Новости

09.07.2004 00:20
Рубрика: Общество

Покушение на парламентария

Хочешь сказать одно, а выходит совсем другое, а тут откуда ни возьмись ехидные журналисты: смеются, указывают на твою ошибку... Тяжелое это дело - публичная политика, весь на виду, не спрячешься.

Такой монолог мог бы, наверное, произнести не один наш политик. Я разделяю их печаль: слов действительно много, похожих и трудных тоже не сосчитать. А хочется сказать красиво! Не "все мы депутаты" - это не так внушительно, а, например, "все мы в Думе парламентеры..."

"Парламентарий", "парламентер" - какая разница? Но разница есть. Впрочем, есть в ошибке депутата и своя сермяжная правда: оба слова от одного и того же французского глагола "parler", то есть "говорить". Правда, на этом их сходство и заканчивается.

Итак, начнем с "парламентария", которого депутат, надо думать, и имел в виду. "Парламентарий" - это член парламента. Теперь о парламентере. С этим словом у нас ассоциируется белый флаг, поле боя, залпы орудий, и не случайно. Потому что "парламентер" - это человек, уполномоченный одной из воюющих сторон для ведения переговоров с другой стороной.

***

Снова и снова удивляюсь наблюдательности наших сограждан: сама бы я нипочем такие вопросы не придумала. Хожу каждый день мимо отделения милиции, вижу милиционеров, одетых в милицейскую форму... А потом смотрю в новостях по телевизору сюжет из Франции и слышу, как там говорят о полиции, полицейской операции, полицейских. И в голову мне не приходит задаться вопросом: почему одно и то же называется у нас по-разному?

Начнем наше небольшое расследование с полиции. В толковых словарях дается самая общая нейтральная характеристика: это административный орган охраны государственной безопасности. В русском языке словечко это известно с начала XXVIII века. Предполагают, что оно восходит к немецкому Polizei, а оно в свою очередь к латинскому politia - государственное устройство, государство. А латинское это слово скорее всего имеет греческое происхождение.

Теперь милиция - это добровольная армия, народное (например, земское) ополчение. Впрочем, сами понимаете, такое значение давно устарело. В Советском Союзе это было административное учреждение, в ведении которого находилась охрана порядка. И опять-таки, почему "было"? Советского Союза нет, а милиция как была, так и осталась.

Латинское militia - военная служба, войско, а также поход, военная кампания. В русский язык это слово попало, видимо, через французское и польское посредство...

Но почему же все-таки у нас милиция не становится полицией? Скорее всего, по традиции. Милиция появилась в 1917 году как "рабоче-крестьянская милиция" в противовес прежней царской полиции. И хотя функции, по сути, у нее остались те же (охрана порядка), само название подчеркивало, что это не что-то там такое "с капиталистическим оскалом", а наше, родное.

***

"Покушение на убийство" - это выражение у многих вызывает недоумение: мы слышали, что бывает покушение на чью-то жизнь, но покушение на убийство... Нет, это наверняка ошибка. Или нет?

Для начала надо понять, что "покушение" - это существительное от глагола "покушаться". По Ожегову, "покуситься\покушаться" - это попытаться сделать что-нибудь или завладеть чем-нибудь незаконно. Исходя из этого толкования покуситься можно на чужое добро, можно - на чью-то жизнь, а можно - на убийство. Да-да, покуситься на убийство: вполне законное выражение.

Тот же словарь Даля подтверждает, что "покушение на жизнь" - вполне законное выражение, но какие еще могут быть покушения, не говорит. Впрочем, в современной речи вполне уместно говорить не только о покушении на жизнь, но и о покушении на убийство, то есть о попытке его совершить. Будем надеяться, о неудачной попытке.

Общество Образование Колонка Марины Королёвой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники