Новости

06.07.2004 01:10
Рубрика: Власть

Кухарка - арбитр олигархов

Против конкурса взяток на процессах поможет западный рецепт - малое жюри в арбитражных судах

Приговор через посредников

Отчасти нашим судьям можно даже посочувствовать. Их независимость - это миф. В системе отечественных судов давно выстроена жесткая вертикаль. И в силу полной зависимости нижестоящей инстанции от вышестоящей большинство решений так или иначе санкционируются. Судья зависим от председателя состава, а тот в свою очередь - от председателя суда. И так далее.

Среди судей есть немало честных и порядочных людей, стремящихся работать за совесть. Но живется им непросто. Приходится идти на компромисс. Да и позволительно ли винить невысокооплачиваемого, бесквартирного судебного чиновника в том, что он прислушивается к мнению начальника? Ослушался раз, ослушался другой, а потом за отказ от выполнения указаний председателя суда вполне можно вылететь с должности и получить "досрочное прекращение полномочий".

Есть и другое давление. Не секрет, что вокруг судебных инстанций копошится целая армия профессиональных "жуков". Эти посредники сытно кормятся тем, что точно знают, кому, сколько и когда нужно занести за "правильное" решение вопроса по конкретному спору. Иногда соперничество теневых доброхотов выливается в острую конкуренцию, своего рода конкурс взяток. Особенно часто это случается в Арбитражном и гражданском судах, где разрешаются хозяйственные и имущественные споры на многомиллионные суммы.

Эта тяжкая болезнь зашла так далеко, что теперь наше правосудие нужно не лечить, а реанимировать. Рецепты есть. В уголовном процессе такой "кислородной подушкой" стало возрождение суда присяжных. Альтернативное, а точнее говоря, истинно народное правосудие в рассмотрении уголовных дел уже дало ощутимые результаты. И пусть сейчас в таких судах рассматривается менее 5 процентов дел, уже сам факт существования подобной альтернативы стал мощным стимулом для оздоровления. Поскольку в любой момент можно поставить вопрос о передаче дела на суд присяжных, все участники процесса вынуждены сражаться честно, в условиях равноправия и состязательности сторон.

Вывод напрашивается простой. Раз в уголовном процессе "кислородная подушка" суда присяжных помогла "пациенту", так почему бы не задействовать ее в Арбитражном и гражданском судах?

Спорим на деньги с присяжными

Скептики, возможно, скривятся: "Как можно доверить решение сложнейших финансово-экономических вопросов "кухаркам и слесарям"? Где взять средства на содержание судов присяжных?"

Доводы эти - лукавые. Сегодня прямые потери от необъективных решений, в том числе налоговые, заведомо выше необходимых затрат. А если учесть потери чисто финансовые, экономические, социальные и даже политические, то станет ясно, насколько быстро затраты окупятся. В гражданских спорах жюри может состоять не из 12, а, скажем, из 6 человек. Это будет своего рода аналог "малого жюри" в судебной системе США.

К тому же сам благоприятный эффект возникает отнюдь не потому, что жюри рассматривает все дела подряд. Важно, что оно в любой момент может быть привлечено к тому или иному делу.

Рассуждения о некой "особой сложности" хозяйственных споров рассчитаны лишь на тех, кто совсем не представляет себе юридическую механику. Ведь в уголовном процессе никто не требует от присяжных фундаментальных юридических знаний. Так кто нам мешает в арбитраже разделить вопросы права и вопросы факта, оставив жюри только последние?

Суд присяжных - высшая форма состязательности. Дело это хлопотное, трудоемкое, требующее от юристов высокого профессионализма. Да, всем участникам процесса придется тщательнее готовить доказательства на предварительных стадиях подготовки процесса. Но сроки рассмотрения дел не затянутся, если стороны научатся основательнее работать над доказательной базой.

На мой взгляд, преимущества суда присяжных вполне очевидны. Это прямое вовлечение общества в правосудие, реальная возможность повысить его авторитет. А он сейчас, увы, крайне низок. Всякий, кто бывал в наших судах, наверняка испытал разочарование, тоску и даже стыд за отечественное правосудие. Ко всему прочему налицо социально-политический эффект - рост доверия к государству через доверие к собственному народному суду.

Тени на черной мантии

Наивно было бы полагать, что извести судебную коррупцию можно в одночасье. Вероятно, на это потребуются многие годы. Но ведь с чего-то начинать надо! "Месячником по борьбе с коррупцией" тут не обойдешься. И прежде всего нужна политическая воля. Общество должно поверить, что власть действительно намерена преодолеть эту заразу.

В последние годы мы часто слышим о необходимости построения гражданского общества. Однако должны честно признать, что пока в современной России нет достаточного противовеса прокуратуре, следственным органам, силовым структурам. Одним из важных институтов общественного контроля могла бы стать служба правового доверия. Назовем ее "суд совести". Созданный из профессиональных юристов, не связанных с судами по службе, такой орган мог бы взять на себя задачу общественного мониторинга "заказных", "купленных", "пролоббированных" и прочих коррупционных решений. Так уж исторически сложилось, что адвокатам и адвокатуре люди доверяют больше, чем прокуратуре, милиции и суду. Те, кто стал заложником коррумпированного судьи, откровенно поведали бы о своих бедах "суду совести". А судья, попавший в поле его зрения хотя бы дважды, ощутил бы себя весьма дискомфортно под прицелом реального общественного контроля.

Сегодня адвокаты уже рассматривают возможность создания подобного органа. Но без поддержки государства небольшому коллективу юристов с такой задачей не справиться.

Генеральный адвокат при власти

Говоря о построении "системы сдержек и противовесов", стоит вспомнить о существовании института Генерального адвоката. В США такая должность называется Solicitor General.

Обладая определенными полномочиями, этот чиновник высказывает свое мнение по различным ситуациям не только в системе судопроизводства, расследования уголовных дел, но и в защите прав граждан от неправомерных действий государства. Правозащитные организации он не подменяет, действуя в своем правовом поле.

Думаю, что этот опыт вполне может быть использован и в современной России как противовес мощной системе правоохранительных органов. Например, у нас это можно было бы назвать институтом Адвоката президента.

Почему именно так? Будем откровенны, пока в общественном сознании президент у нас ассоциируется с государством. А государство воспринимается многими лишь со стороны репрессивной составляющей функции. Для того чтобы в сознании общества президент стал подлинным гарантом прав и свобод, необходимо создать баланс в виде стоящего рядом представителя противоположной ветви правоприменительной системы.

Основная миссия такого адвоката - стать связующим звеном между верховной властью и народом. Ему должна быть предоставлена возможность откровенно и объективно доводить до первого лица мнение граждан по любому принятому в государстве решению. Этот институт может существовать в любой удобной форме, оставаясь общественным. Власть в этой ситуации вполне законно пользуется помощью, подтверждая конституционный принцип равенства перед Законом.

В нынешней ситуации, когда коррупция прижилась в судебных сферах, нужно искать неординарные решения проблемы.

Власть Работа власти Госуправление Реформа судебной власти
Добавьте RG.RU 
в избранные источники