Новости

31.08.2004 00:30
Рубрика: Спорт

Ярмарка тщеславия

Олимпийское движение на перепутье

Собственно говоря, нет его давно - с берлинских Игр 1936 года, где атлетов впервые в открытую поставили в услужение идеологии. И с тех пор спорт неизменно ощущал на себе, впитывал и тут же, как зеркало, отражал все перипетии, которым подвергалось человечество.

И с чего бы ему вдруг "очиститься" в современном неустроенном мире, раздираемом политическими, социальными, межэтническими, религиозными - какими еще? - противоречиями? Все черт знает в чем, а спорт - в белом?

Уже сам проход национальных делегаций в день открытия Игр давал повод для предчувствий. Ну почему эта сидящая рядом гречанка (оказавшаяся еще на поверку и выходцем из бывшего Союза) так неистово приветствует одни страны и с не меньшей ненавистью встречает другие? А потому что - "свои" и "чужие". Да и вся Олимпиада, как и весь мир, поделилась на "своих" и "чужих". И в подсчете медалей, словно нас отбросило лет на 20 назад, шел, казалось, непрерывный поиск "преимуществ одной системы над другой".

Если все же вспомнить, что социально-экономическое устройство мира пришло почти что к единому знаменателю, то остается предположить только одно: олимпийские победы нужны для доказательства превосходства не одной из систем, а одной нации над другой. Даже одного гражданства над другим. Стоит, скажем, грузину сменить паспорт и надеть форму греческой сборной, как его тут же болельщики записывают в "свои". А останься он с грузинским паспортом - "чужой", которому победы не полагаются.

Великая Мэрлин Отти, приехавшая в Афины на свою седьмую Олимпиаду, подвергалась обструкции со стороны бывших соотечественников с Ямайки, еще недавно боготворивших ее, но предавших анафеме за переезд в Словению, где 44-летняя легенда мировой легкой атлетики пытается наладить наконец-то личную жизнь.

Не простили, так как спорт отравлен национализмом, который многие пытаются выдать за патриотизм. Из каких пропагандистских арсеналов был вытащен в свое время общекомандный зачет, лицемерно именуемый "неофициальным"? "Неофициальный" только потому, что за него не дают кубков и медалей? Да здесь приз поценнее - признание, а чаще - самопровозглашение своей страны спортивной супердержавой: вы только хотите выше, дальше, сильнее, а мы уже и выше, и дальше, и сильнее вас...

На этой ярмарке тщеславия торгуются далеко не все. В самом деле, не спорить же за пресловутый общекомандный зачет каким-нибудь Каймановым островам с британцами или даже Уругваю - с Францией... Точнее, из 201 страны, приславшей спортсменов в Афины, только три - США, Китай и Россия - приехали действительно побеждать, остальные - участвовать, не исключая и вполне благополучные, мощные по международному весу страны.

У нас, представляется, и выбора-то не было: с некоторых пор российское общество тянет назад, в "славное прошлое", непременная составная часть которого - спортивное превосходство над соперниками. Неважно, что для победы осталось не так уж много оснований, знаменитый теперь уже медальный план, выработанный в недрах Олимпийского комитета России (ОКР), этакого сегодняшнего олимпийского Госплана, был нацелен на первое общекомандное место.

Нам обещали то ли 38, то ли 44 высших награды - и мы верили, как верили в футбольные сборные и на мировом первенстве (2002 г.), и на европейском (2004 г.). Верили, потому что не обладали всей информацией, а только громогласными прогнозами, адресованными, как обычно, не столько вниз, массе болельщиков, сколько вверх, тоже болельщикам, но в значительно более узком составе.

Какие же козыри предъявила сборная России в Афинах? Как собиралась побеждать?

По мере течения Игр становилось ясно: команда приехала на Олимпиаду, как с гимном СССР, со старой спортивной гвардией. И наши козыри - Александр Попов и Вячеслав Екимов, фехтовальщики и гандболисты, Алексей Немов и Светлана Хоркина, Дмитрий Саутин и Александр Москаленко - были биты более молодыми и амбициозными соперниками. Не всегда честно (как, скажем, в случае с гимнастами), однако всегда закономерно. Как, выясняется, столь же закономерно оказывались на пьедестале наши новички, ни в каких планах не значившиеся. И язык не повернется даже на малейший упрек ветеранам: они сделали, что могли, полностью отдавая себя борьбе. Но спорт безжалостен к возрасту, и на "золото" нашим чемпионам, теперь уже бывшим, не хватило где сил, где удачи... Уступали чаще всего по мелочам, но уступали...

