Новости

23.06.2004 03:00
Рубрика: Власть

Зона бедности

Половина людей в ее черте - люмпены, старики и инвалиды
Текст: Евгений Гонтмахер (научный руководитель центра социальных исследований и инноваций)

Бедные люди слишком разорительны для страны. Примерно так сорок лет назад, обращаясь к нации, сказал президент США Линдон Джонсон. Это он к тому говорил, что всевозможные пособия по поддержанию жизни малообеспеченных американцев стали камнем на шее экономики страны. И США приняли программу борьбы с бедностью, которую с успехом воплотили в жизнь. Ее основой было предоставление всем, кто хоть что-то умеет делать,
возможности самим зарабатывать себе на хлеб. Похожая задача стоит сегодня и перед Россией.

Президент Владимир Путин определил ее достаточно конкретно: к 2008 году обеспечить снижение бедности до уровня 10 процентов населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума. Однако при всей внешней привлекательности поставленной цели она рождает много вопросов. Российская бедность - это слоеный пирог, причем весьма неоднородный. Нынешний 20-процентный ее уровень - средняя цифра по стране. На самом деле этот показатель в 2002 году варьировал (при средней цифре 30,7 процента) от 7,6 процента в Ямало-Ненецком автономном округе до 87,6 процента в Ингушетии. Думаю, что, например, в Ямало-Ненецком автономном округе вряд ли ситуация может сколько-нибудь серьезно измениться. Необходимо также понимать, что требуемые 10 процентов "в среднем" означают по сути "ноль" во многих регионах, что практически невозможно, так как бедность существует даже в самых богатых обществах.

Значит, реально задачу по преодолению бедности нужно сформулировать несколько иначе. Как? Принципиально важно подходить к бедным как к категории людей, относящихся к трем общественным группам. Это, прежде всего, маргинальные слои - деклассированные и асоциальные элементы, люмпены. Они сами никогда не будут предпринимать усилий по выходу из бедности. Во-вторых, это люди, которые не могут покинуть зону бедности по объективным причинам (прежде всего по состоянию здоровья и возрасту). И, наконец, в-третьих, это трудоспособные или занятые люди, оказавшиеся в зоне бедности в силу неблагоприятных обстоятельств. Но они вполне могут поправить свое положение, если общество временно окажет им поддержку.

На долю люмпенов, стариков и инвалидов приходится примерно половина нашей бедности, оставшаяся половина - это, скажем так, люди, которые не нашли достойно оплачиваемое применение своим силам. Из всего этого следует, что к 2008 году необходимо "закрыть" третью зону бедных, а остальные - не должны стать больше. Это задача-минимум.

Кого она касается? Конечно, речь идет о бюджетниках, особенно - имеющих несовершеннолетних детей. Самая низкая заработная плата главным образом сконцентрировалась в бюджетном секторе. Судите сами: он располагает лишь 17 процентами общего фонда оплаты труда, а трудятся здесь примерно 27 процентов от всех работающих в стране.

Попадают в третью группу также селяне и все те, кто работает на финансово несостоятельных предприятиях. Плюс к ним еще безработные и трудоспособные инвалиды. Таким образом, теперь становится ясно, как надо решать поставленную задачу. Совершенно очевидно, что здесь не обойтись без реформы оплаты труда в бюджетной сфере. А это, в свою очередь, непосредственно связано с модернизацией образования, здравоохранения, культуры и других социальных отраслей, успешным завершением процесса разграничения полномочий между уровнями государственной власти и местным самоуправлением, налаживанием новых межбюджетных отношений. Кроме того, необходимо ускорить реструктуризацию экономики, более решительно концентрироваться на наиболее перспективных и конкурентных направлениях. Одновременно предстоит активизировать государственную политику на рынке труда, включая стимулирование малого бизнеса. Это крайне важно в связи с неизбежным высвобождением людей из бюджетной сферы и ликвидацией неконкурентоспособных предприятий. Что касается работоспособных инвалидов, то надо принять дополнительные меры по их трудоустройству, разработав индивидуальные программы реабилитации.

Как видим, дел здесь непочатый край. Не надо забывать, что параллельно следует стабилизировать ситуацию в двух первых зонах бедности. Если это нетрудоспособные инвалиды и одинокие пожилые люди, то необходимо создавать местные реестры людей, нуждающихся в государственной социальной помощи. Потом их можно объединить на федеральном уровне с использованием системы персонифицированного учета Пенсионного фонда России. Без таких реестров невозможно будет оказывать действенную помощь, прежде всего, предоставляя за счет местных источников натуральные услуги (надомное обслуживание, дополнительные лекарственные программы и т. п.).

Что касается маргиналов, то крайне важно, чтобы их круг тоже не расширялся. Для этого надо сконцентрироваться на нескольких направлениях. Во-первых, сосредоточить внимание на борьбе с детской безнадзорностью (организовывать внешкольный досуг, развивать институт приемной семьи и детских домов семейного типа). Во-вторых, активизировать борьбу с распространением наркомании и ВИЧ-инфекции.

Как видим, даже краткий обзор проблем говорит о том, что уложиться в сроки (2004-2007 годы), отведенные для сокращения бедности вдвое, крайне сложно. И успех во многом зависит от того, насколько ясно будет понимание масштаба и системности требуемых изменений. Осознают ли это те, перед кем поставлена такая задача?

Честно говоря, у меня немного поводов для оптимизма. Например, никто всерьез так и не озаботился зарплатой бюджетников. Да, с 1 января 2005 года ответственность за ее выплату ляжет в основном на регионы и пресловутая Единая тарифная сетка (ЕТС), как федеральное обязательство, наконец прекратит свое существование. Это правильно. Но смогут ли субъекты Федерации, лишенные сколько-нибудь значимых дополнительных налоговых поступлений, реально улучшить положение учителей, врачей, работников культуры? Сегодня ставка первого разряда ЕТС (600 рублей в месяц) в четыре раза меньше среднероссийского прожиточного минимума трудоспособного человека. Но если бы дело было только в простом повышении зарплаты! Нужно увязать ее с очень серьезной реформой организации работы всей бюджетной сферы. А здесь пока ясности нет никакой.

Другой повод для серьезного беспокойства - пассивная государственная политика в отношении тех, кто работает в неконкурентоспособных сегментах нашей экономики. Конечно, речь не идет о том, чтобы по старинке накачивать деньгами, например, сельское хозяйство. Но что-то не видно подвижек в ускорении реструктуризации экономики, улучшении условий для малого предпринимательства. Снова убаюкиваем себя высокими ценами на нефть? Суета административной перемены мест не должна нам мешать заглянуть чуть-чуть вперед, чтобы прийти к выводу: необходима срочная подготовка общественно-государственной программы преодоления бедности. Во всех ее проявлениях. Она должна объединить усилия всех ветвей власти, местного самоуправления, бизнеса и общественных организаций.

Власть Позиция Евгений Гонтмахер комментирует
Добавьте RG.RU 
в избранные источники