Новости

23.06.2004 06:59
Рубрика: Общество

Вирус 999-й пробы

В стране критическая ситуация с донорской кровью

Сегодня медики в состоянии обеспечить абсолютно безопасной, проверенной на наличие вирусов кровью только детские лечебные учреждения и учреждения родовспоможения. И это в наше время, когда донорская кровь нередко становится вопросом жизни и смерти для тех, у кого серьезные проблемы со здоровьем. Доноров между тем все меньше. Ситуация тупиковая? За ответом корреспондент "РГ" отправился на станцию переливания крови Департамента здравоохранения Москвы.

Расплата консервами

Обычный рабочий день. В отделении забора крови на мягких креслах полулежат доноры. К специальным резервуарам тянутся прозрачные трубки, по которым движется кровь. В течение дня сюда приходит от ста до двухсот пятидесяти человек. Кто-то сдает кровь, чтобы поддержать свой бюджет, другие делают это безвозмездно. За год станция поставляет в лечебные учреждения столицы почти 60 тонн компонентов крови: тридцать тонн плазмы, 20 тонн эритроцитарной массы, несколько тонн тромбоконцентрата и альбумина. Много это или мало? Мало! Это лишь 70 процентов того, что необходимо столице.

- Мы вынуждены закупать кровь и ее компоненты в 20 городах, - рассказывает заведующий отделом готовой продукции Геннадий Гречко. - Ежедневно в специальных контейнерах, обложенных льдом, со всех концов страны к нам поступает кровь. В прошлом году Москва приобрела 15 тысяч литров, заплатив 11 миллионов рублей. В этом году мы купим еще больше и заплатим дороже. За сутки станция выдает 100 литров плазмы и 80 литров эритроцитарной массы - минимум, которым живет наш мегаполис.

- Город мог бы и самостоятельно обеспечить свои нужды, - вступает в разговор главный врач станции Петр Насанчук. - Однако вы заметили, что большинство кресел в отделении забора крови пустует: люди не приходят сдавать кровь. Кризисное состояние Службы крови длится почти пять лет. Раньше на тысячу человек приходилось 40-60 доноров, сейчас не больше 15. И тут мы не одиноки - такова статистика и по стране.

Донорство необходимо перевести на долговременную контрактную основу с продуманной системой льгот.

Причина столь кризисной ситуации прежде всего в отмене льгот. Раньше донорам полагался бесплатный проезд на транспорте, пятьдесят процентов оплаты коммунальных услуг, льготы при оказании зубопротезной помощи, при госпитализации. Был приоритет при получении путевок в санатории, медикаменты - тоже со скидкой. Сейчас эти льготы практически полностью отменены или действуют частично. Фактически не работает Закон о донорстве. Его исполнение отдано на откуп местным властям. И в каждом регионе он решается по-разному: кое-где льготы урезаны настолько, что превратились в унизительную подачку. За одну дозу крови - она составляет 450 миллилитров - мы платим 667 рублей. А в некоторых регионах за эту же дозу платят 40 рублей. Случается, что расплачиваются и вовсе банкой сгущенки или консервов.

Сейчас льготы предлагают заменить материальной компенсацией в размере 6000 рублей в год. Эта компенсация не идет ни в какое сравнение с существовавшей системой льгот. Но дело не только в них. В донорстве очень важен момент престижа, осознания его социальной значимости. Вот если бы донорству давали такую рекламу, как пиву! Раньше на предприятиях День донора был праздником, донорами гордились, их уважали. Сейчас мы все чаще сталкиваемся с завуалированным, а иногда и открытым неприятием самой идеи донорства руководителями предприятий. Они не отпускают сотрудников в рабочее время для сдачи крови, не предоставляют им отгулы.

- Петр Михайлович, как решаются эти вопросы за рубежом?

- В развитых странах донорство - не только почетно, но и выгодно. Донор получает сертификат накопления. При необходимости члены его семьи или он сам может воспользоваться сданной кровью. Предусмотрена возможность продажи крови. Кровь и ее компоненты на Западе стоят очень дорого, и это справедливо. Льготы, которые предоставляются донорам, разнообразны: и преимущества при поступлении на работу, и более высокие возможности карьерного роста, и льготы при обучении детей. Нам нужен новый закон о донорстве. Сейчас многие специалисты склоняются к мнению, что донорство необходимо перевести на долговременную контрактную основу с продуманной системой льгот. Ведь, вручая деньги в руки донору, мы открываем путь абсолютно случайным людям. Отсюда и повышенная вирусная опасность.

Серое окно

Во все времена кровь вызывала массу и положительных, и отрицательных эмоций. На крови клялись, строили заговоры, с ее помощью искали философский камень. Современный человек тоже испытывает целую гамму чувств по отношению к этой удивительной составляющей человеческого организма. Нередко - обыкновенный страх.