Об этом - чуть подробнее. Многие наши тренеры и спортсмены пеняли на руководство делегации за пренебрежение именно мелочами - и телевизоры не всем поставили, и досуг олимпийцев не организовали, и великовозрастность нашей команды не учли, и вообще занимались больше собой, чем атлетами... Все правильно, но стоит ли удивляться? Сработала привычка: так было всегда - любой функционер стоит над спортсменом. Так будет и дальше, если мы, не далеко еще отойдя от советской системы управления спортом (подчинив его, в частности, минздраву за неимением, видимо, иных подходящих ведомств), так и не пристанем к другому берегу. Впрочем, только ли в спорте? А в экономике у нас кто выше - чиновник или предприниматель? Общество - организм, где все взаимосвязано, и до тех пор, пока мы маршируем к капитализму под "старые песни о главном" ("мы верим твердо в героев спорта"), не будет общекомандных побед ни в спорте, ни в экономике, ни в других сферах.

Велико, конечно, искушение сослаться на китайский опыт и китайский путь. Так ведь, бросив на олимпийский успех огромные средства, которых у нашего государства нет, Китай все равно первым на Играх не стал. А мы, чуть нагнав в последние дни, зацепились-таки за третье место, если считать только золотые медали. Но недобрали до сиднейского показателя, опустились на уровень Атланты, откуда весьма туманно видны олимпийские вершины Пекина-2008.

Игорный бизнес

А выиграли афинские Игры американцы. Им эта победа была нужнее, чем кому бы то ни было. По соображениям отнюдь не спортивным. Им не просто хотелось показать - и в спорте тоже - свою силу и превосходство над другими. Им надо было, главное, очистить свой мундир, запачканный в глазах международного сообщества в военно-политических авантюрах последних лет. И предстать перед миром не грубой силой, а силой красивой, побеждающей и в мирных баталиях, силой, которая не может не понравиться людям. Могло даже показаться, что отбор в олимпийцы шел у американцев и по внешним данным: одни красавчики, супермены, словно только что сошедшие с картинок "американской мечты".

Для достижения цели, надо сказать, США обладали весьма прочными позициями. Во-первых, сама система спортивной подготовки уже давно доказала свою эффективность. В ее фундаменте - точно выстроенная законодательная база, освобождающая государство от расходов, и прекрасно организованный студенческий спорт, преимуществами которого пользуются не только американцы: вспомнить хотя бы команду ЮАР, выигравшую эстафету 4х100 метров вольным стилем, или пловчиху из Зимбабве, обыгравшую нашу Комарову, - все они живут и тренируются в США...

Все это - необходимое, но недостаточное условие обеспечения американской гегемонии. В руках США - и мощнейший финансовый рычаг, с помощью которого они регулируют "под себя" ход основных спортивных и олимпийских процессов. Деньги могут все, уяснили американцы, и не жалеют средств на завоевание олимпийского движения. Скажем, Афины, конечно же, должны были получить Игры еще в 1996 году, когда праздновалось 100-летие современных Олимпиад, зародившихся и возродившихся в Греции, но они достались Атланте. Американцы сделали тогда предложение, от которого трудно было отказаться, - безумную сумму за права на телетрансляции. По всем неписаным законам чередования олимпийских столиц США не могли даже претендовать на зимние Игры 2002 года, но и они состоялись на американской земле. А возникший скандал с подкупом некоторых членов МОК был быстро замят.

"Дело Славкова", болгарского члена МОК, клюнувшего на провокацию британских журналистов и предложившего свои не бесплатные услуги для обеспечения как минимум 30 (!) голосов членов МОК в пользу кандидатуры Лондона, показало, что в олимпийском движении немало гнили. И вряд ли строгие меры в отношении незадачливого болгарина полностью искоренили коррупцию. Во всяком случае преждевременно было бы исключать "финансовый фактор" из конкурса городов, претендующих на Игры 2012 года. Среди них - достаточно мощных мегаполисов, обладающих солидными средствами для "содействия" собственной кандидатуре, включая Нью-Йорк.

Было бы странно, если бы коррупция, затронув высшие сферы, там бы и "застряла". Деньги делают свое дело и в международных федерациях, где раньше баланс поддерживался противостоянием супердержав. В 90-е годы Россия свои позиции там потеряла и лишилась возможности влиять на принятие решений, в том числе в судейских комитетах. Отчетливо показали это в Афинах соревнования гимнастов. Наряду с легкой атлетикой и плаванием, где наши успехи, увы, можно подсчитывать на пальцах одной руки, гимнастика входит в число самых престижных олимпийских видов. Американцы давно уже "положили глаз" на нее, а в Греции решили застолбить свое превосходство и здесь. Пол Хамм получил в Афинах все что мог, вернее, все, что ему могли дать, - по заслугам своих покровителей.

Смог ли МОК?

Вообще складывается впечатление, что бескомпромиссной борьбой с допингом МОК пытается прикрыть проблему коррупции. На два фронта его явно не хватит, а здесь, в понятной всем сфере, можно набрать очки.

