Новости

17.09.2004 03:00
Рубрика: В мире

Террористы и политкорректность

Как французские СМИ освещали трагедию в Беслане

У меня давно заведено, что всю свежую информацию я черпаю из французских источников, в первую очередь радио и телевидения. Часто их подача новостей вызывает у меня зубную боль, но я делаю скидку на их идиотскую политкорректнооть. Я даже написал книгу (увы, пока невостребованную) "Преступники, добро пожаловать во Францию", в которой подробно исследовал природу и основы этой самой политкорректности. Сейчас лишь кратко перечислю ее законы, ибо Францией управляет не правительство, не партии, не капитал, а обязательная для всех политиков и журналистов (если только они не самоубийцы) политкорректность. Итак, согласно ей нельзя говорить "убийца-негр, арабская банда", но можно говорить "убийца-француз" и "русская мафия". Руководствуясь ею, Франция боготворила Сталина, стояла на четырех лапах (я употребляю дословно французское выражение, по-русски есть более точный перевод, однако ради приличия я о нем умолчу) перед Брежневым, очень скептически относилась к Ельцину и не любит Путина. Опять же, руководствуясь ею, то есть политкорректностью, Франция не прощает Пиночету трех тысяч убитых по его приказу чилийцев и очень уважает Мао Дзе Дуна, снисходительно закрыв глаза на какие-то 30 млн. расстрелянных и сгинувших в концлагерях китайцев. Саддам Хусейн для Франции не такой уж плохой человек, а вот президента Буша люто ненавидят... Словом, Франция - дама с характером. Но когда от этой дамы некуда деваться, то поневоле к ней привыкаешь.

И только освещая события в Беслане, французская политкорректностъ продемонстрировала свою сучью натуру во всей красе. Ну представьте себе, по "Антен-2", самой большой программе государственного телевидения, начинаются дневные "Новости". Ведущий бодро сообщает: "В Беслане число погибших достигло 320 человек, а число раненых - за 700. (Если б речь шла хоть об одном убитом французе, то журналист всхлипывал и вытирал бы слезы. - А.Г.) Но прежде чем перейти к подробному рассказу о событиях, мы задаем нашим телезрителям вопрос: "Надо ли придать суду президента Путина?" Пожалуйста, дорогие телезрители, голосуйте по телефону или Интернету, кто "за", кто "против". Итоги голосования мы приведем в конце новостей".

Я подпрыгнул до потолка. Уточняю: на данный момент никто толком не знал, что произошло. То есть был ли штурм запланирован или военные бросились на выручку убегавшим детям, или случилась характерная российская бестолковщина, когда одна рука не ведала, что делает другая. Повторяю, на этот счет точной информации не было. Сомнения не вызывало лишь то, что школу захватили террористы, готовые убивать беззащитных детей и женщин. По логике должен был последовать вопрос: нужно ли отдавать под суд террористов (если об этом вообще надо спрашивать)? Да, это было бы логично, но не политкорректно.

Почему? Франция обожала великий Советский Союз. Когда мы, недавние эмигранты, рассказывали французам, что в СССР происходило то-то и то-то, французы дико возмущались: дескать, этого не было, потому что в государстве рабочих и крестьян такого быть не могло, а вы все - американские шпионы! Но с падением Берлинской стены и развалом Союза любовь к русским кончилась. Нынешняя политкорректная Франция относится к России очень подозрительно.

Для справки: политкорректная Франция вовсе не выражает мнение большинства французов. Это легко доказать, но я не хочу уходить в сторону. Вернемся к рассказу о телепередаче.

Я ждал, как французы ответят на поставленный перед ними вопрос. К моему удивлению, итоги голосования оглашать не стали. Видимо, телезрители продемонстрировали вопиющую неполиткорректность. Более того, ведущий вынужден был зачитать послание некой мадам, которая указывала, что никакие самые благие цели не оправдывают варварских средств.

