Новости

03.08.2004 03:00
Рубрика: Происшествия

Антитеррор - в трех режимах

Юрий Чайка представил президенту закон, разрешающий армии воевать с экстремистами

Так не должно быть. Но так есть. Как заявил на одной из коллегий МВД помощник президента России Виктор Иванов: "За прошлый год количество терактов выросло в полтора раза. Деятельность террористов приобретает характер открытого противостояния государству. Меры по борьбе с ней были пока недостаточно эффективны". Что же мешало? По мнению многих представителей силовых структур, несовершенная правовая база.

30 суток без обвинения

Конечно, террористы живут по своим законам, отличным от обычных человеческих. А уж законы государства для них и вовсе не писаны. Однако борцы с терроризмом не могут придумывать свои правила. Иначе чем они будут отличаться от преступников? Поэтому спокойствие в стране зависит не только от силы спецслужб, но и от совершенства законов. После громких террористических актов, прогремевших в России, власть стала не только требовать от спецслужб бдительности и результатов, но и озаботилась правовой базой.

В итоге были внесены поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. А Министерство юстиции России подготовило проект закона о борьбе с терроризмом. Об этом сообщил министр юстиции Юрий Чайка президенту России. Как стало известно "РГ", в этом законопроекте впервые прописывается несколько режимов проведения контртеррористической операции. А военнослужащие, пострадавшие в схватках с террористами, могут рассчитывать на повышенную страховку. В данный момент законопроект проходит согласование в МВД, ФСБ и Минобороны. Но в Минюсте надеются, что никаких затяжек не будет, уж слишком актуальна проблема.

В военном ведомстве часто сетуют, мол, неясен статус армейцев при контртеррористической операции. Не раз получалось, что те же спецназовцы ГРУ выполняли боевые задачи, как то положено во время войны, а потом их судили по обычному Уголовному кодексу, потому что де-юре никаких войн Россия не ведет. Тем более в Чечне. Тогда кто должен наводить конституционный порядок?

Другой вопрос, который поднимали силовики: наказание террористов. По мнению многих высокопоставленных руководителей, за столь страшные преступления в Уголовном кодексе был слишком малый срок. А организаторы террористических актов могли не бояться высшей меры, даже если в результате их действий погибли десятки людей. Ведь сами-то не убивали, а "всего лишь" направляли смертников или боевиков.

Однако буквально на днях вступили в силу поправки в Уголовный кодекс, увеличивающие наказания за преступления террористического характера. В статье Уголовного кодекса "терроризм" увеличен срок лишения свободы террористов на срок от восьми до двенадцати лет, и за террористические действия с особо отягчающими обстоятельствами - от пятнадцати до двадцати лет либо вплоть до пожизненного заключения.

Кроме того, не так давно принят закон, вносящий поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Они разрешают задерживать подозреваемых в причастности к терактам на тридцать суток без предъявления обвинения.

Смертник в самолете не спрячется

Однако по большому счету все эти поправки касаются частностей. Так ли уж важно, посадят, допустим, Шамиля Басаева на десять или на двадцать лет. Главное, чтобы он вообще предстал перед судом. Кто должен его поймать и доставить в тюрьму? Кто отвечает за то, чтобы не случилось трагедий, подобных "Норд-Осту"? Можно ли сбивать самолет, захваченный террористами? На эти вопросы должны отвечать специальные законы.

Нельзя сказать, что таких законов в России нет. Наоборот, еще в 1998 году был принят Закон "О борьбе с терроризмом". Неужели он уже устарел? Нет, ответили в минюсте. Действующий закон о борьбе с терроризмом вовсе не так плох. Более того, этот закон обкатан на чеченских событиях. В нем есть определения и терроризма, и контртеррористической операции, прописаны некоторые правила применения вооруженных сил против террористических формирований. Поэтому поначалу разработчики хотели ограничиться некоторыми поправками в действующий закон. Действительно, некоторые вопросы надо было уточнить поподробнее. Однако когда стали заниматься детально, вышло столько дополнений, что оказалось легче написать новый законопроект.

Например, выяснилось, что в наших законах не прописано, что делать с летательными аппаратами, оказавшимися в руках террористов-смертников. Раньше никто и не задумывался об этом. С воздушными нарушителями границы все было ясно. Но в башни-близнецы в Нью-Йорке врезались самолеты внутренних авиалиний. Если, не дай Бог, что-то подобное случится у нас, как действовать? Можно ли сбивать эти самолеты? Кто может принять такое решение? На эти вопросы отвечает закон.

По предложению министерства обороны, регламентированы действия вооруженных сил во время контртеррористической операции.

Страховка от пули

Отдельная глава в законе: возмещение вреда военнослужащим, пострадавшим в ходе контртеррористических операций. Они могут рассчитывать на повышенную страховку помимо обычной. Рассматриваются предложения и по компенсации за вред гражданским лицам, но они пока не согласованы с минфином.

Потому что любой теракт - это по большому счету чье-то упущение. Поэтому, хотя, с одной стороны, в проекте и прописано "право на ошибку", с другой - должны быть и обязанности государства эту трагическую ошибку загладить, в том числе материально.

Комментарий

Сергей Никулин, руководитель департамента законодательства о государственной безопасности и правоохранительной деятельности министерства юстиции РФ:

- Один закон не может заменить целый правовой блок. Противодействуют терроризму не только на основе этого закона, но и Уголовного кодекса, Уголовно-процессуального кодекса, других законов и нормативных актов. Поэтому все изменения надо рассматривать в комплексе.

Согласно данному законопроекту на первый план борьбы с терроризмом решено выдвинуть Федеральную антитеррористическую комиссию. Идея состоит в том, чтобы на место сегодняшней ситуации, когда за борьбу с терроризмом отвечает правительство в целом, поставить специальный координирующий орган. Федеральная антитеррористическая комиссия (ФАК), имеющая статус правительственной, существует и сегодня. Но мы хотим повысить ее статус - состав комиссии и положение о ней будет утверждать не премьер-министр, как раньше, а глава государства. Правда, возглавлять ее по-прежнему должен председатель правительства. Комиссия займется координацией федеральных ведомств, на которые возложены противодействие и прямая борьба с терроризмом, анализом состояния и тенденций террористической деятельности, выработкой законодательных предложений. Не изменится и компетенция председателя комиссии: отдавать напрямую указания руководителям силовых структур он по-прежнему не сможет. Это совещательный орган, в полномочия его будет входить выработка коллективного решения.

В нашем проекте указывается, что систему органов, противодействующих терроризму, возглавляет президент, и, естественно, он и играет первую скрипку. Более четко определена и ответственность конкретных должностных лиц. Правда, конкретных мер наказания в этом законе нет, отвечать проштрафившиеся руководители должны по Уголовному кодексу.

Очень важный момент, на наш взгляд, связан с ответственностью организаций - юридических лиц, - поддерживающих террористов. В законопроекте предусмотрены такие меры, как приостановление деятельности данных организаций и их запрет. Но решать это будет суд. За рубежом эта практика давно существует.

Происшествия Терроризм Антитеррор Происшествия Терроризм Мировой терроризм Правительство Минюст