От нынешних Игр ждали множества допинг-скандалов. На поверку их оказалось меньше, чем предполагалось. Американцы очистили свои ряды еще до Олимпиады, то же самое попытались сделать и международные федерации, и в Афинах попадались только самые неумелые. В том числе - наши. Жертвами строгого контроля стали бегун Антон Галкин, тяжелоатлетка Альбина Хомич и толкательница ядра Ирина Коржаненко, которой к тому же придется расстаться с золотой медалью. Еще двух наград - золотой и бронзовой - лишились венгерский метатель диска и греческий тяжелоатлет.

Утешение, конечно, слабое. Тем более что у российских атлетов обнаружили анаболик под названием стеназолол, которого в аптечках спортивных врачей давно уже нет. "Откуда у вас этот каменный век?" - спросил меня с состраданием венгерский коллега. Из самого вопроса напрашивается вывод, что в том или ином виде стимулирующие препараты, более совершенные, чем стеназолол, принимают многие (если не все) спортсмены.

И борьба с допингом, видимо, будет напоминать гонку преследования: МОК и Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), возглавляемые соответственно Жаком Рогге и Ричардом Паундом, обещают все новые и новые тесты, способные обнаружить любой из более чем 2 тысяч запрещенных препаратов, а с другой стороны, медики будут находить все более изощренные способы "ухода" от позитивных проб. Гонка эта надолго, а значит, и зрителям предстоит еще долго следить за увлекательной гонкой, в которой, похоже, победитель не предвидится. Тем более что, по слухам из олимпийских кулуаров, Рогге и Паунд, еще недавно соперничавшие за пост президента МОК, весьма ревниво следят друг за другом и пытаются обеспечить себе монополию в борьбе с допингом. Потому что понимают: тот, кто контролирует допинговую проблему, контролирует и все олимпийское движение.

Россия же в Афинах сделала большой и главное - перспективный шаг вперед: в отличие от Солт-Лейк-Сити, наши официальные представители не стали отстаивать честь попавшихся на допинге спортсменов и пусть нехотя, вполголоса (срабатывают старые привычки), но осудили нарушителей. Перспективным же этот демарш выглядит по той причине, что чуть ли не впервые мы не противопоставили себя руководству олимпийского движения ссылками на необъективность, а стали почти что его союзниками, что обещает, возможно, и ответные жесты.

Игры уходят в песок

Где-то к концу Игр появилось сообщение о том, что на включение в олимпийскую программу претендует... пляжная борьба. Этому можно было бы удивиться, если бы значительную часть афинской Олимпиады не занял тот же пляжный волейбол.

Видимо, многие спортивные деятели усмотрели в пляжных развлечениях будущее Олимпийских игр. Как на них попал пляжный волейбол, известно: этот "вид спорта" отпраздновал премьеру в Атланте, где у устроителей Олимпиады была возможность включить в программу дополнительные дисциплины. Чего это стоило американцам, можно только догадываться (см. выше).

Насколько известно, развлечений на пляже достаточно - волейбол, футбол, бадминтон, да и другие занятия, которые, правда, к спорту уж никак не отнесешь. Теперь вот еще и борьба... Можно пойти дальше: перевести на песок многие другие виды спорта, но тогда уж и время отсчитывать по песочным часам...

Если же серьезно, то МОК предстоит большая работа по приведению олимпийской программы в разумные масштабы. Уже разработаны 32 критерия, по которым будут определять приемлемость той или иной дисциплины для допуска к Играм. Предполагается, что в Олимпиаду-2012 уже могут не попасть греко-римская борьба, современное пятиборье, бейсбол, слалом на каноэ, спортивная ходьба...

Здесь есть о чем поспорить, но одно сомнений не вызывает: Олимпийские игры превратились в гигантское мероприятие, требующее от организаторов огромных расходов и усилий. Небольшая Греция, в способности которой завершить в срок строительство олимпийских объектов многие сомневались, в конце концов с заданием справилась. Но под силу ли будут в дальнейшем олимпиады скромным странам, да еще из не самых развитых регионов? Если список городов-кандидатов на проведение Игр 2012 года в этом отношении показателен (а в нем только крупные столицы крупных стран, в том числе Москва), то и будущее олимпийского движения окажется в монопольном владении исключительно сильных мира сего.

Вместо заключения

Афинские Игры показали то, что и должны были показать: МОК находится на перепутье многих дорог. Выбор, увы, не самостоятелен: олимпийское движение может быть только таким, каков окружающий его мир, не лучше и не хуже. А российский спорт - таким, какой будет Россия.

Все об Играх - в олимпийском проекте "РГ".

Спорт Олимпийские игры Спортивные организации МОК