Новости

31.08.2004 03:00
Рубрика: Происшествия

Непопулярные шаги

Но каким может быть эффект от двух погибших самолетов, где летели не генералы-депутаты, а 89 обычных людей? Горе их родных останется навсегда. Страх и гнев десятков миллионов людей вспыхнет и достаточно быстро пройдет, новые события вытеснят острое ощущение событий вчерашних. Выборы президента Чечни состоялись и прошли успешно, да это и так было очевидно: как их можно сорвать, взорвав самолеты? Так зачем же?..

Тут мы сталкиваемся с проблемой двух миров. Моральной аксиомой нашей цивилизации является то, что человеческая жизнь - абсолютная ценность, ее можно отнимать лишь в исключительных случаях. Как правило, это оправдывается (искренно или лицемерно) тем, что только так можно спасти большее число жизней. По этой логике теракт в самолете - безумие, ведь никаких проблем он не решает.

Но у исламских террористов - прямо противоположная логика. Отдельное убийство - ничто, оно не решает (и не должно решать!) никаких проблем. Нужна нарастающая волна убийств, чтобы морально сломить, запугать этот трусливый мир буржуев-христиан. А что касается "цены вопроса", то она равна нулю. Человеческая жизнь (в том числе жизнь шахидов) - ничто, грязь под ногтями, баранина дороже человечины. Уничтожение людей не является каким-то морально трудным, крайним средством, которое оправдывается лишь "высокой целью". Ничего подобного! Уничтожение людей ("невинных"? А что это такое?) - приятное, нормальное занятие, не последнее, а самое первое средство. Нет, террористы, конечно, люди, но - "другие", "по ту сторону добра и зла". Последний пример: захват двух французских журналистов, шок Франции, хохот "иракских партизан" в лицо Парижу...

Как же вести войну с "другими"?

Сначала о простейших вещах.

Ну, разумеется, будут усилены меры безопасности в аэропортах, билеты на внутренние рейсы станут продавать только при предъявлении паспорта и т.д. Но и тут не все так просто. Домодедово - думаю, с этим согласны все - несомненно, лучший российский (во всяком случае московский) аэропорт, единственный в Москве современный аэропорт, где для пассажиров созданы человеческие условия. Видимо, и с точки зрения безопасности он устроен не хуже, а лучше других. Просто Домодедову не повезло, что террористы выбрали именно его. Уверен, что точно так же (и еще проще!) они могли пронести гексоген в самолет на любом другом аэродроме (кроме военных и правительственных). Проблема вообще не в аэропорте, и уж тем более не в том, чтобы найти "авиастрелочника" и всю вину списать на него. Будут ли охранять самолеты МВД или ЧОПы, тоже не так важно, ведь там и там работают одни и те же люди. Легко создать массу неудобств, но не повысить безопасность. Чтобы реально изменить ситуацию, нужно одно: реально изменить психологию общества. Пока все мы твердо знаем, что живем в абсолютно мирной стране, что взрывы бывают редко и преимущественно по ТВ, они ужасны, но к нам это не относится. Жители Израиля так же твердо знают, что живут в стране воюющей. Граждане США после 11 сентября тоже чувствуют себя в воюющей стране.

Конечно, нужно ужесточение мер безопасности. Но гораздо важнее ощущение реальной опасности - только оно дает настоящую защищенность обществу и отдельному человеку.

Каковы политические уроки этого теракта?

Не столь важно, действительно ли взрывы устроила та исламистская группировка, которая взяла на себя ответственность, или другая банда. В любом случае ясно, что те, кто организовал взрыв: а) прямо связаны с международными исламскими террористами, б) опираются на "чеченское подполье". Соотношение "чисто международного" и "внутричеченского" факторов определить трудно, да в общем и бессмысленно - они давно уже образуют единую систему.

Из этого следует два очевидных, но трудных в реализации вывода.

Вывод первый - о необходимости сделать все, чтобы переломить социально-психологическую ситуацию в Чечне. На словах, конечно, все согласны с тем, что там надо "нормализовать обстановку" и т.д. Но действия, которые для этого требуются, очень непросты. И практическое решение - оставить доходы от чеченской нефти в самой республике, не перечислять их в центр, и символические жесты - улица Кадырова в Москве, отмена решения суда о "невиновности" спецназовцев, убивших 6 чеченцев, - все это вызывает "неоднозначную реакцию" в России. Ожесточение против чеченцев в обществе накопилось большое, не стоит его списывать и на банальную ксенофобию. Просто люди в России не могут понять: чеченцы "наши" или "не наши". То есть умом все понимают, что раз Чечня - часть России, то, значит, "наши". Но сердце (особенно после терактов) говорит прямо противоположное. А если "не наши", то что же с ними "миндальничать"! Разумеется, на это - и только на это! - весь психологический расчет террористов. Нет, не "мстить России" они хотят - это сказки для дурачков. Их цель - спровоцировать Россию на "месть Чечне", сорвать любые усилия по нормализации обстановки в Чечне, вызвать новый виток войны - нужной им войны. Но хотя эмоции людей в России понятны, власть не имеет права им поддаваться, идти на поводу террористов.

И здесь можно не кривя душой отдать власти должное - сегодня Кремль делает все возможное, чтобы реально облегчить ситуацию Чечни, и экономическую и психологическую. Путин делает это, повторю еще раз, в трудных условиях, часто если не против "воли", то во всяком случае против настроения очень большой части населения России (а как велика эта часть, мы не знаем - соцопросы на эту тему не проводятся).

Вывод второй. Террористы ведут единую войну против западного мира. Для них Россия - неотъемлемая часть этого мира. Их цель - уничтожить западный, христианский мир в целом, а Россию, с ее чеченской гнойной раной, они, видимо, считают одним из слабых звеньев Запада.

Но сама Россия до сих пор никак не может определиться. Кто нам, с нашим особым евразийским путем, ближе: те, кто с нами воюет, или же те, кто воют с теми, кто с нами воюет? Антиамериканизм попрежнему объединяет "весь российский народ", низы и верхи. "Враг моего врага - мой друг". Так и только так дружат в политике. Но вот вопрос: какой из многих врагов враждебнее? Разум и чувство говорят, что враждебнее тот, кто с вами прямо воюет, имея целью вас уничтожить. Но ущемленные имперские амбиции твердят, что победившая нас в холодной войне Америка все равно главный наш враг!

Сможет (и хочет ли?) власть сделать еще один непопулярный шаг - пойти на реальный союз с США, нашими объективными союзниками по общей борьбе?

Происшествия ЧП Аварии и катастрофы Авиакатастрофы В Тульской и Ростовской областях разбились самолеты Колонка Леонида Радзиховского