18.05.2004 01:30
    Рубрика:
    Оправданный убийца покончил с собой
    После "технической" ошибки присяжных оправданный ими подсудимый покончил жизнь самоубийством

    А еще - вызвал новую волну споров о профессионализме суда присяжных. О его странном вердикте и самой трагедии в райцентре Жуковка на Брянщине "Российская газета" рассказала читателям в материале "Нож к горлу - и ты свободен" 20 февраля нынешнего года. Областной суд присяжных полностью оправдал жителя Жуковки А. Хахулина. Оправдал несмотря на то, что убийца не мог отрицать своего преступления: одного милиционера - В. Елисеева - он зарезал ножом, второго - П. Фатеева - ранил в шею и руку.

    Наша газета обещала проинформировать читателей о решении Верховного суда РФ, куда направила протест областная прокуратура.

    Высшая инстанция отменила оправдательный вердикт брянских присяжных заседателей. Должно было начаться новое слушание дела с новым составом присяжных. Но этого не произошло. Когда стало известно о том, что предстоит процесс, убийца покончил счеты с жизнью - задушил себя собственным ремнем с брюк. Эта смерть вызвала волну слухов, будто бы коллеги погибшего милиционера Елисеева поступили с Хахулиным по правилу - око за око. По факту самоубийства началось расследование. Соседи говорили, что Хахулин, его жена и сын с тревожным нетерпением ждали решения Верховного суда РФ. Узнав, что снова придется сесть на скамью подсудимых, Хахулин покончил жизнь самоубийством.

    Жуковская трагедия высветила болезненные для судебной реформы проблемы. После оправдательного вердикта трое присяжных написали заявление в облпрокуратуру. В нем есть такие строки: "Мы не разобрались в юридических тонкостях процесса, с нашей стороны допущена "техническая ошибка". Просим принять меры для ее устранения".

    Работники прокуратуры говорят, что к прокурору приходили половина присяжных и они тоже ссылались на "техническую ошибку". А обвинитель на процессе Оксана Ким заявила: "Ко мне подошли почти все присяжные и сказали: мы, мол, не хотели, чтобы подсудимого полностью оправдали. Спрашивали: можно ли это поправить, изменить статью на более мягкую, вроде как он совершил преступление в состоянии аффекта".

    Очень дорогой оказалась "техническая ошибка" присяжных. Она дала обманчивую надежду Хахулину, его жене и сыну. Реальность отобрала эту надежду и поставила Хахулина перед роковым выбором. Он обернулся смертью 32-летнего человека, сиротством десятилетнего ребенка, вдовством женщины, которая заболела от потрясения.

    Нельзя не сказать и о составе присяжных, о том, как их подбирали. Получилось, что из двенадцати человек никто не знаком с юриспруденцией, никто не имеет полного высшего образования. За один час, вместо положенных трех, они решили судьбу человека.