Новости

01.06.2004 03:10
Рубрика: Общество

Сирота с ограниченным возрастом

Пока чиновники то давали, то отбирали у детдомовца жилье, он добился поддержки в Конституционном и Европейском судах и стал юридическим советником обездоленных

Но все хлопоты натыкаются на упорное сопротивление мэрии миллионного города, а точнее - ее департамента недвижимости. Меняются градоначальники, руководители муниципальных служб и ведомств, а чиновный люд как занял однажды круговую оборону, так и продолжает ее держать с упорством, достойным применения в иных, созидательных целях. Но воспитанник трех детских домов сирота Саша Яковлев упорно продолжает обивать пороги кабинетов многочисленных столоначальников, от которых зависит решение его проблемы, добиваясь справедливости, а не милостыни.

Речь идет о том, что бывший детдомовец не может получить жилье, потому что узнал о законности своего права не "с 18 до 23 лет", как указано в статье 1Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", а уже в 28. Своего угла у него никогда не было, а значит, он имеет полное право на получение льготной жилплощади. Потому что в том же законе конкретно сказано о внеочередном предоставлении комнаты или квартиры для таких людей, как Яковлев. Однако местные чиновники поначалу просто морщились от "нахальной" настойчивости парня, а затем начали гонять его по кругу, который с каждым годом не уменьшается, а, наоборот, становится все больше и больше. В этот круг втянуты сотни людей. Знают об этом чиновники городской и окружных администраций Омска, прокуратуры, суда и даже ООН и ЮНЕСКО. Наверное, не от хорошей жизни омский сирота решил пройти все круги адской бюрократической машины, обращаясь с челобитными от местной районной инстанции до Европейского суда по правам человека. Не поверите: у него накопилось 14 томов переписки высотой с самого Александра! А он ростом 172 сантиметра.

Александр Яковлев никогда не имел собственной крыши над головой. Жизнь не баловала этого еще молодого человека. Детские годы прошли без родительской любви и ласки. Мать отказалась от сына, едва он научился толком говорить. Рос сначала в доме ребенка, потом в детском доме, откуда и получил, как принято говорить, путевку в самостоятельную жизнь. Подобно большинству детдомовцев начинал ее с низкого старта, в сельском профтехучилище. Потом служба в армии. И только после нее удалось поступить в техникум. Все это время и после завершения учебы Яковлев работал в сельских районах области и жил в общежитиях или снимал частные квартиры на условиях поднайма и аренды, опасаясь быть выселенным в любую минуту по малейшей прихоти хозяев.

О том, что как бывший детдомовец он имеет право на внеочередное получение благоустроенного жилья, Яковлев узнал с большим опозданием, лишь несколько лет назад. Можно, конечно, попенять - незнание, дескать, закона не освобождает от ответственности за его нарушение. Но тут-то ситуация прямо противоположная. Право на получение жилья вне очереди - по сути та же льгота.

Воспользоваться ей или нет, казалось бы, личное дело самого льготника. Так-то оно так, но тут особый случай. Воспитанники детских домов - люди особенного склада. Обычно несколько более замкнутые по характеру, они до совершеннолетия не всегда знают настоящую цену деньгам, другим материальным ценностям, не получают в полном объеме того социального опыта, которого набираются их сверстники, живущие с родителями. Поэтому и первые шаги во взрослой жизни даются сиротам, покидающим детские дом, зачастую очень нелегко. Тем более детям из глубинки.

Прокурор Омска Олег Фалько вполне определенно констатировал, что в случае с Яковлевым в свое время органы опеки и попечительства, администрации учебных заведений, в которых он обучался, надлежащим образом не выполнили возложенные на них обязанности. В результате человек не только не получил жилье, хотя давно уже, по логике вещей, должен был иметь свой законный угол. Его даже не поставили на учет как имеющего право на получение квартиры вне очереди. Факт остается фактом - норма закона не была выполнена.

Чье-то давнее упущение, халатность или откровенное равнодушие стали настоящей миной замедленного действия. Узнав о нарушении своих прав, Яковлев пять лет назад обратился в мэрию и окружную администрацию с заявлениями о предоставлении жилья вне очереди.

По логике чиновников, поезд ушел. Но права-то заявителя возникли раньше, что и подтвердил после его обращения Конституционный суд.

Прокурор Фалько доказал, что ссылки чиновников городского департамента недвижимости на возраст, не позволяющий якобы Яковлеву считаться сиротой, выглядят просто абсурдными и несостоятельными, потому что те же нормы статьи 37 Жилищного кодекса не устанавливают возрастной ценз сироты.

Чиновники департамента недвижимости последовательно отказывались считать Яковлева сиротой, несмотря на десятки справок из дома ребенка, детских домов и интерната. Подтвердили и Конституционный суд, и Генпрокуратура, что "права на получение жилья во внеочередном порядке сохраняется за А.В. Яковлевым независимо от возраста". Однако местная муниципальная власть в упор не видела этого факта и не хотела понимать жертву несовершенства законов.

На протяжении двух с половиной лет администрация Омска, ссылаясь на Федеральный закон о дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот, который был принят в декабре 1996 года, ничего не решала (все те же возрастные ограничения). Однако Конституционный суд своим определением от 20 декабря 2001 года пояснил, что данный закон в данном конкретном случае не мог быть применен: "Действия этого закона не распространяются на отношения, возникшие до введения его в действие, и на момент его принятия заявитель (Яковлев), достигший 25 лет, подлежал обеспечению жилым помещением во внеочередном порядке на основании действовавшего в то время положения пункта 2 статьи 37 Жилищного кодекса РСФСР. В этом вопросе должно быть единообразие закона".

Вот тогда он добился получения во временное пользование скромной и довольно убогой квартиры площадью 28 квадратных метров на одной из окраин сроком на пять лет да и то лишь на условиях коммерческого найма. Если перевести с юридического на обычный русский язык - на правах аренды. А фактически на птичьих правах.

Требуя заключения договора социального найма, Яковлев обратился в суд Центрального округа Омска. Его исковое заявление полностью поддержал прокурор города, а также Уполномоченный по правам человека в РФ. Однако судебная тяжба на уровне районных и областного судов продолжается до сих пор.

И хотя Яковлева через суд пытаются не только лишить права на получение жилья социального найма вне всякой очереди, но и выжить из квартиры, которую он занимает якобы незаконно, в его хождениях по мукам есть и маленькие победы простого гражданина над бюрократией. Он убедился, что, столкнувшись с произволом, не следует сразу опускать руки.

Александр продолжает бороться. Когда материал готовился к печати, он подал надзорную жалобу в президиум областного суда на ранее вынесенные решения. Написана она юридически очень грамотно и аргументированно. Оно и понятно - за последнее пятилетие Александр поднаторел в законодательстве и даже окончил юридический колледж. Он помогает добиваться справедливости таким же обездоленным, как сам.

Общество Соцсфера Соцзащита Экономика Недвижимость Жилая недвижимость