В следующие дни, продолжая освещение событий в Беслане, французское телевидение сменило агрессивный антирусский тон на более сдержанный. Все-таки Европейский парламент приспустил флаги в знак траура. К тому же не подтвердилось сообщение, что большинство террористов состояло из арабов. С арабами Франция решительно не желает ссориться, а отношение к чеченцам - по обстоятельствам. Параллельно у Франции возникли проблемы со своими заложникам - двумя журналистами, захваченными в Ираке. И тут французы не упустили случая каждый раз подчеркивать: вот как мы умеем освобождать заложников и как российские увальни не умеют! То, что в России не умеют, - с этим трудно спорить. Но в чем состояло хваленое мастерство французов? (Замечу в скобках, что есть все-таки некоторая разница - выручить 1200 человек, умирающих от жары и жажды, или двух проарабски настроенных журналистов, которые вась-вась со своими тюремщиками.)

Итак, послали делегации во все арабские страны, что было, безусловно, правильно. Встретились с лидерами религиозных экстремистов, у которых руки по локоть в крови. Ну ладно... Встретились с вожаками террористических банд, которые по уши в крови. Без комментариев. Причем, как назло, товарищи экстремисты-террористы совсем не облегчали работу французских посланцев. Именно в это время зверски забили 12 непальцев. Захватили в плен двух итальянок из благотворительной миссии, уж не говоря об убитых американских солдатах и иракских полицейских.

Все эти факты нельзя было скрывать, о них сообщалось. Но давалось понять, что наши хорошие террористы (то есть те, кто захватил двух французов) не имеют отношения к тем плохим террористам, которые творят безобразия. И была на всякий случай заброшена интересная версия: мол, зачем арабам французские заложники, Франция - их друг, Франция - против войны и т. д. А это значит, что совершена провокация и наших парней похитили агенты "Моссада" или ЦРУ. Правда, на этой версии не настаивали. Ждали, как развернутся события.

События развернулись не так, как ожидалось. Быстрого, победного освобождения заложников не последовало. Тут на какой-то момент политкорректная Франция позволила себе даже несколько обидеться. И очень была похожа (извините меня за сравнение) на французскую чистенькую проститутку, этакую чистенькую дамочку, которая громко жалуется общественности (во Франции встречалось и такое): мол, я честно обслужила господ, хотя от них, пардон, и дурно пахло, а они денег не платят (то есть заложников не освобождают), и где, спрашивается, справедливость? Причем мольбы о справедливости сопровождались перечнем собственных достоинств: дескать, мы, французы - не американцы, не русские и даже не итальянцы, которые держат в Ираке два батальона, мы ничем перед арабами не провинились, за что же нас наказывать? Я слушал эти стоны и думал, понимают ли сами французы, что они вольно или невольно возлагают на террористов роль Господа Бога: мол, пожалуйста, карайте грешников, но не трогайте праведников. Видимо, не понимают. А ведь исламские фундаменталисты представляют собой такую же угрозу для мира, как когда-то немецкие фашисты или российские большевики со своей теорией "перманентной революции". Перед немецкими фашистами люди были виноваты только за то, что они, допустим, славяне или евреи. ЧК, не дрогнув, расстреливала заложников, семьи "классовых врагов". Для исламских фанатиков, хладнокровно убивающих женщин и детей, французы - такие же "собаки", как и все "неверные". Школьные платки лишь предлог: сегодня обязывают девочек носить платки, а завтра потребуют, чтоб Эйфелеву башню переоборудовали в мечеть.

Однако вернемся к французским заложникам. Сейчас о них во Франции говорят, но, так сказать, вполголоса. Наверно, Франции ее арабские союзники посоветовали не возникать, не скандалить, а тихо стоять в позиции "на четырех лапах". Вполне возможно, что французских журналистов и отпустят (чего я искренне желаю), в конце концов террористы не дураки, у них есть более серьезные проблемы с другими западными странами (и с Россией тоже), а очередь Франции пока не наступила...

В мире Европа Франция Годовщина теракта в Беслане
Добавьте RG.RU 
в избранные источники