- Петр Михайлович, сегодня люди боятся переливать кровь. Да и врачи отказываются от переливания крови, если речь идет об их родственниках или знакомых.

-Такая проблема существует, и она не лишена оснований. Мы не можем на сто процентов обеспечить вирусную безопасность донорской крови. Вот недавно в СМИ прошла информация о том, что в Японии произошло заражение пациентов гепатитом С и СПИДом при переливании крови. Несмотря на все усилия медиков, количество зараженных инфекционными болезнями, которые переносятся кровью, растет. Прежде всего это гепатиты С и В, СПИД, сифилис. Нет гарантии, что больной человек не придет на донорский пункт для того, чтобы сдать кровь.

-И риск заражения нельзя уменьшить?

-Уменьшить можно, исключить вовсе - нельзя. Как только донор попадает на станцию переливания, у него берут кровь на анализ. Если выявлена положительная реакция на одну из инфекций, зараженная кровь немедленно утилизируется. Но есть так называемое серое негативное окно - период, в течение которого невозможно определить, болен донор или нет. Представьте ситуацию: больной гепатитом С после заражения сдал кровь. В течение инкубационного периода любой анализ покажет, что он здоров. И только через полгода мы сможем выявить у него это заболевание.

Плазма в холодильнике

За безопасностью донорской крови следят специалисты диагностико-серологической лаборатории, входящей в состав станции. Лаборатория напичкана компьютерами, сложнейшей аппаратурой.

- В нашем распоряжении самые современные тест-системы, - говорит заведующая лабораторией Ольга Тарасенко, - ведь именно здесь кровь проходит проверку на вирусы. Вот данные 999 проб крови. Из них две показали положительную реакцию на сифилис. Эта кровь будет немедленно уничтожена. Есть методы, которые позволяют избежать и последствий серого негативного окна. Сейчас вся кровь проходит карантин. На полгода плазма замораживается. Она поступит к пациентам только тогда, когда донор пройдет повторный анализ и подтвердится "чистота" его крови.

- А если донор не придет на повторный анализ? Быть может, это "заезжий" человек, решивший таким вот образом укрепить свой бюджет. Или социально неблагополучная личность, проще говоря, бомж.

- Мы берем кровь у москвичей и жителей пригородов. Наши доноры заполняют подробную анкету, в которой указывают свою прописку и другие паспортные данные. Нередко люди, сдающие кровь однократно, скрывают сопутствующие болезни. Однако все государственные клиники предоставляют нам данные о тех, кто перенес инфекционные заболевания, передающиеся через кровь. Частные клиники хотя и обязаны давать сведения о заболевших, часто не делают этого, и мы теряем огромный информационный блок. Если нам все же не удается получить повторные анализы, то кровь либо выбраковывается, либо перерабатывается на аминокровин.

- А кровь из регионов?

- Она тщательно проверяется на местах. Мы тоже проводим выборочный контроль плазмы из других городов.

- Несет ли вирусную опасность эритроцитарная масса?

- Такая опасность есть. Но против нее лейкоцитные фильтры, которые дают 95-97 процентов вирусной безопасности. Правда, это еще только на стадии внедрения. Проверить все невозможно, поэтому пока мы в состоянии обеспечить донорской кровью только детские лечебные учреждения и учреждения родовспоможения. В лечебные учреждения другого профиля поставляется кровь, проверенная процентов на 30. К сожалению, искусственные кровезаменители, например, знаменитый перфторан - "голубая кровь", тоже не выход. Флакон перфторана стоит 500 долларов, а для операции может понадобиться два-три флакона. Мы еще долго будем пользоваться "живой" кровью.

Несмотря на все существующие проблемы, заразиться донорской кровью маловероятно. Это скорее чисто теоретическая возможность. Никто, например, не может исключить вероятность попадания метеорита прямо в человека, однако не так уж много найдется в мире таких "везунчиков".

Здесь, наверное, уместно сказать, что сдача крови не оказывает негативного влияния на здоровье человека, если проводится грамотно. Кровь без всякого вреда можно сдавать один раз в два месяца, а плазму - через 14 дней.

P.S.

Статья уже была подготовлена к печати, когда стало известно, что в Госдуму внесен текст поправок к Закону о донорстве. Если они будут приняты, то о донорстве можно будет просто забыть. Никаких льгот донорам не будет: не на изготовление зубных протезов, не на приобретение лекарств, санаторных путевок. Оставят лишь бесплатное питание за счет бюджета и отгул в день сдачи крови. Почетные доноры уже фактически утратили право на бесплатный проезд - обещанную за него денежную компенсацию еще никто не получал. Теперь же предлагается с января будущего года отменить и само звание "Почетный донор".

Конечно, государственные деньги надо считать, беречь каждую копейку. Но строить благополучие на крови, лишать миллионы людей права на жизнь? "Кровавые деньги" явно не тот путь.