13.05.2004 03:00
    Рубрика:

    Четыре года полпредству

    Четыре года назад в России появились полпреды президента

    Дата - просто раздолье для любителей прикладной нумерологии. Високосный год - не к добру. Май - маяться будут. Тринадцать - комментарии излишни. Хорошо хоть семерка - к удаче... Доморощенные пророки в лице экспертов-политологов, влиятельных местных политиков и отдельных представителей финансового блока исполнительной власти с завидным постоянством и нескрываемым удовольствием из года в год прочат полпредам скорое увольнение с работы в связи с ликвидацией должности. В предвыборные периоды ни разу не обходилось без дискуссий о конституционности и целесообразности "абсолютно бесполезного административного рычага" (особенно когда этот самый рычаг действительно прищемлял чьи-то амбиции). Ну что тут скажешь? Четыре года доказали, что государственную гармонию вульгарной арифметикой не проверишь. Для самих же полпредов из всей связанной с ними цифири самыми желанными (но так и недосягаемыми) остались сухие столбцы с рублями и копейками - финансовая отчетность о проходящих через региональную казну бюджетных потоках. Этих полномочий, несмотря на все публично высказанные резоны и подковерные телодвижения, полпреды так и не обрели.

    Дискуссия на тему "зачем нужны полпреды?" плавно сходит на нет. Они есть и, по-видимому, при нынешнем президенте уж точно останутся. Свою роль несущих конструкций вертикали власти в регионах они выполняют, не подменяя собой ни крышу, ни стены. Во многом этому способствовал и выбор первых кандидатов в полпреды, у большинства из которых за плечами был опыт военной службы, а на плечах - следы от генеральских погон. На деле это означало лояльность Кремлю, дисциплину, отсутствие слишком уж явных политических амбиций, необходимую для чиновника федерального уровня управленческую хватку и умение вовремя скомандовать соратникам "равняйсь!", а оппонентам - "смирно!". Из общего строя-2000 (Полтавченко-Пуликовский-Драчевский-Латышев-Черкесов-Казанцев) несколько выбивался экс-премьер Сергей Кириенко. Ему прочили отставку первому - однако вновь ошиблись. А вот ушедшего в главные наркоконтролеры Виктора Черкесова в СЗФО сменила сначала Валентина Матвиенко, а затем Илья Клебанов. Экс-губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев принял пост в ЮФО от генерала Казанцева, смещенного без каких-либо разъяснений со стороны центра. Последние три назначения, кстати, явили собой новую традицию кадровой политики в отношении полпредов - "оком государевым" в регионах стали назначать бывших вице-премьеров. Правда, в региональных "рейтингах влиятельности" первые строчки они не занимали никогда - это показало и масштабное исследование "Самые влиятельные люди России-2003", проведенное в 2003 году Институтом ситуационного анализа и новых технологий (ИСАНТ) совместно со специалистами Российской академии госслужбы при президенте РФ. По мнению научного руководителя этого исследования профессора Оксаны Гаман-Голутвиной, роль аппарата полпредов в политическом процессе регионов ограниченна, а порой и "номинальна". Местный же бизнес порой пытается с помощью полпредов лоббировать свои интересы в Москве, однако все-таки чаще предпочитает делать это напрямую и без посредников.

    Кто же он все-таки - полпред президента? Это не политик, активно влияющий на избирательный процесс и расстановку сил в подведомственной ему территории. В число "политических успехов" Константина Пуликовского, только включив ассоциативное мышление, можно записать отставку губернатора Наздратенко, и без того висевшего на волоске (тем более что позже зам. полпреда проиграл выборы нынешнему приморскому губернатору Сергею Дарькину). Сергей Кириенко, безусловно, внес свою лепту в уход с поста президента Марий Эл Вячеслава Кислицына и попортил немало крови шедшему во власть широко известному в криминальных кругах Андрею Климентьеву. Но на выборах в Госдуму-2003 был вынужден наступить на свое эспээсовское горло и ковать победу "единороссов". Георгий Полтавченко сделал все, чтобы по судебному решению отстранить от выборов курского губернатора Александра Руцкого... Однако в думских и губернаторских кампаниях двух последних лет роль полпредов (особенно в удаленных от центра Уральском, Дальневосточном и Сибирском ФО) была более чем скромной. Полпред - не "прокуратор" - даже если, как Петр Латышев, уделяет много внимания правоохранительной сфере и борьбе с криминалом, а в интервью увлеченно повествует о "повышении раскрываемости" преступлений. Полпред - не "экономист", даже если, как Илья Клебанов в СЗФО, активно продвигает идею создания специальных экономических или научно-технических "зон" и плотно курирует предприятия ВПК. Полпред - не "финансист", прежде всего потому, что не распоряжается деньгами и не имеет каких бы то ни было "бюджетных полномочий". Это сильно радует губернаторов регионов-доноров - например, того же Эдуарда Росселя, который никогда не скрывал своего достаточно прохладного отношения к президентскому наместнику на Урале. Даже суперосторожный хабаровский губернатор Виктор Ишаев легко позволял себе при стечении прессы такие, например, фразы в адрес аппарата полпреда: "Им в нашем городе с мигалками ездить легко. А дороги строим мы". Взаимоотношения Георгия Полтавченко и, например, Юрия Лужкова столь часто обе персоны прилюдно называют "прекрасными" и "теплыми", что во всем этом явственно чувствуется привкус некоей "халвы". Примеров масса.

    Лучше всех о собственной роли и месте сказал в одном из интервью все тот же Кириенко. "Принципиальное отличие полпредов - они выбираются. Но избиратель один. Полпреды - институт вторичной легитимности. Мы действуем от имени и по поручению президента". И продолжил мысль: полпред может не заботиться о своей популярности и говорить "горькую правду". "Работа контролера не может быть популярной. Пробовали избрать контролера голосованием пассажиров автобуса? Ты либо пытаешься нравиться, либо выполняешь свою работу. А ее эффективность оценивает президент". Впрочем, Валентина Матвиенко продемонстрировала на своем опыте иной принцип - "лучше целый губернатор, чем пол...пред". И в этом тоже была своя логика.

    С точки зрения главы государства, "институт полпредов состоялся". Их назначение положило конец "региональной вольнице" и параду амбиций. Они сумели проконтролировать процесс приведения регионального законодательства в соответствие с общероссийским и в ряде случаев буквально "продавить" необходимые реформы (хотя самые ярые "местные инициативы" вроде московской практики проверки регистрации иногородних им тоже не по зубам). Полпреды служат (плохо или хорошо - другой вопрос) некими арбитрами в спорах между регионами, например, по поводу грядущих укрупнений территорий (тот же Латышев много и долго общался с губернаторами Ямала, Югры и Тюменской области, чьи позиции по поводу судьбы сырьевой "матрешки" резко различаются). Налаживают контакты с местным бизнесом и позволяют Кремлю вовремя заметить какие бы то ни было негативные сдвиги. И - в целом - служат общей цели продолжения российской административной реформы, четыре года назад начатой и имеющей впереди еще как минимум четыре года. Просто все дело в акцентах: в словосочетании "полномочный представитель президента" ударение надо делать не на первое и не на второе слово, а только на третье. И никакое другое.