Новости

27.08.2004 02:00
Рубрика: Экономика

Небоскребы добавят столице бодрости

Жители высоток вместе с комфортным жильем получат в подарок целый город

- Александр Викторович! И в самом деле, зачем Москве небоскребы?

- Попытаюсь объяснить с помощью образа, с которым у меня ассоциируется восприятие Москвы. Например, Нью-Йорк, особенно Манхэттен, я бы условно изобразил в виде графика нашего колхоза времен социализма. Судя по прямоугольникам его высотных зданий, удои у него то есть, то нет. Исторический же силуэт Москвы больше похож на кардиограмму, причем человека активного, действующего. Когда на ее улицах строились двухэтажные дома, ритм сердцебиения задавали Кремлевские стены и башни, казавшиеся тогда очень высокими. А колокольня Ивана Великого вообще выглядела чудом света. В пятидесятые годы прошлого века тон стали определять дерганые сталинские высотки. Когда же столица вместе с деньгами и камнем уезжала в Санкт-Петербург, это немедленно отражалось и на ее архитектуре. Она выпрямлялась и становилась более плавной, словно кардиограмма спящего человека. В наши дни Москва снова символ работающего неравнодушного человека.

- А если подходить с рациональной точки зрения?

- С появлением небоскребов любой район обретает лицо. Возьмем любую новую высотку. Например, жилой комплекс "Триумф-палас". Сколько его ругали, но сядьте на речной пароходик и поплывите в сторону центра города по Москве-реке. Сразу поймете, что именно он теперь задает силуэт города от водных ворот. Или взять панораму других жилых комплексов со стороны МКАДа, скажем, "Олимпии" или "Алых парусов". Они как бы очертили контуры Строгинской поймы, имевшей раньше однообразную 17-этажную застройку. Архитектура комплекса "Воробьевы горы" однозначно в большей степени соответствует четвертому транспортному кольцу, которое скоро пройдет по Минской улице, чем все, что было здесь раньше.

- Почему?

- Сразу другой масштаб. Другой отсчет. Едешь уже по магистрали, а не просто бывшей улице, которая упирается в Филевский парк. Высотки в первую очередь дают ориентацию в городе. Поэтому так важна запоминаемость их силуэтов. Чтобы глядя на одну, сразу было ясно, что рядом площадь Белорусского вокзала, а по облику другой - что здесь Строгино или Щукино.

- Ну а жить-то в этих домах москвичи готовы?

- Опросы показывают, что 15 процентов опрошенных выступают за высотное строительство и хотели бы жить в новых домах. 200 небоскребов, которые предстоит возвести к 2015 году в 60 зонах города, как раз составят не более 10-15 процентов от общего объема строительства жилья в городе. Для этих 15 процентов мы и планируем строить. Не устраивать же снова диктат большинства для меньшинства.

- Кто они, эти смельчаки?

- В высотках в основном хотят жить молодые люди, семьи, в которых еще нет детей. Или, наоборот, родители, вырастившие детей и мечтающие пожить для себя. Встречал я и бабушку лет девяноста, переехавшую в башню на Щукинской. По ее словам, прежде она жила на втором этаже пятиэтажки, где ничего, кроме тени, не видела. На двадцатом этаже, говорит она, вся Москва подо мной! Появилось у людей и желание иметь второе-третье жилье. Например, живет человек в Подмосковье, а в какой-то день надо остаться в городе. Кроме того, в Москве работают много людей из других городов. Нефтяники, банкиры... Они не хотят мотаться по гостиницам. Небоскребы дают им необходимый комфорт. Многие думают, что раз высотка, так и квартиры в ней метров по 400. На самом же деле инвесторы чаще всего строят небольшие квартиры квадратов на 100-120. В общем, я думаю, что пора перестать устраивать жизнь другим. Каждый человек должен сам выбирать, где и как ему жить, а город - дать ему право выбора.

- Вы сами на каком этаже живете?

- На десятом.

- Хотели бы переехать на 78-й?

- Будь возможность иметь второе жилье, был бы не против, а так нет. Я лентяй, не хочу подниматься так высоко даже на лифте.

- Александр Викторович! Давайте мысленно совершим прогулку по будущему "Новому кольцу Москвы"...

- Гости Москвы его увидят, еще подлетая к городу. Вид высоток с высоты, как я убедился, очень красивое зрелище. И совершенно необыкновенно смотрится город из окон самих небоскребов. Это напоминает полет на вертолете, когда видишь не только окна соседнего дома, но словно весь город получаешь в подарок. Поэтому умные заказчики уделяют большое внимание тому, что находится у будущей новостройки за окном. К примеру, почему все корпуса жилого комплекса "Воробьевы горы" встали буквой Т? Потому что из каждой квартиры открывается потрясающий вид на Поклонную гору. Правда, глава фирмы, построившей комплекс, позже признался: "Я просчитался, не понял сразу, что здесь аж две красивые стороны. Вид на университет, освещенный строительством новых кварталов на Мичуринском проспекте, тоже оказался сногсшибательным".

