Новости

03.08.2004 04:00
Рубрика: Общество

Дворцовый переворот

Владельцы 120 особняков ждут бульдозера

В Московской области 339 рек, и у каждой есть своя водоохранная зона. В районе Глухово, например, водоохранная зона - 500 метров, а прибрежная - 100. Хочется свесить ножки из окна в воду? Вперед: вот берег заповедного Сенежского озера, Рузского или Озернинского водохранилищ, а вот главный водозаборник первопрестольной - Можайское море. Растет число дорогих кооперативов даже в святая святых - Приокско-террасном биосферном заповеднике. Только в мае, проведя проверку, чиновники нашли 1800 незаконно построенных домов. Еще более трех тысяч га "самозахвата" зафиксировано в заповедниках и так называемых лесах первой категории.

Ваш корреспондент поехал в деревню Глухово, земли которой, расположенные недалеко от МКАД, вот уже лет десять пользуются повышенным спросом, хотя сотка глуховской земли - 10 тысяч долларов. Местные жители, получившие от государства в свое время солидные участки, распродают под коттеджное строительство и огороды, и покосившиеся домишки, а сами приобретают квартиры.

Теперь Глухово и деревней-то назвать неудобно. За двухметровыми заборами виднеются крыши навороченных особняков, охраняемых милицией и сторожевыми псами. Но деревенской земли некоторым новым обитателям не хватило. Так, в 1993 году глава сельской администрации подписал свидетельства на землю Николаю Конюшкову, Алексею Войтову и Леониду Жаботинскому. Вы не ослышались в последней фамилии, да - это многократный олимпийский чемпион. По документам, каждый получал право владеть 15 сотками земли. Но вот незадача: отведенная земля была колхозной, более того - пахотной. И самое неприятное - находилась в водоохранной зоне Москвы-реки.

Местные экологи обратились в красногорскую прокуратуру. Так возникло уголовное дело N62285, и в ходе следствия выяснилось, что свидетельства на землю у новых хозяев земли "имеют признаки подделки", так как никаких данных в архивах района об этих документах нет, да и земельный налог эти люди не платят. Более того, у других жителей района имеются свидетельства на землю, пронумерованные в точности так же, как у г-на Жаботинского и его соседей, что уже очень и очень подозрительно, поскольку по кадастровой системе, принятой в России, так не бывает.

Спорные земельные участки арестовали и запретили их продавать и что-то там строить. Под присмотром судебных приставов и милиции снесли деревянный забор и засыпали котлован, уже вырытый под строительство дома. Однако буквально в считанные дни вместо бывшего деревянного был возведен добротный кирпичный забор, да и дом начали строить по новой.

Суд потребует провести рекультивацию почвы, убрать бетонный фундамент и посадить деревья взамен срубленных.

Конечно же, судебных приставов "послали" не просто так. А решение обжаловали. Разбирательство тянется до сих пор. Теперь свои права на землю, на которой росла многие годы свекла и кукуруза, отстаивает и местный колхоз. Тем временем два дома на захваченной земле уже построены, идет отделка. Госинспектор главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды по Красногорскому району Московской области Владимир Кузнецов утверждает, что "экологически чистых мест в Подмосковье становится все меньше и их давно пора объявлять заповедными. Это касается и деревни Глухово. Странное дело: Уголовный кодекс в нашей стране нарушать нельзя, а вот Водный кодекс, Закон "Об охране окружающей среды" - можно. Конечно, есть в нашем районе и старые постройки у воды. Мы требуем от их хозяев поставить современную канализацию, особые службы проверяют, не стекает ли что в реку. Я считаю, что дома, которые построены незаконно в охраняемых государством зонах, сносить надо без проволочек".

Быть может, Кузнецов хоть теперь вздохнет немного свободнее: судя по всему, МПР наконец серьезно взялось за нарушителей. В мае прошло заседание под руководством министра Юрия Трутнева. По словам руководителя МПР по связям с общественностью Рината Гизатулина, на заседании возглавлявший Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды Николай Гаранькин уверял всех в том, что за весь прошлый год зафиксировано всего три нарушения. Министр очень усомнился и дал команду провести проверки на месте. Спустя пять часов г-н Гаранькин почему-то подал в отставку, и его место занял бывший руководитель контрольного управления минприроды Александр Поляков, выявивший сотни нарушений.

Первая задача проверок: выяснить, как выдавали разрешения на строительство в заповедной зоне. Вторая: как их документально оформили. Третья: как эти земли использовались. Хотя и так понятно - под дворцы.

- Мы подали более 20 исков через прокуратуру, которая в течение 10 последних дней проверяет достоверность сведений и подает иски в суд, - сказал Ринат Гизатулин, - проблема, на мой взгляд, лишь одна: будет ли Минюст РФ выполнять решения судов по сносу незаконно построенного. В наших требованиях мы руководствуемся статьей 22 Гражданского кодекса, в которой говорится о сносе незаконных построек.

Если суд признает, что постройка незаконная, владельцы должны снести ее за собственный счет. Если они отказываются выполнить решение самостоятельно, то за них поработают бульдозеры под присмотром судебных приставов, причем затраты лягут на плечи бывших теперь уже собственников. Более того, суд потребует обязательно провести рекультивацию почвы, убрать бетонный фундамент и посадить деревья взамен срубленных.

- Но пока ничего не снесли, - признается г-н Гизатулин.

В ближайшие дни МПР передаст в прокуратуру документы по более чем ста незаконным постройкам.

К 15 сентября МПР обещает разработать регламент проведения аукционов по продаже лесных участков. К тому же времени, надеются в министерстве, появится и принципиально новая система штрафов. Сегодня штраф - всего полторы тысячи рублей с гектара при цене дворцов в тысячи долларов за квадратный метр.

Конечно, вряд ли кто из владельцев согласится так просто расстаться со своими родными жилищами. Например, владельцы коттеджей деревни Пятница Солнечногорского района, получившие такие же судебные постановления, как в Глухово, уже обратились за помощью к адвокатам. Одного из них, Олега Асташенкова, корреспонденту "РГ" удалось расспросить:

- С решениями судов о сносе 13 коттеджей я категорически не согласен, -заявил адвокат. - Федеральное законодательство не запрещает строить в водоохраной зоне. В Земельном и Водном кодексах, правительственных положениях о водоохранных зонах прямо написано, что ведение садоводства, дачного и приусадебного хозяйства допускается под государственным контролем. Совершенно не правы те, кто раздувает эту кампанию. Не предлагают же снести все деревни в России, которые расположены, как правило, у воды. И большие города, и санатории, и дома отдыха. Дело совсем в другом. За всем этим скорее всего стоят люди, которые приобрели или собираются приобрести участки во второй линии. После сноса особняков около самой воды стоимость земель второй линии сразу же возрастет раз в 15. Именно так обстоят дела в деревне Пятница. Я полагаю, что надо просто заставить владельцев уже построенных коттеджей наладить безопасную канализацию.

Вероятно, адвокату придется здорово потрудиться, чтобы доказать, что его подзащитные строили свои дома и жили в них исключительно под контролем государства. А пока суд да дело, миллионы москвичей и не подозревают, что, набирая в кране стакан воды, они, может быть, соприкасаются с жизнью уважаемого и знаменитого человека. Хотя, может быть, не так, как хотелось бы.

Общество Экология Правительство Минприроды Москва Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область ЦФО Снос незаконных построек в России