Новости

01.07.2004 02:00
Рубрика: Власть

Продать нельзя управлять

Насколько качественно и результативно они выполняли свою миссию, говорилось достаточно много. Ни сторону критиков, ни тем более почитателей этих структур занимать, наверное, нет смысла. Потому что, во-первых, теперь это скорее исследовательская миссия представителей экономической истории или тех, кто захочет когда-нибудь создать эпическое полотно, своего рода летопись российской приватизации в бурные 90-е годы прошлого столетия. Во-вторых, создана новая организация - Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом, которая, возможно, возьмет на себя со временем и функции бывшего минимущества. Разумеется, новому агентству будет очень непросто - огромная ответственность за управление и продажу государственной собственности ляжет именно на него. Агентству наверняка потребуется усилить кадровый состав, ведь в данном случае только, например, из-за некомпетентности кого-то из чиновников государство может потерять миллионы, а то и десятки, сотни миллионов долларов. Очень важно и "направление действий", которому будет следовать руководство новой структуры. Словом, трудностей впереди у чиновников Федерального агентства по управлению федеральным имуществом будет немало.

Если не будет нормальной системы госуправления госимуществом, то результата не надо ждать.

О некоторых аспектах работы Федерального агентства по управлению федеральным имуществом в недавнем интервью одной из центральных газет рассказал его руководитель Валерий Назаров. Он, в частности, сказал: "Если мы констатируем, что государство не является участником бизнеса, а для получения доходов использует налоговые и иные механизмы, тогда все силы концентрируются на изменении имущественного законодательства и искоренении монополии одного продавца. Полагаю, что в течение 2,5-3 лет можно без ущерба для государства решить проблему по пакетам АО и "унитарок". В госсобственности останется считанное количество структурообразующих АО, которые сегодня находятся на грани бизнеса и монополии.

В первую очередь необходимо передать часть учреждений в субъекты Федерации и муниципальные образования, на территории которых они осуществляют определенные функции. Если провести качественную ревизию, то где-то 5000-6000 госучреждений можно спокойно приватизировать".

По поводу уже звучавшего предложения ликвидировать РФФИ, передав его функции новому агентству, Валерий Назаров заметил: "Наше агентство по согласованию с правительством формирует пакет продаж, а РФФИ - просто продавец. Тем более что по постановлению правительства РФФИ стал теперь органом при правительстве".

У идеи такого своеобразного "ускорения" продажи госсобственности и во многом переформатирования и без того не устоявшейся системы ее управления есть много сторонников. Однако далеко не все разделяют убеждение о том, что государственную собственность нужно продавать ускоренными темпами. Возможно, полагают эксперты, не стоит торопиться и кавалерийским наскоком решать столь сложную проблему.

Михаил Задорнов, депутат Государственной Думы, член Комитета ГД по бюджету и налогам:

- Всегда нужно отделять лозунги от реальной политики. О том, что неэффективную государственную собственность нужно продать, говорили все главные приватизаторы России, начиная с Чубайса. Такую же позицию занимает сейчас агентство по имуществу. Но если посмотреть на реальную политику, то на этот год, как и на прошлый, были запланированы продажи нескольких крупных пакетов, которые принесли бы государству большой доход. А именно контрольный пакет "Связьинвеста", около 40 процентов Магнитогорского металлургического комбината и пакет "ЛУКОЙЛа". Из чего я делаю вывод, что реализация запланированных пакетов не происходит и государство ждет удобного момента. Поэтому между политическими лозунгами и реальными событиями разница велика. На этот год план выручки от приватизации гособъектов составляет 45 миллиардов рублей. Однако недавно правительством были утверждены планы на приватизацию на ближайшие три года, по которому в каждом году бюджет получит в среднем по 1,5 миллиарда долларов. Все перечисленные мною пакеты акций вкупе стоят, как вы понимаете, дороже. Поэтому видно, что огромных доходов от продажи госсобственности государство не планирует даже до 2007 года. И этот трехлетний план правительством был одобрен.

Николай Харитонов, депутат Государственной Думы, первый зампред Комитета ГД по аграрным вопросам:

- Для любого государства очень плохо, если оно вообще не имеет никакой собственности. В собственности каждой мировой державы находится минимум 35 процентов всего имущества. А у нас сегодня в собственности государства осталось всего лишь 9-12 процентов. Осталось распродать последнее.

Много проблем и в управлении сохранившихся пока госактивов. Возьмем, например, крупнейший завод УАЗ, на котором производится техника, в том числе и для нужд оборонной промышленности. Большой пакет акций находится в госсобственности, а в совете директоров от государства никого нет. Это же нонсенс. И за это контролирующий орган, в данном случае недавно созданное агентство по имуществу, должен нести ответственность.