Что учитываем при размещении новых высоток? Конечно же, Москву-реку. Постараемся расширить впечатление от нее при строительстве во всех трех поймах. Что видно с реки, как выглядит из дома она сама? Собственно, "Алые паруса" на воде строились уже с учетом этого, хотя то, что они стоят на воде, - исключение, которое объясняется лишь тем, что там и раньше пятиэтажка подходила к воде. Обычно предпочитаем немного отходить от нее.

Второе, это ритм высоток по магистралям. И здесь уже накоплен некоторый опыт, вроде жилого комплекса "Эдельвейс".Он стоит на Можайском шоссе, дальше на пересечении с Рублевкой идет здание повышенной этажности комплекса "Возьмемся за руки друзья", потом следующее здание. При движении по магистрали создается впечатление езды по коридору. Ну а третье назначение будущих локальных высоток в Москве - роль центра в том или ином районе.

- А как застраховаться от ошибки при размещении в историческом центре столицы? Чтобы спустя время преемникам не пришлось сносить здания, как вы сейчас сносите гостиницу "Россия", называя ее монстром?

- Для этого сейчас есть визуальный анализ, которого не было раньше. На его основе мы сделали карту, на которой четко видно, где высотки можно ставить и до какой высоты, а где нельзя ни при каких обстоятельствах. Вторая гарантия от ошибок - коллегиальное обсуждение проектов на градостроительном совете при мэре, общественном совете "Экос".

- В минувшую пятницу "Экос" как раз обсуждал снос гостиницы "Россия". Что решили?

- Заседание вел Алексей Ильич Комеч. Предложение о разборке "России" единогласно поддержали, как и идею создания взамен многофункционального комплекса из 5-6-этажных отелей, торговых и культурно-бытовых объектов, открывающих вид на Кремль. Прозвучали и новые, очень интересные предложения. Например, по археологии. Считается, что все уже исследовано, а оказывается, что процентов 40 территории до сих пор не изучено и ученых могут ожидать большие находки, как случилось под Манежем. Ближе к восточной части Китай-города, где вообще не было раскопок, проходила улица Великая, на которой селились ремесленники. Потом землю - гектара по три - отдали в собственность богатым боярским родам - новым русским той поры.

Вспомнили члены "Экоса" и о прежних вариантах того, что предлагалось построить на месте нынешней "России". Например, художник Кокорин предлагал разбить аквапарк. В царские времена обсуждали идею создания подворий российских монастырей.

- На чем сошлись?

- Перед нами пока стоит задача определить объемы, в которые должен войти проект. То есть как эта территория будет выглядеть без "России". То есть пошли не от инвестора, как часто бывает, а от визуального восприятия Кремля. Отмечалось, что никогда прежде проект не выносился на обсуждение общественности на такой ранней стадии, как "Россия". "Экос" отметил это как положительный факт.

- А о небоскребах уже можно говорить более детально? Например, какой они будут этажности?

- Мы не гонимся за абсолютными величинами. Я считаю, что 30 этажей для Москвы уже норма. Высотное здание - это то, что выше. Высота же будет определяться не тем, что хотим построить, а тем, что рядом стоит. Поэтому для центра и 30 много, а дальше и 60 может показаться мало. В каждом случае нужен индивидуальный подход.

- Судя по этой логике, рядом с высоткой не должно остаться ни одной пятиэтажки?

- Почему? Приведу замечательный пример, когда они неплохо сосуществуют. Возьмите Смоленскую площадь или Старый Арбат с его 5-7-этажными домами и новыми 30-этажными зданиями. Из Сивцева Вражка на них открываются замечательные виды. Главное, чтобы чувство меры не изменяло. Стильное платье не всегда обязательно с рюшечками.

- Понятие двор при небоскребах вообще устареет? Каким же он должен быть в доме, где живут тысячи людей?

- Я уже говорил, что высотки предназначены для определенных категорий жителей. Объединяет этих людей, как я понимаю, то, что они любят свой мир, им хочется побыть с самими собой. В мегаполисе при всеобщей загруженности это сейчас не такая уж и редкость. Впрочем, только ли в наши дни? Вспомним площадь Восстания. Где там двор? А ведь все стремились туда, с гордостью говорили: я живу в доме на Восстания.

- Из каких материалов будут строиться московские небоскребы?

- Сложно сказать однозначно. Например, понятно, что кирпич не годится, слишком мрачно смотрится. Если его и применять, то нетрадиционный. Например, в "Эдельвейсе" использовали квадратный кирпич цвета, как у сталинских высоток. В результате комплекс нормально воспринимается.

- А три красные тридцатиэтажки у станции метро "Тимирязевская"?

