Новости

11.06.2004 02:30
Рубрика: Экономика

Хозяин погоста

В России появилось первое частное кладбище

28 мая в пригороде Шарьи (Костромская область) торжественно открылось первое в нашей стране частное кладбище. Инициаторами его появления стали не только его владелец - Евгений Головин, но и местные жители, администрация города и района.

 

Кладбище "Загородное"

В час дня в предместье этого маленького города, у окруженной серым ровным частоколом с редкими, аккуратными белыми колоннами территории с ноги на ногу переминались человек двадцать. Здесь были и Людмила Костерова, руководитель общественной приемной полномочного представителя президента РФ в Центральном федеральном округе по г. Шарье и Шарьинскому району, и съемочная группа местного телеканала, и корреспонденты из газет, а также просто гости и просто любопытные. Черные зонтики, темные наряды, цветы... Такое впечатление, что собравшиеся здесь люди пришли на похороны. Даже солнце, наблюдавшее за сбором гостей у кладбища, не выдержало и впервые за всю неделю уползло в пухлые серые дождевые облака.

Все ждали главных лиц действа - священника и хозяина.

- Что-то запаздывают, - переговариваются шепотом и оглядываясь двое гостей. - Могли бы и предупредить по телефону. Все же не в тундре живем. Попозже приехали бы.

Прямо над головами публики на воротах большими черными буквами аккуратно выведено: "Агентство ритуальных услуг. Кладбище "Загородное". Тихий шелест широких шин по песку, и, наконец, все в сборе. С неба пошел мелкий дождь.

- Ну, начнем, наверное, - встретил публику, открывая дверцу джипа, Евгений Головин, хозяин кладбища.

"Можно начинать", - пробасил приехавший освящать кладбище протоиерей отец Серафим, успев минуты за две облачиться в праздничную золотистую фелонь, поправить у псаломщика уже довольно измятые от волнения страницы и перелить из двух полуторалитровых пластиковых бутылок святую воду в серебряный чан. Но как только священник взмахнул кадилом, а псаломщик затянул первую ноту, кто-то из толпы предложил на всякий случай "по исконной русской традиции" перерезать ленточку. Ножницы, после долгих поисков, нашли в одной из косметичек гостей.

- Мне кажется, перерезать нужно с этой стороны в сторону кладбища, мол, добро пожаловать с этого света на тот, - грациозно взмахнув рукой, предложила одна из дам, остальные ее молча поддержали.

Тупые короткие лезвия ножниц впились в ткань, минут пять тщетно терзая ее плоть. В итоге нитки все же сдались, и путь на кладбище был открыт. К этому моменту дождь превратился в ливень. По толпе прошел шепоток: "Ливень идет - Шарье счастье несет". Священник окурил собравшихся ладаном, прочел несколько страниц из изречений Петра Могилы и Сербского требника, иногда сбиваясь на труднопроизносимых древних славянских словах.

- Смотрите, а там уже кто-то похоронен, - перекрикивая святого отца и песнопения, указывая пальцем на венки и свежий холмик, затараторил один из гостей.

- Да он не смог дождаться открытия, нас очень долго уговаривали, и в итоге мы пошли навстречу, - объяснил владелец. - Молодой парень разбился на наших дорогах на мотоцикле. Его звали Александр Панков.

Не обращая внимания на разверзшиеся "хляби небесные", священник под стеной дождя совершил три крестных хода, окропил всех обильно святой водой и, заканчивая ритуал, произнес: "Слава тебе, Господи, свершилось!" Затем он аккуратно сложил Библию, сел в машину и уехал.

С неба выглянуло солнце, превратив ливень в грибной дождик.

Любимый город может спать спокойно

- Понимаете, с кладбищем все само собой сложилось, - после торжественного открытия и освящения начал рассказывать владелец похоронного агентства Евгений Головин. - Я начал заниматься "печальным" ремеслом семь лет назад. Идея возникла после того, как я почти неделю убил на организацию похорон своего друга Виктора. Я, местный житель, бегал, как заведенный, подписывая нужные бумажки, колеся по всему городу и пригороду в поисках гроба, венков, выбивая, почти в прямом смысле этого слова, место на кладбище. После того как все было найдено, а похороны прошли, я понял, что эту отрасль нужно развивать. Вот взялся за дело: за плечами у меня незаконченный педуниверситет и не приобретенная профессия преподавателя труда, армия и три года службы в милиции. И вот снял маленькую комнатку в местном Доме культуры. Она была такая тесная, что помещался туда только я на стуле и стол. Повесил на двери табличку "Похоронные принадлежности" и такие же листки развесил по всем столбам города. И началось, ездил к изготовителям в район за двадцать километров от города, искал хорошие гробы. Лесопилок-то у нас много, но сбить подобную вещь брались только из сырого дерева, даже не обивая его тканью. Сам по ночам красил гробы и украшал. Потихоньку бизнес развился, ко мне пошли люди.

Как только похоронная службы стала работать по принципу конвейера, а маленькая комнатка превратилась в просторный двухэтажный дом-офис, Головин стал подумывать о кладбище. К тому времени он уже успел выстроить напротив офиса часовню.