Геннадий Гудков, депутат Государственной Думы, член комитета ГД по безопасности:

- По всем законам бизнеса главное - это эффективность управления. Если государственные объекты эффективно управляются, приносят прибыль и тем самым помогают решать различные социальные вопросы, то они должны остаться в собственности государства. Возьмем, например, такую важную отрасль, как оборонные предприятия. Если они работают эффективно, то зачем их продавать? Избавляться нужно только от проблемных предприятий, отдав их в руки грамотному инвестору. Любая крайность в вопросе приватизации гособъектов всегда вредна и опасна. Ведь известны случаи, когда собственник просто выкачивал из предприятия все, что можно, а потом тем или иным способом ликвидировал его.

Главное в этом деле, чтобы госчиновники не занимались коммерческой деятельностью. Например, сегодня, насколько мне известно, МВД зарабатывает деньги на рынке охранных услуг. Или некоторые унитарные предприятия работают на рынке алкогольной продукции, в то время как этот рынок надо регулировать. В результате всего этого порождается коррупция в громадных размерах.

Михаил Делягин, экономист:

- Оборонка, атомная промышленность и многие другие должны быть в собственности государства. И этот вопрос, по-моему, не должен обсуждаться. Но государство должно грамотно управлять той собственностью, которая у него есть. Сейчас эта собственность не управляется, и госчиновники каждый раз "ищут выходы". Получается, что государство в лице своих чиновников просто не хочет управлять своей собственностью, отдает ее за маленькие деньги тому, кто захочет. И это, по-моему, плохая государственная политика.

Елена Панфилова, директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл-Р":

- Хочется верить, что у новой структуры - Федерального агентства по управлению федеральным имуществом - все получится. Но его проблемы связаны не только с наследием Госкомимущества. Если не будет в целом нормальной системы госуправления госимуществом кем бы то ни было, то результата не надо ждать. Почему? Во-первых, полностью как отсутствовала, так и отсутствует прозрачность в деятельности структуры. Для кого нужна прозрачность? Для тех, в чьих интересах агентство работает, то есть в интересах бизнеса.

Добиться прозрачности будет безумно тяжело, особенно в стране, где до сих пор отсутствует закон о праве граждан на доступ к информации. Под "гражданами" понимается в том числе и бизнес. Доступ к информации остается на уровне: хочу дам, хочу не дам.

Кирилл Кабанов, и. о. президента Национального антикоррупционного комитета:

- Я бы так сформулировал вопрос, который можно было бы задать новому ведомству: начнет ли оно процесс учета федеральной собственности, причем всей, в масштабе страны? Или же сначала начнется ее реализация, как уже было? То есть сначала реализуем все, что можно, а потом будем учитывать все, что осталось? Это тоже вариант, но о его преимуществах можно спорить.

К проблеме учета добавляется еще одна: кто будет управлять землей и недрами? Допустим, что обе проблемы - и учет собственности, и управление землей и недрами - новая структура готова решать. Но как она будет решать это в масштабе страны, если невозможно решить эти проблемы в масштабе одного региона, скажем, Башкирии?

Уже проговорились коммерсанты, эксперты и те, кому просто не терпится, о том, что есть идея - пока только идея - создать пять мощных холдингов, которые и будут заниматься реализацией имущества. Теоретически эти холдинги смогут скупать все вплоть до военного имущества. И конкурентов у них не будет.

Как показал наш опрос, ситуация с управлением и продажей госсобственности отнюдь не так радужна и безоблачна, как кажется многим оптимистам во власти. Простое решение - все распродать и минимизировать участие государства в управлении госпакетами на акционерных предприятиях - скорее всего отнюдь не панацея от всех проблем. По словам опрошенных нами экспертов, даже работа по управлению госсобственностью не всегда ведется на должном профессиональном уровне. Яркий пример здесь - ситуация с заводом УАЗ. По словам пресс-секретаря завода Тамары Дмитриевой, государственные органы, отвечающие за управление госпакетом на УАЗе, в этом году даже не прислали заявку на участие своих представителей в совете директоров. Стоит ли в такой ситуации делать ставку на "кавалерийский наскок" и к тому же поручать одному ведомству (ФАУФИ) столь разноплановые направления деятельности, как и управление долями государства в разного рода акционерных компаниях, и продажа госсобственности? В конце концов, просто собрать должного уровня специалистов в рамках одной структуры отнюдь не просто, а уж ждать от них соответствующего уровня компетенции и в вопросах управления госсобственности, и в вопросах ее продажи по крайней мере несколько наивно.

Власть Работа власти Госуправление Законодательная власть Госдума Административная реформа
Добавьте RG.RU 
в избранные источники