Новости

25.05.2004 07:00
Рубрика: Экономика

Уголовная зарплата

Собственники расплатятся за долги работникам предприятий своим имуществом

Самые свежие данные по долгам, которые Федеральная служба государственной статистики обнародовала в прошлую пятницу вечером, казалось бы, обнадеживают: после наращивания невыплаченных сумм в первые месяцы года в марте-апреле долги удалось уменьшить. За апрель работодатели "скостили" еще почти два миллиарда не выплаченных вовремя рублей, и общий долг по стране стал самым маленьким за последние два года: чуть больше 24 миллиардов. Но в этой сумме, заметим, львиная доля долга падает на бизнес и на долги прошлых лет. Государство же задерживает выплаты в размере всего 10 процентов от общего долга. Однако последние исследования социологов, процент людей, жалующихся на невыплаты, почти не изменился с начала года (данные ФОМ). Более того, ВЦИОМ отметил увеличение "митинговой" активности - о своей готовности активно протестовать "против падения уровня жизни и в защиту своих прав" в середине апреля заявил каждый четвертый. (Год назад таких было 22 процента, а в 2002 году - 17.)

Анализировать причины происходящего - дело властей. Хотя можно предположить, что в обществе изменяется само отношение к проблеме невыплат: одно дело затянуть потуже пояс, когда буквально все вокруг предприятия едва сводят концы с концами, и другое - когда все больше становится успешных, нормально работающих фирм, и обиженным работникам есть с чем сравнивать.

Во всяком случае, в разных регионах страны то и дело вспыхивают конфликты работников с работодателями. И хотя до забастовок, по данным той же Федеральной службы государственной статистики, дело в нынешнем году доходит намного реже, чем в прошлом, одновременно участились случаи использования крайних мер - таких, как голодовки.

По мнению председателя думского Комитета по труду и социальной политике Андрея Исаева, "вирус" использования в качестве формы протеста голодовок объясним - конфликт сразу оказывается в фокусе общественного внимания, о нем говорят и пишут. Другое дело, каков оказывается результат. Главный государственный инспектор труда России Владимир Варов заявил "РГ": "Голодовка - крайняя и весьма нежелательная форма протеста. Лучше действовать в рамках закона: это переговорный процесс с руководством и собственником проблемного предприятия, обращение в комиссию по трудовым спорам, Рострудинспекцию, прокуратуру наконец".

Но, видимо, законодательство где-то пробуксовывает? Хотя, как показывает хроника, зачастую работники действительно с ходу объявляют о голодовке, не испробовав другие формы протеста.

- Для комитета очевидно, что в области законодательства есть что усовершенствовать, -считает Андрей Исаев. - Сегодня предстоит обсудить по меньшей мере три темы. Во-первых, возможное ужесточение материальной ответственности работодателя за задержку заработной платы в Трудовом кодексе. В нынешней редакции эта ответственность выглядит так - за каждый день задержки работодатель обязан выплатить пени в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ на день платежа. Возможно, целесообразно увеличить размер пени, привязать их не к ставке рефинансирования, а ввести, предположим, определенный процент от общей суммы долга. Кроме того, сейчас пени взыскиваются через суд. Мы же предлагаем, чтобы эта ответственность наступала в обязательном, абсолютном порядке, то есть пени в случае задержки выплаты заработка начислялись автоматически.

Второе предложение касается усиления уголовной ответственности работодателя. Конкретно речь идет о статье 145 прим. Уголовного кодекса, которая предусматривает наказание за умышленную задержку зарплаты.

Но состав преступления сформулирован в ней довольно узко: "умышленная задержка при наличии корыстного умысла". А это, как показал двухлетний срок применения статьи, весьма трудно доказать. В позапрошлом году по этой статье было возбуждено 83 уголовных дела, в прошлом году - 135. Но мало какие из них были доведены до конца, то есть судебного разбирательства, закончившегося реальным наказанием работодателя.

Теперь мы обсуждаем вариант о наступлении ответственности, когда задержка зарплаты переваливает за определенный срок: в этом случае уже не столь важно, был умысел и корыстный интерес или нет, вина работодателя очевидна.

Наконец, еще одно предложение такое - дать право представителям работников в случае задержек зарплаты, например на месяц, возбуждать процедуру банкротства предприятия, с тем чтобы можно было обращать имущество предприятия в счет погашения долгов перед работниками.

- Если менеджер получает зарплату за то, что он руководит и организует производство, то он автоматически обязан обеспечить зарплатой и занятых на этом производстве людей, заявил "РГ" Владимир Варов. - Нюанс может быть лишь в отношении бюджетных предприятий. Вряд ли справедливо наказывать директора школы, задерживающего зарплату учителям, если школа не получила денег из бюджета. Значит, в таких случаях надо ответственность поднимать выше.

Должны быть выработаны более четкие механизмы обращения взыскания на имущество собственника. Нет денег на счете - законодательство обязано предусматривать жесткие быстрые схемы взыскания долгов, обращая их на имущество (включая личное имущество).

И еще одна тема для обсуждения - неэффективное хозяйствование.

Коммерческие структуры, да и некоторые государственные, живут не по средствам. Самый свежий пример: прокурорская проверка в Ульяновске показала, что убыточное коммунальное предприятие, тем не менее, находило средства и на евроремонт своего офиса, и на закупку без всяких ограничений дорогой мебели и оргтехники. Предприятия откровенно завышают административные, сопровождающие, накладные расходы. И ни собственник, ни менеджер не несет ответственности за такую роскошь за счет кармана работников.

Досье "РГ"

По данным официальной статистики, задолженность по зарплате по всем отраслям экономики составила на 1 мая 24 004 млн. рублей. В течение последних двух лет долг волнообразно падает. Около 10 процентов общего долга приходится на бюджетную сферу, остальное - на предприятия других форм собственности. Самые большие суммы задолжали предприятия промышленности (около 40 процентов) и сельского хозяйства (около 30 процентов). Однако по количеству обиженных работников лидирует село.

90 процентов задолженности сложилось из-за отсутствия у организаций собственных средств. В худшем положении находятся работники предприятий Республики Саха (Якутия), Алтайского, Красноярского и Краснодарского краев, Ростовской и Свердловской областей.

Структура бюджетных долгов: 15 процентов приходится на федеральный, 85 - на бюджеты субъектов и местные. Местные и региональные бюджеты 14 регионов страны не имеют никаких долгов по выплате зарплаты. За последний месяц в 51 регионе уверенно снижались долги из всех уровней бюджетов - от 2 до 18 раз. Самыми успешными стали Татарстан, Бурятия, Ивановская, Тверская, Магаданская области, Коми-Пермяцкий автономный округ.

Изображение взято с сайта Вести.Ru

Иллюстрация:

Экономика Работа Зарплата Законодательная власть Госдума Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Хакасия