- Мне они нравятся. Хорошие современные дома, жаль лишь, что балконы не застеклили. Нельзя же допустить, чтобы все высотки выглядели как сталинки, это будет перебор. Эти же три высотки - меньшие братья четвертого, еще не построенного, 50-этажного дома. В общем, надо брать на вооружение все современные облицовочные материалы, хотя у меня они и вызывают некоторые сомнения, так как еще недостаточно проверены временем. Например, навесные металлические панели, по поводу которых все думают, что это штукатурка. Они легко монтируются и надежно висят.

- Члены московского правительства немало поездили в последнее время по миру, чтобы познакомиться с опытом возведения небоскребов в других странах. А вы?

- Видел немало. Но честно скажу, большинство "чужих" высоток я не воспринимаю. Мне кажется, что время глобализации в архитектуре кончается. Надо искать свои новые запоминающиеся силуэты.

- Больше всего москвичей волнуют вопросы безопасности. Взорвать такой дом террористам, пожалуй, еще соблазнительнее, чем пятиэтажку.

- Эти пятиэтажки у нас были как раз наименее защищенными. Высотки, которые сейчас строятся, имеют очень хороший периметр охраны. В силу компактности их легче охранять. Ни одна машина туда не въедет без того, чтобы у нее не открыли багажник и не проверили.

- "Трансвааль-парк" и взрывать не потребовалось, сам упал...

- Именно после трагедии в аквапарке в Москомархитектуре была восстановлена должность главного инженера города, который возглавляет теперь недавно созданный научно-технический совет, взявший вопросы безопасности. Раньше они были отданы Москомэкспертизе. С его участием, например, рассматривали проект 80-этажной башни в Москве-Сити. В ней уже сделан расчет и на случайные земные сдвижки, и на то, чтобы дом устоял, даже если по каким-то причинам разрушится одна из опор здания. То, что как раз и случилось в "Трансвааль-парке". Это не перестраховка. Просто есть разные системы конструкций, и мы стараемся использовать наиболее устойчивые из них. Взять, например, стадион в Лужниках. Там хоть до шести колонн можно выбить, и ничего не случится.

- О какой безопасности небоскребов можно говорить, если в Москве до сих пор нет ГОСТов и стандартов на их строительство? Об этом шла речь на последнем заседании правительства города.

- Нормативы существуют для того, чтобы у проектировщика не болела голова в стандартной ситуации. Когда же мы строили сталинские высотки, никаких нормативов не было, они существовали только в расчете до девяти этажей. Любой же индивидуальный проект требует отдельного рассмотрения. Возьмите новый конькобежный стадион в Крылатском. Какие могут быть СНИПы, если он один? Для зданий, строящихся по индивидуальным проектам, существуют особые технические условия. Что мы сделали сейчас? Первое, разработали и утвердили на федеральном уровне основные требования к строительству высотных зданий. Документ, в котором четко описан порядок и все те обязательные вещи, которые необходимо соблюдать. Например, должно быть минимум два незадымляемых спуска, а чтобы пожар не распространялся, еще и обязательная отсечка этажей друг от друга. Условия для размещения поблизости пожарных машин, вертолетная площадка и так далее. Почему у "Эдельвейса" раздвинулись башни, которые сначала были расположены ближе друг к другу? Чтобы вертолет мог приземлиться. Эти требования утверждены в СЭС, у федеральных пожарных и зарегистрированы в Госстрое РФ. По ним мы сейчас и работаем. На этом основании спецслужбы делают для каждого здания технические условия. Но СНИПы к концу года все-таки разработаем - на стандартные решения, которые, конечно же, есть и при строительстве высоток.

- Под Москвой и почвы подкачали. Не Питер, конечно же, где болото. Но лучше ли карстовые пустоты? На Дмитровке и сейчас-то проваливаются под землю машины, а что будет, когда понастроим небоскребов?

- Почва действительно непростая. Но отвечу словами наших академиков, членов научно-технического совета. Строить можно везде и все, что угодно, вопрос лишь в том, сколько это будет стоить. Вот говорят, строительство Сити небезопасно с сейсмической точки зрения. Могу сказать одно: все, что строится в Москве, федеральными нормами рассчитано на землетрясения до 5 баллов, выше которых никогда и не бывало. Можно, конечно, начать закладывать прочность, рассчитанную и на 7, и на 9 баллов, но вопрос все тот же - в цене.

- Правительство Москвы тоже собирается переезжать в высотку?

- Да. Выигравший на конкурсе проект, прозванный архитекторами этажеркой, предусматривает разместить будущую мэрию вместе с гордумой в 60-этажном здании.

- До сих пор самой высокой точкой Москвы была Останкинская башня...

- Скорее всего, она и останется.

- А как же башня "Россия", которую обещали построить высотой 640 метров?

- Я говорю только об утвержденных проектах, а этот еще не утвержден. Если "Россию" все-таки построят, то у Москвы появится новый символ.

Экономика Недвижимость Жилая недвижимость Экономика Недвижимость Инфраструктура Москва ЦФО