, финский и лапландский.

    Европейский союз 15 стран, только что перевернувший последнюю страницу своей десятилетней истории, говорил на сорока языках. Из них лишь одиннадцать имели официальный статус. Боян Брезигар, президент Европейского бюро региональных языков, которое с 1984 года существует в Дублине, насчитал еще как минимум сорок языков и диалектов, которые принесет в Европу нынешняя, пятая волна. Какие же языки смогут претендовать на статус официальных? Польский, венгерский, чешский - наверняка. Языки трех прибалтийских республик - может быть. Но в том-то и дело, что Европа не очень стремится расширять их круг, ведь в этом случае необходимо в масштабах Союза воспроизводить и всю его рабочую документацию. Подписав Европейскую Хартию региональных и малораспространенных языков, новички получат гарантии, что ЕС будет заботиться о сохранении их культурного наследия, прежде всего языкового. Соответствующее обязательство перед Европой придется взять на себя и им.

    И тут есть над чем призадуматься, например, нашим прибалтийским соседям. Почти миллион русских и поляков, живущих в Латвии, Эстонии и Литве, так и не став их полноправными гражданами, не станут, естественно, и стопроцентными европейцами. Словения отказала в гражданстве 18 тысячам представителей своих национальных меньшинств, в основном сербам. Здесь за ними утвердился ярлык т. н. "стертых граждан", что по смыслу недалеко отстоит от прибалтийского варианта "людей без гражданства". Нетрудно представить: когда вслед за словенской иголочкой в ЕС потянется и балканская ниточка, словенцев, живущих в странах по соседству, там постигнет такая же участь.

    Но с первой головоломкой новички Европы столкнутся уже через месяц: в июне предстоят выборы в Европейский парламент. Расширение Евросоюза потому и было назначено на май, чтобы уже через месяц-полтора все двадцать пять его членов, старых и новых, смогли совместно избрать своих представителей в законодательную ассамблею единой Европы. Но смогут ли реализовать свое новое гражданское право "стертые граждане", "люди без гражданства"? Ясно, что и в этом вопросе без капитального евроремонта не обойтись.

    А в какую сторону нам?

    Кому придется взять на себя ответственность за эти евроремонты?

    Правительства, профсоюзы, бюрократические аппараты обязаны помогать человеку. Но только помогать, а не подменять - беда, если наоборот. Не зря Борис Николаевич Чичерин, великий русский государствовед, заметил: "Единственный долг государства - не мешать гражданину".

    Если когда-нибудь осуществится предсказание Сильвио Берлускони и на Тихом океане закончит свой поход Европейский союз, значит, все, что произошло на Кипре, что происходит в "словакском Детройте", что происходит в Литве, уже сегодня касается и нас. Если будем голосовать так же конъюнктурно и эгоистично, как только что проголосовали киприоты на своих двух референдумах, то и мы однажды можем рискнуть целостностью своего государства. Если так же, как словаки, позволим заснуть своим профсоюзам, то не работодателей-невидимок придется винить, а себя. Упаси нас бог от подобного вмешательства в геополитику и от подобного невмешательства в экономику.

    Пример Латвии еще колючее. Из 2,3 миллиона ее жителей полноправными гражданами ЕС стали только 1,9 миллиона - в подавляющем своем большинстве латыши. Среди них и 70 тысяч русских, сдавших языковой тест и получивших латвийские паспорта. К сожалению, пример этой малой кучки у большинства соотечественников поддержки не нашел. До сих пор пятая часть населения, в основном русскоязычного, так и остается "людьми без гражданства": они лишены избирательных прав, не могут служить в армии, не вправе занимать посты на государственной службе. Но при всем том ни за что не "унизятся" до изучения, а тем более до сдачи экзамена по "чужому" языку - зачем, когда у них есть свой "великий и могучий"? Кстати сказать, в школах для национальных меньшинств языковая пропорция 60 на 40 в пользу ведущего языка страны считается в Европе вполне демократической нормой. Потому-то Совет Европы, ОБСЕ, ООН одобрили недавно предпринятую в Латвии реформу образования, несмотря на то что она вызвала бунт русской общественности. Бунт бессмысленный и жестокий... к себе.

    Конечно, более вероятен другой сценарий истории: вместе со своими ближайшими соседями Россия рано или поздно выстроит равноценное геополитическое пространство. В этом случае опыт Европейского союза нам важен ничуть не менее, но уже по-иному. Вот несколько красноречивых цифр. Валовой внутренний продукт десяти стран, только что ставших членами ЕС, составляет всего 5 процентов от его совокупного ВВП. Ясно, что такой огромный обоз на некоторое время затормозит экономический рост Европы, и без того не очень высокий. В прошлом году пятнадцать "старых" стран ЕС добились роста менее чем 2 процента, тогда как мировая экономика в целом выросла на 4,5 процента. Но уже девять членов бывшего Советского Союза - Россия, Украина, Казахстан, Молдова, Грузия, Армения, Азербайджан, Кыргызстан и Таджикистан - в течение пяти лет демонстрируют темпы роста до 7 процентов в год!

    Для России по-прежнему актуально знать и брать все лучшее из политической системы Европы, извлекая уроки даже из ее ошибок, таких, как только что случилась на Кипре. А вот ее экономическая модель сегодня, прямо скажем, нас не вдохновляет. Кстати, это отлично понимают и в новом "обозе" ЕС. "Европу разъедает негибкость рынка труда, тяжелое налоговое бремя, раздутый государственный сектор и другие препятствия свободной конкуренции". Кто же говорит такие суровые слова? Министр финансов Словакии Иван Миклош.

    Что отнюдь не мешает его стране устраиваться в европейском "обозе" надолго, основательно, пусть не очень сытно, зато с уверенностью, что теперь-то уж за нее обязан отвечать Брюссель. Увы, иждивенчество не умирает вместе с идеологическими системами. Они сами умирают лишь после того, как из крови окончательно выводятся эгоцентриты.

    Скажете: не бывает в крови таких частиц. Да, очень хотелось бы верить.

    Цитата из книги Пьера Годфруа "Наша Европейская Родина":

    "В истории Европы было много попыток объединения, среди них приходится различать "низкие" и "высокие". К "низким" я отношу то, что пытались сделать Наполеон и Гитлер. Один шел с лозунгами свободы, равенства, братства, которые похитил у Великой французской революции. Другой маскировал свой пангерманский проект задачей борьбы с коммунизмом. Оба потерпели поражение: народы рано или поздно распознают диктаторов.

    "Высоких" попыток объединения Европы было больше. В древние века это пробовал сделать еще Рим, в средние - христианская церковь, в эпоху Просвещения дело шло к образованию французской пан-Европы, наконец, родился проект Интернационала Маркса, Жореса и Бакунина. По разным причинам все они не преуспели. Рим выдохся, превратился в империю. Доктрина Ordinatio ad unum, предусматривавшая конфедерацию христианских церквей, умерла под стенами Константинополя, взятого турками. Французская пан-Европа, как ни странно, первый, но роковой крах потерпела сначала в Америке или, как тогда говорили, "Новой Англии", после того как Наполеон продал ей Луизиану. Поражение Парижской Коммуны стало колокольным звоном по Первому Интернационалу, а Второй уже и не мог преуспеть: перед ним встал монстр мировой войны".