- Часовня - для простоты прощания с родственниками, - продолжил, никак не решаясь покинуть свое новое детище, Евгений Николаевич. - У нас же традиция еще с поселкового времени осталась - с покойниками обязательно в доме нужно прощаться. В городе такого помещения нет, а поскольку мы пока довольно крупный город и у нас есть даже шестиэтажные жилые дома - то таскать тело туда-сюда еще и без лифта - тяжело. Вот я часовню по своему проекту и построил, местный художник сделал распятие, иконы написал. Вот в ноябре освятил отец Серафим, с одобрения Костромской епархии. А после этого единственное, что в бизнесе меня и клиентов не устраивало, так это полное отсутствие мест на наших трех горкладбищах. Они не просто переполнены, их по всем законам и общечеловеческим меркам нужно было еще лет десять назад закрыть. Состояние их ужасно, я просил какое-то время назад администрацию позволить там навести порядок, убрать весь лишний мусор. Но отказали, так же как и выделить землю в пределах города. Зато с идеей нового частного кладбища поддержала администрация Шарьинского района. В феврале начали оформлять документы. А в апреле нам уже разрешили заняться подготовительными работами. Так что теперь у моих клиентов проблем станет еще меньше.

Стоит место на "Загородном" не так уж и дорого - всего 700 рублей, плюс еще ежемесячная абонентская плата, если ухаживать за могилой самому тяжело. Правда, о размере платы Головин пока ничего внятного сказать не может, не все до конца просчитано.

- Всего на 15 гектарах кладбищенской земли будет разбита 21 тысяча захоронений. Так, из расчета по два человека в день, кладбище заполнится под "завязочку" как раз за 49 лет, выделенных Евгению Головину на это предприятие. По окончании срока на нем может быть создано все что угодно. Например, предшественник Головина на месте нынешнего погоста собирался льнозавод строить, но денег не хватило.

- Купить землю я не могу, слишком пока для меня дорого, - продолжает предприниматель. - А вот в аренду на 49 лет взял. Конечно, администрация района будет брать какую-то арендную плату, но размер пока не обговаривали. Для нас ведь действуют такие же точно законы РФ, что и для государственного "последнего пристанища тела". И потом, возьмите, например, госкладбище в Шарье, там хоронят под линиями электропередачи, что делать нельзя, ведь их часто ремонтируют. Так там все родственники, которым достались места, предупреждены, что могилы в любой момент могут снести.

"Подселять" к умершим на новом кладбище, как и хоронить урны, в отличие от государственного погоста, здесь нельзя. Но если клиент захочет "лечь" рядом с родственником, заплатить нужно заранее за два или за три места, в зависимости от размера семьи. Говорят, у Головина уже очередь собралась на жаждущих заранее позаботиться о "последнем своем человека".

- Проблем с этим не будет, разместим всех! - на прощание заверяет Головин.

В городской администрации про жизнерадостные перспективы предпринимателя пока помалкивают, ссылаясь на то, что опыт новый, дело молодое. А вот в районе управленцы оказались настроены более оптимистично.

- Это ведь хорошо, что он кладбище открывает, - прокомментировала "РГ" председатель комитета по управлению имущественными и земельными отношениями администрации Шарьинского района Костромской области Ирина Лебедева. - У нас все погосты находятся в плачевном состоянии, все переполнено. А потом я думаю, что слишком дорого стоить место на частном кладбище не будет. Ведь мы обговаривали с ним, что цены должны быть доступны, почти как на государственных погостах. К тому же нас и народ поддержал. Мы зимой мониторинг проводили, опросили всех жителей города и деревень. Оказалось, что за новое и чистое, пусть и частное кладбище проголосовало большинство. Единственное было пожелание насчет цен. А потом сам Головин - человек уважаемый, известный в городе. Благотворительностью занимается, церквям помогает, администрации.

Эх, дороги: пыль да ямы

Шарья - городок небольшой. Живет в нем всего 39 тысяч человек, но, по мнению жителей Костромской области, после Костромы он на втором месте по уровню криминогенности.

- Здесь часто взрываются большие джипы, полыхают частные домишки, а молодежь в свободное от безделья время стреляет из "калашникова" по памятникам, фонарям и магазинным витринам, - поделилась с "РГ" одна из местных жительниц, проводница Анна, дожидающаяся рейсового автобуса до села Козлово.

Согласно местной легенде, странное для русского языка название города происходит от татарского слова "шарья", что в переводе значит "яма".

Город и вправду сильно напоминает большую яму: старые черные двухэтажные домишки прогибаются под тяжестью собственных крыш, и кажется, вот-вот развалятся, а дороги вообще больше похожи на дуршлаг, только более плоский и вытянутый.

Асфальт на дорогах местами, конечно, лежит. Но в основном он либо топорщится к солнцу, как после ядерного взрыва, либо бесследно пропадает в глубине земли. Так, например, в этом городе, я впервые "летала" на легковушке, как с трамплина. Машина неслась по одной из главных улиц города. Внезапно асфальтовые колдобины закончились вместе с асфальтом, а примерно в метре от нас дорога продолжилась, правда, на полметра ниже. Таксист предложил нам выйти, если летать мы не хотим, но пропустить такой экстрим, возможно, представившийся раз в жизни, мы не смогли. Тогда он сдал чуть назад, разогнался и, как горнолыжник, бросился сломя голову в пропасть. На мгновение все четыре колеса оказались в воздухе.

- У нас почти каждый день кто-то погибает на дорогах, если его, конечно, не подстреливают, - сетовал таксист-виртуоз Анатолий Рыбкин. - Вот и у нас таксистов много пострадавших, все с опытом, а все равно либо шею ломают, либо ноги-руки, и так каждый год.

Но вот на дороги предприниматель Евгений Головин денег не дает, поскольку считает, что все равно они до самих дорог не дойдут. Пока же по городской статистике основными клиентами Евгения Николаевича становится как раз молодежь, гибнущая все чаще на смертоносных трассах.

Экономика Товары и цены Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Костромская область